Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Светлый квартал » Дом Алькано де Гранде


Дом Алькано де Гранде

Сообщений 91 страница 111 из 111

91

Василе оставалось только молиться всем богам в благодарность за успевший пройти насморк. Заложенность носа исчезла вместе с синяком на глазу, а не будь этого, пришлось бы задыхаться, с кляпом-то. Кляпа, кстати, акула пера тоже не ожидал. Он думал, что сенсей поддастся на провокацию, может, постарается задеть в ответ. А он…
«…вот так номер! – Шумно сглотнув, подумал Василе, не отводя взгляда от широкой белой полоски ткани в пальцах Алькано. – На что это я согласился-то? А? И зачем ему еще одна тряпка? Думает, одинарного кляпа мало? Боится, что я его сгрызу?»
Однако, грызть кляп акула пера пока что не собирался. Он растерялся, ничего не понимал, включая и собственные желания, и не знал, что делать в такой ситуации. На привычный перепихон это не походило. Было ли опасно? Надо ли бежать? Прячет ли Алькано трупы в колодце после таких забав?
«Вот и узнаю. – Чувствуя, как по виску скатилась капелька пота, подумал Василе. – Теперь-то уж на собственной шкуре…»
Упомянутая «шкура» покрывалась крупными мурашками. С одной стороны, в животе у акулы пера все вымерзало от страха, но с другой, кровь, казалось, горела в жилах от предвкушения. И когда Алькано завязал ему глаза, Василе не сопротивлялся – прикрыл веки, чувствуя, как ресницы скользят по ткани.
«Божечки, - между тем, думал он, – да почему ж я-то не сопротивляюсь? Что вообще делаю-то?! С ума я сошел?..»
В окружающей тьме, в навязанной неподвижности, Василе вдруг почувствовал себя обнаженным больше, чем ночью на крыше крыльце. Ему казалось, что Алькано снял с него кожу, лишив зрения, языка и подвижности. Таким беззащитным акула пера не был никогда в жизни.
Вдруг остро, до глубины души захотелось заплакать – почему, Василе и сам бы не смог ответить. Но голос Алькано был как маяк, как свет в непроглядной тьме, на который можно и нужно было ориентироваться.
С губ Василе сорвался тихий то ли всхлип, то ли стон, а когда Алькано поцеловал его, акула пера выдохнул и, наконец, расслабился.

+1

92

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

93

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

94

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-06-09 21:52:19)

+1

95

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-09 22:31:03)

+1

96

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

97

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

98

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

99

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

100

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

101

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

102

Во сне Алькано прижал к себе Василе. Обнял его, спящего с трогательно приоткрытым ртом, и сам погрузился в видения. Смутные образы растаяли, остался только запах волос мальчика и его тепло.
Разбудило принца вовсе не солнце. Пусть оно стучалось в окна жизнеутверждающим светом, но сквозь шторы, лишенные завязей и потому погружающих спальню в полумрак, ему было не пробиться. Де Гранде услышал настойчивый зов нор-диска.
Талисман и именная карточка Волариона так и остался в сумке, висевшей на вешалке в зале для занятий.
Алькано неохотно покинул Ликэ, осторожно переложив руку юноши со своего пояса на раздетую подушку. Ступая по перьям и зевая в кулак, принц пришел в зал.
Там он узнал, что время близится к полудню, и что ученик не придет. Его отец, достославный купец из мира пустынь и караванов, приносил свои извинения и сообщал, что сын останется помогать разбирать разрушенное. Кто-то ночью совершил дерзкий набег на склад, где хранился сладкий инжир и тающая во рту курага, изюм в меду и ни с чем не сравнимые орехи в глазури. Некто уничтожил весь годовой запас изысканных сладостей. Разговор со стражей, пересчет убытков и потерь займет не меньше дня, поэтому желательно бы перенести занятия по фехтованию на завтра.
- Прост... Разумеется, мы можем отложить урок. Завтра в три у меня свободное время, - Алькано согласился на перенос и, конечно же, посочувствовал купцу, хотя на желудке было предательски полно.
Он оделся в домашнее: простые штаны из некрашеной серой ткани и рубашку с высоким воротом.
"Что я еще успел сделать?"- думал де Граде, спускаясь на первый этаж.
Долго ждать ответа не пришлось. Выломанная входная дверь, держащийся на честном слове козырек крыльца, залитый вареньем пол с отпечатками громадных копыт и человеческих пяток...
"Бедный Василе... Что ему пришлось пережить?" - Алькано увидел дела рук своих, и его проняло.
Ликэ не приуменьшал заслуг пепельного вепря.
На кухне царил полный срач. Опрокинутый стол, разбросанные по всему полу объедки... Рядом с перевернутой кастрюлей сидел крошка Кракен и разглядывал свою пустую миску. Услышав шаги, щенок поднял голову и посмотрел на хозяина.
Алькано утонул в этих глазах.
Но ничего не нашел ни в обчищенной кладовой, ни в кухонных ларях.
...
Двадцатью минутами позже.
- Доброе утро, Василе. Просыпайся.
Стакан с холодной водой стоял рядом с кроватью со стороны юноши. Его стеклянные бока уже начали запотевать, покрываясь прозрачной росой.
Теплая ладонь Алькано погладила Ликэ по щеке. Мальчик был таким безмятежным и милым, когда спал.
Де Гранде улыбался спокойной доброй улыбкой, склонившись над ним. Он выпрямился. Завязывая лентой волосы в высокий хвост, отошел к окну. На улице кипела жизнь.
Светлый квартал радовался новому дню. Прохожие брели по своим делам, все в белом и благочестивом. Кто-то оборачивался на дом отшельника-фехтовальщика... Зияющая дыра на месте входа привлекала внимание, как и лужайка, заваленная яблоками.
Алькано раздвинул шторы, чтобы впустить в комнату солнечный свет.

