Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Флэшбэк » Ксанка Шерри, Алькано де Гранде | Ромалия | ~ 2г. до текущих событий


Ксанка Шерри, Алькано де Гранде | Ромалия | ~ 2г. до текущих событий

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s9.uploads.ru/qG7dt.jpg
Птиц смолкли голоса...

Задорная и лихая искательница приключений прибыла в Ромалию, пленившись легендой о загадочном Храме Судьбы, затерянном в диких джунглях и полном сокровищ великой силы.
Но поведение местных жителей настораживает гарпию. Ей отказываются продать лошадь и показать дорогу хотя бы до заросших троп. Люди боятся того, что живет в сердце леса...
Гнев предтечи не знает жалости и сострадания. Но и не знает находчивости Ксанки. Хранителю леса и гарпии предстоит не только встретиться, но и стать... кем?

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-03-17 01:07:31)

+1

2

Ромалия - мир с жарким климатом, комарами с кулак и странными людьми. Во всех трех пунктах Ксанка успела удостовериться лично.
- Да ладно вам. Неужели никто не хочет заработать? - Она стояла возле стойки бара в одной из деревень и смотрела на мужчин.
Похоже, им хватало смелости только опрокидывать в себя стаканы и трындеть о своей крутости в плане охмурения баб.
Может, дело в акценте? Местные не жаловали "нелюдей", Ксанка с помощью нехитрой артефактной магии убрала рога, замаскировавшись под человеческую женщину, но, видимо, на говор чары не распространялись.
- Среди нас смертников нет. - Проскрипел старикан в огромной шляпе, роднившей его со старым грибом. - Иди одна, а дорогу тебе вон, Милаш, подскажет.
- Ага, всего за десять монет.
- Скоп по скок, фиг за куток. - Хмыкнула Ксанка и в сердцах стукнула по дорожной торбе. Чтобы снова услышать намозолившую уши сказку о Храме ей не нужен был Милош, сально подмигивавший из-за карточного стола.
"Трусы."
- Тогда продолжайте отсиживать жопы за элем. Последний раз спрашиваю. Кто. Продаст. Мне. Лошадь. - Прекрасно. Тишина. Только ветер гуляет под потолком питейной забегаловки. И все отворачивают морды, лишь бы не встречаться с Ксанкой взглядом.
- Бери мою.
- Славно.

К заветному Храму Ксанка выдвинулась, когда сумерки упали с небес на землю. Навьюченная лошадь недовольно фыркала и пряла ушами, таща Ксанкин скарб. Гарпия шла впереди и вела скакуна, разменявшего не один десяток лет, за поводья. Как водится, про Храм ей наговорили много. И чуть ли не половина - страшные сказки, но это касалось почти всех мест, в которых побывала Ксанка.
Когда гарпия покидала деревню, идя в сторону джунглей, местная жительница у порога своего дома шепотом прочитала молитву богам и благословила Ксанкину спину охраняющим знаком.

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-03-16 01:04:52)

+2

3

Как тихо. Ни пения птиц, ни шуршания лесных тварей по травяной подстилке. Деревья-исполины спали, убаюканные душным теплым туманом, наползавшим на джунгли после дождя. Ничто не тревожило их покой ... Лишь по лепесткам цветов, мясистых, пахнущих прошедшей страстью, стекали капли.
Кап... По извилистым стеблям лоз... зеленых паразитов, убивавших столетние деревья множеством корней, вспарывавших грубую кору, как тонкую кожу. Кап...
Звук постоянен и безмятежен. Прозрачной воды из лениво развеянных по небу туч. Соленого красного вина... Земля его жадно пила, смешанное с дождем, разбавленное одой жизни.
На прогалине вырубки все было в сверкающих каплях: топоры, оставленные прямо в пнях поваленных великанов, ручка пилы, наполовину вгрызшейся в громадный ствол. Здесь земля казалась открытой раной, разъезженной колесами телег и разбитой копытами тягловых лошадей.
Какой чарующий запах. Вместе с прелой мглой, пришедшей с болот. Этакое красное золото отпечатком на нёбе.
Туман ластился к ногам сидящего на древесном стволе мужчину. Он был обнажен по пояс, серые волосы мокрыми слипшимися прядями свисали на лицо. Одной рукой он играл с травой. Такой гладкой, послушной, какой не бывает в лесу. Но трава тоже пропиталась красным вином, и липла к пальцам, оставляя след на коже и под ногтями. Холм, из которого она росла, был тверд, но так ничтожно хрупок по сравнению с камнем...
Издалека раздалось конское ржание. Кто-то шел навстречу, в этот плотный туман. Тонкие бесцветные губы изогнулись в легкой улыбке.
- Мы рады гостям, - мужчина поднял руку и прижал палец ко рту, слизывая упавший с неба дождь со стойким привкусом красного золота.

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-03-24 22:22:00)

+2

4

Ксанка вела навьюченную лошадь по разбитой дороге в одну колею. Вывернутая земля еще не успела порасти травой и была относительно свежей, значит, еще совсем недавно дорогой пользовались.
Постепенно наползал туман. Мошек не было, но Ксанка все равно подняла воротник плаща. Неуютно, казалось, что за ней кто-то следит и дышит в спину.
Джунгли высились безмолвной громадой. Темной в наступающих сумерках. Ксанка никак не могла понять, отчего в ее душу закралась тревога. Она - бывалая путешественница, плавала в зыбучих песках пустыни и прыгала с водопада в деревянной бочке. Но от леса Ромалии озноб пробирал по коже.
Только оказавшись в царстве гигантский деревьев, гарпия поняла, что одной из причин стала тишина. Для густых зарослей отсутствие звуков было не характерно, среди листвы всегда кто-то жил и подавал голос радостный, предупреждающий, зовущий партнера - какой угодно... Тут же стояла мертвая тишь.
Дорога вывела Ксанку к пустырю. Неожиданно деревья разошлись, и непролазные с виду джунгли явили удручающую картину. За первым рядом зеленых великанов не было ничего, только кустарник и какие-то буйные лозы, выросшие на поваленных стволах, которые, по всей видимости, не успели вывезти.
В канаве у дороги гарпия заметила колесо от телеги, плотно оплетенное диким хмелем, но не предала этому значения.
Но здесь пахло. Порыв ветра принес запах, от которого нос Ксанки сморщился.
"СТОП!" - Вспыхнуло ярким пламенем в голове. Кто-то неподалеку сдох. Зверь какой-то, наверное.
Она остановила лошадь. Сапоги вязли в ржавой грязи, и хлюпала под ногами красная вода, как будто глина. Ксанка, взобравшись на твердую кочку, смотрела на мужчину, сидевшего на упавшем стволе.
"Один? Лесоруб?" - Да черта с два. "Покажите мне, где работают такие лесорубы? Заверну себе парочку на завтрак и на ужин."
- Эй! Как удачно, что мы встретились. Мне как раз нужен проводник. - Начала-то Ксанка бодро, стараясь отогнать мысль о разлагающейся поблизости туше, но ощущение, что что-то не так, не давало ей покоя.

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-03-20 