+1

103

Василе спал, как убитый. Все ночные происшествия сказались на нем разом, и даже молодой организм с ними не справился, - обвалилась бы крыша дома, рухнули стены, акула пера и тогда не проснулся бы. Когда Алькано встал, он только заворочался, обнял подушку, буркнул что-то малоприличное и невразумительное, да снова уснул. Изредка почесывался там, где за ночь накусали комары, порой похрапывал – вот и все признаки жизни.
Зато стоило ладони Алькано дотронуться до щеки, как Василе открыл глаза – дикие, заполошенные глаза человека, выскочившего из пожара и не знающего, куда бежать.
- А? – Хрипло спросил он. – Че? Куда? Зачем?
Собственный голос казался чужим и таким старым, будто Василе было не 20 лет, а 200. В глаза как песка насыпали. Все болело. Даже то, о чем в приличном обществе и сказать-то нельзя.
Василе сел – медленно и осторожно, но все равно охнул и скривился: ладно всякие неприличности, болели руки и ноги, даже пятка саднила.
- Я это… - начал акула пера и вспомнил. Все. Разом.
«Божечки! – Краснея, подумал он. – Это че ж вчера было-то, а?»
Смотреть на Алькано он не решался: схватил стакан, пролив воду на матрац, и тут же стал пить – жадно, шумными глотками. Зубы от холода ломило, но горло, кажется, пришло в норму. Отставив стакан, Василе кое-как сполз с кровати. Снова охнул, упершись рукой в стену. Идти на таких ногах было совершенно невозможно.
- Я это, - снова начал он, стоя к Алькано спиной, которая, кажется, покраснела не меньше лица, - того… в ванну.
Как теперь общаться с сенсеем, он не представлял. Ладно бы все было обычно, как у всех. А тут ведь – извращения! И что стыднее всего…
«…мне-то, кажись, нравилось. – Ковыляя, как дедан, думал Василе. – Я ж ни слова против не сказал! Я ж…»
В ванну он зашел с опущенной головой: смотреть на себя в зеркало даже случайно не хотелось. Еще бы, всю жизнь был приличный, а тут, выходит, тоже – извращенец! С такими мыслями он и полез в горячую воду, напрочь забыв про громадье планов дня сегодняшнего.

+1

104

Для Василе ночь не прошла бесследно. Объятья ткани, теперь жухлыми лентами лежащей на полу и кровати, сковали его тело и... разум?
Алькано наблюдал за юношей, стоя в луче рассеянного солнечного света. Он мог бы помочь ему, но не вторгался в течение ручья, вдруг из холодного, девственного, горного ставшего течением по песку разомлевшего от жары пляжа.
"В первый раз." - мысль вызвала улыбку, промелькнувшую тенью.
В ванной Ликэ ждала теплая вода, де Гранде нагрел ее перед тем, как искупаться самому и смыть липкую сладость страсти и землю, принесенную вепрем из вне.
Но в банной комнате не осталось полотенец. За прошедшие несколько суток пролилось столько воды, сколько не извергалось с неба за месяц. В гардеробной лежало несколько запасных, пропитавшихся ароматом саше из трав и морской соли в мешочках, разложенных среди стопок белья.
Ступая по мягкому покрову из перьев, Алькано принес большое, пышное от лазуревого ворса полотенце.
- Пойдешь со мной? Я хочу навестить одного старого друга, - спросил принц в закрытую дверь.
Он прислонился спиной к стене, держа в руках махровый осколок моря, готовый поймать неосторожного моряка и высушить его от макушки до пяток.
Душа Алькано ныла от беспорядка. Образец гармонии вещей - спальня принца оказалась растерзана нахлынувшими чувствами. Де Гранде ни о чем не жалел, но вспоротая подушка требовала отмщения в уборке. Немедленного и беспощадного наведения чистоты...
Сбежать. На время. Лишь бы не видеть печальной участи собственного дома.
А внизу скитался грустный Кракен, таская в зубах пустую миску...
Сейчас и Василе, выйдя из ванной в облаках пара и мыла, захочет есть. А в кладовой пусто, не осталось даже хлебной крошки.
Алькано вспомнил о той, с которой все началось. Верней, все началось с банки ее варенья, оставленной в "подарак".

+1

105

В горячей воде тоже плавали перья. Они налипли на босые ноги Василе, добрались с ним до ванной и теперь покачивались в белом корыте, как маленькие корабли. О полотенцах акула пера не думал: он разгонял руками плавающие перышки и вздыхал.
«Надо было остановиться, когда подушка порвалась. – Постанывая от боли во всем теле, размышлял Василе. – Нет, даже раньше! Надавал оплеух и вставать надо было, отвязывать его и уходить. Зачем я остался? Почему не порвал эти тряпки в самом начале? Как теперь жить?»
Акуле пера казалось, что извращения, пережитые с Алькано, изменили его: что он должен иначе выглядеть, двигаться, говорить. И что, если теперь всякий сможет, лишь раз глянув на него, признать извращенца?
«Нет, стоп! – Плюхнув рукой по водной глади, Василе утопил очередное перышко и помотал головой. – В Алькано никто ничего такого не замечает. Я же сомневался? Ну вот. И во мне не поймут. Да и потом, один раз-то, как говорится, не того самого»
Другой вопрос, как теперь общаться с сенсеем. Делать вид, что ничего не было? Или прямо сказать, что стыдно, странно, и вообще бес копыто сломит? Вздохнув, Василе запрокинул голову на бортик корыта, думая, что было бы здорово, если б Алькано сам как-то это решил. Ну, догадался бы что ли, он же опытный извращенец! И вообще…
- А? – Вздрогнув, Василе невольно выплеснул воду, которая уже начинала остывать. – А-а… ну, если друг ваш безопасный, пойду. А если морда, как в гномьей лавке, - нет. Ну ее, морду эту, снится теперь еще.
На «вы» Василе перешел подсознательно и даже не заметил. А вот голодное урчание в животе игнорировать было сложнее: быстренько помывшись, акула пера вылез из корыта и обыскал всю ванную на предмет полотенец – не нашел. Думая позавтракать до похода в гости, чтобы не пугать неведомого друга Алькано (наверное тоже извращенца какого!) урчанием желудка, Василе торопился, тихо ругался, но вдруг замер. До него дошло, что можно подождать, пока сенсей отойдет от двери, чтобы не смущаться и не краснеть в очередной раз.
Просидев в объятой паром каморке около 10 минут, акула пера медленно приоткрыл дверь, быстро оглядел ту часть коридора, что была доступна. Никого в ней не приметив, Василе крадучись, на полусогнутых вышел из ванной. Чувствовал он себя, как голый и мокрый разведчик-невидимка на тайном задании.

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-14 19:00:26)

+1

106

Безопасный... Двухметровая гарпия с огненным дыханием, жарким, как горнило вулкана, облаченная в жесткие перья с острыми краями, обладающая пробивающим доспехи клювом и цепкими когтями, способными разорвать среднего барана пополам...
Друг безопасен без сомнения. Помимо прочих достоинств он обладал добрым и отзывчивым характером, который Алькано очень ценил.
- Можно и так сказать, и мухи не обидит.
Принц прислушался к происходящему за дверью. Если бы де Гранде вошел в ванную, он бы удивился, почему Василе моется в корыте вместо мраморного ложа, но ему достался лишь плеск воды и острожные шаги по мокрому полу.
У Алькано создалось впечатление, будто Ликэ приник к двери с другой стороны и сам прижал к ней ухо, чтобы понять, что делается в коридоре.
Махровое полотенце приятно проминалось под пальцами, словно принц держал в руках огромного синего кота. Минуты медленно потянулись одна за другой. Василе молчал. Не блуждал больше по ванной, но и не выходил.
"Что он там делает?" - Алькано не понимал, зачем сидеть в душной и влажной комнате, закончив процедуру мытья.
Воспитанный в иных традициях, среди других норм морали, де Гранде вряд ли бы мог представить, что чувствует юноша, мальчик... в свой первый раз открытых удовольствий, запретных и не имеющих ничего общего с истинными извращениями, но в его понимании являющимися таковыми.
Алькано до сих пор помнил, когда впервые вкусил запретный плод с фавориткой отца, рисовавшей мушку над бордовыми губами, будто бы сделанными из нежного бархата. Ему было семнадцать.
Ни стыда, ни смущения. Это было прекрасно, даже боль, что осталась на утро. И хотелось еще. И еще.
Тишина продлилась ровно столько времени, сколько было нужно, чтобы Алькано пожелал постучать в дверь. Он занес руку, но тут она без скрипа приоткрылась, выпуская разогретый распаренный воздух.
Видимо, Василе не заметил де Гранде, стоявшего в другой стороне от входа. Юноша вышел и странной походкой направился прочь.
Показалось, что Ликэ бежит от чего-то или от кого-то...  что подзадорило Алькано.
Полотно полотенца накрыло беглеца с головой. Тканое мягкое море обернулось вокруг тела, и сильные руки принца прижали сверток к себе в крепких объятиях.
- Далеко собрался? Мог бы попросить полотенце у меня.

+1

107

Тайное задание голый отнюдь-не-невидимка провалил с треском, и это было полбеды. Василе не ожидал ни засады со стороны сенсея, ни, тем более, полотенца. Он даже не понял, что это именно полотенце: просто что-то вдруг скрыло обзор, схватило, прижало.
«Воруют! – Запаниковал акула пера, тут же вспомнив морду, которая искушала его даже во сне. – Средь бела дня воруют!»
Сначала Василе пытался извернуться и пнуть неведомого преступника, а потом вдруг успокоился и обмяк в его руках. Даже почти сел на пол – так тяжелее тащить, а значит, сложнее украсть.
- Я щас орать буду. – Тихо, но угрожающе успел сказать он. – Я же щас на помощь позову. А за мной кабан, не кто-нибудь, имейте ввиду! И цербер. Самый настоящий! Я…
Голос Алькано произвел эффект не менее оглушительный, чем внезапное полотенце. Василе растерялся так, что даже не подумал о том, чтобы снять с себя махровую тряпку.
- Я это… - Сказал он, чувствуя себя полным идиотом и по-прежнему не двигаясь.
«Что?! – Панически и ехидно пронеслось в голове. – Что я? Прогуливался голышом?»
- Я не за полотенцем шел. Я вообще никогда не вытираюсь, это вредно для здоровья, между прочим. – Вранье далось легко и приятно, а главное, вернуло уверенность в себе. – Кожа шелушится потом, облезает, а на ее месте-то, знаете, что растет? Чешуя! Вот как пить дать! Так что не, полотенце я просить не хотел и требую его с меня снять, пока в крокодила не превратился. Я на кухню шел. Кушать хочется.
Живот, будто услышав, заурчал в ответ. С первого этажа звонко гавкнул Кракен, который столкнулся с той же проблемой, но пока не нашел решения. А Василе, как стоял столбом, так и не пошевелился – от прикосновения Алькано слабели ноги, а паскудная память норовила подсунуть побольше картин вчерашнего разврата.
«Божечки! – Сглотнув, подумал Василе. – Да когда ж я привыкну-то, а?»

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-14 23:00:22)

+1

108

Василе вдруг сделался неожиданно тяжелым, словно хотел прямо здесь и сейчас упасть в обморок. Алькано не ожидал того, что невинная шутка может напугать мальчика, и буквально подхватил его у самого пола.
Но из-под махрового полотенца раздался голос, убеждая в том, что с Ликэ все в порядке. Можно было выдохнуть с облегчением.
Упоминание кабана вызвало у де Гранде улыбку. Король Свиней нашел бы Василе в любом плену и отобрал бы его у похитителей, надавав им на орехи. Крепко надавав и приложив копытом.
- Правда? А как же то маленькое полотенце для рук, в котором ты спустился к матушке? - спросил Алькано сердитый сверток, требующий свободы.
Принц одернул края полотенца, чтобы оголить лицо Василе, красное от теплого пара. Локон темных волос выбился из-под ткани и приклеился ко лбу юноши. И в этот момент в Ликэ промелькнуло отчетливое сходство с воинственной Зинаиландой.
- Проверим, вдруг ты уже покрылся чешуей? - глубокий голос де Гранде слегка хрипел.
Руки Алькано переместились к плечам мальчика. Ласковое касание ключицы, высвобожденной от полотенца.
- Хм... здесь чешуек нет.
Обняв Василе, промокая влагу с его кожи, Алькано поцеловал его в нежное место у уха, там, где ушная раковина переходит в щеку с мягким пушком волос.
Пальцы пробежались по животу.
- Снова гладко...
Указательный, с острым, пусть и коротким ногтем задел самую высокую точку лобка. 
Казалось, что Алькано был готов спуститься ниже. Но он лишь схватил полотенце и сдернул его с Василе. Оно справилось со своей задачей, кожа юноши высохла, разве что остались мокрыми ступни, льющие воду на дерево на полу.
- У нас нет еды, я все съел ночью,  - признался де Гранде со вздохом. - Одевайся, пойдем завтракать к моему другу. Частично он причастен к произошедшему, так что с омлетом и блинчиками не откажет.

+1

109

Долго думать над ответом Василе не привык, и как только лицо его показалось из плена полотенца, тут же выдал:
- Я им не вытирался, тем полотенцем. Я его накинул только. И рисковал, между прочим! А если бы чешуей-то зарос? Как жил бы? На что был бы похож? То-то же! Я и теперь рискую, хотя вы мне не верите. У меня, может, кожа чувствительная к очешуйчиванию, и вообще…
Что «вообще» носитель правды придумать не успел: его увлекательное вранье никак не предполагало реальной проверки на чешуйчатость, а тело все еще не отошло от вчерашнего (по крайней мере, так думал сам Василе), и потому реагировало на все прикосновения Алькано как-то слишком чувствительно.
От хриплого голоса сенсея пошли мурашки: от шеи, по плечам, рукам, может, и по спине. Василе снова сглотнул, но сказать, что проверка-то без надобности, не успел: чужие ладони скользнули по плечам, коснулись ключиц, и акула пера тут же вспомнил – всем телом вспомнил – как веревки впивались в кожу, как мышцы ног натягивались до боли, как…
- Я это… - Начал он, думая остановить поиск несуществующих чешуек, но снова не попал со временем: губы Алькано коснулись кожи возле уха, Василе тяжко вздохнул.
Конечно, он мог вырваться, даже усилий, наверное, прилагать бы не пришлось, но ноги вросли в пол. За одну ночь его тело усвоило и полюбило покорность, в отличие от смущенной души и забитого сельской моралью разума.
Когда острый ноготь коснулся лобка, Василе ощутимо вздрогнул. Медленно выдохнул и, красный, как рак, выдернул из рук Алькано махровую тряпку.
- Завтракать-то без проблем! – Сказал он, дрожащими руками заматывая полотенце на бедрах. – Но я бы впредь очень попросил не смущать без дела. У меня по утрам натура особенно тонкая, реагирует остро!
Отвернувшись, Василе гордо прошлепал мимо лестницы, в пяти шагах от нее понял, что промахнулся и, сделав вид, что так и надо, вернулся к ступенькам.
- Кракена-то не забудьте! – Напомнил он, держась за перила. – Животина с ночи голодная. Его тоже собрать надо, мисочку может взять… а то вдруг у вашего друга нет мисочки, чтобы щенков кормить? Придется есть на улице.
Выдав последнее ценное указание, Василе спустился на первый этаж, разыскал свою одежку и принялся собираться.

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-19 16:33:41)

+1

110

"Без дела? А если по делу?"
В глаза Алькано вспыхнули озорные искры. Он погладил выбритый получасом раньше подбородок, наблюдая за Василе.
- Все, все, как скажешь. Не буду смущать, - принц поднял руки ладонями вперед, чтобы показать насколько чисты его намерения и невинны деяния.
Де Гранде улыбался. Маленький сердитый Ликэ стал полной копией своей матери. В тоне появились указательные нотки, которые сложно было не узнать.
Алькано это почему-то понравилось. Улыбка не сходила с его тонких губ, пока принц смотрел на юношу. Василе казался экзотическим танцором в юбке до пола. Ткань полотенца была дорогой, оттого тяжелой, при каждом движении бедер "подол" покачивался и шел ворсистыми волнами.
После того, как взъерошенная голова Василе исчезла на лестничном проеме, Алькано посетил гардеробную. В домашней одежде не ходят в гости. Нужно было сменить наряд на что-то более подходящее встрече давних друзей.
Де Гранде знал, что даже если придет к часовой башне кабаном, Ксанка откроет дверь. Но вепрем он провел целую ночь, а по дворцовому этикету одежду следует менять при каждом выходе в свет.
Наконец, Алькано определился с вещами. Когда, спустя двадцать минут, де Гранде спустился на первый этаж. На нем была тонкая рубашка с треугольным вырезом горловины, темно-зеленый жилет, строго сидящий по фигуре, черные узкие штаны и короткие сапоги с острыми железными мысами. Алькано собрал волосы в высокий хвост и дополнил образ длинной серьгой с кисточкой из перьев.
- Все готовы? - спросил де Гранде с последней ступени.
По гостиной за бабочками носился Кракен. Желтые капустницы и тяжеловесные махаоны разлетались от трех щелкающих челюстей. Завидев хозяина, щенок тут же успокоился и напустил на себя важный серьезный вид.
За ночь сквозь выломанную дверь в дом набежало и налетело много живности.
- Уходите в свои норы, возвращайтесь назад,  - Алькано протянул руку, сжал пальцы жестом хищной птицы, и шерстяные и пернатые гости заторопились на выход.
- Только отвернешься, уже беспорядок. Ликэ, ты собрался?

Башня с часами---->>

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-06-18 21:12:44)

+1

111

Натянуть штаны и накинуть рубаху с оторванными пуговицами было делом пяти минут, после чего Василе три раза прошелся по гостиной, кряхтя, поднял стол в кухне, вернул на положенное место стулья, кое-как отбился от Кракена, который в зубах левой башки носил миску. И заскучал.
- Ну вот, - выдохнул акула пера, присаживаясь на стул, - и че теперь делать? Я так тоже скоро начну морду пудрить и прически начесывать. Или чем он занят? Не знаешь?
Правая голова Кракена гавкнула, левая же выпустила край миски точно над босой ногой Василе. Нагнувшись, носитель правды поднял вылизанную до блеска посудину, покрутил в руках, глянул в голодные до одури глаза щенка.
- Не знаешь. – Подытожил он, отводя взгляд. – Может, ленты гладит для штанов? Или куда их аристократы заплетают-то? А вообще, меня даже не это тревожит. Вот куда мы идем, а? Что за тип-то, если ему в радость пять голодных ртов кормить? Подозрительно. Как ни крути.
Кракен снова гавкнул, подошел ближе, наступив в засохшую крыжовенную лужицу, и боднул Василе в ногу средней башкой.
- Мне тоже жрать охота. – Признался акула пера. – Ничего, скоро пойдем. Я даже мисочку твою взял, видишь? 
Но Кракену было не до мисочек: он заметил бабочку и кинулся за ней в гостиную, а сразу вслед за этим раздался голос Алькано.
«Да уж состарились в готовности!» - думал Василе, топая к лестнице. А прибыв на место, окинул сенсея взглядом, и вдруг застеснялся собственного не особенно-то культурного вида.
«Ишь, как вырядился! – Подумал носитель правды, запахивая на груди беспуговичную рубашку. – К даме, что ли, идем? Ну вот, а я как попрошайка, даже миска с собой»
- Собрался. – Буркнул он, провожая взглядом улетающих бабочек. – Но чувствую я себя не очень, если честно-то. К барышне ведь идем? А я в таком виде… только в нору и лезть, как им вон.
Кивнув на улепетывающую живность, Василе поплелся к двери: барышня или нет, а голод – не тетка. И акула пера решил подождать со стыдом - на сытый-то желудок он душевнее идет все же.

---> Башня с часами

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-19 16:33:55)

+1


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Светлый квартал » Дом Алькано де Гранде


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC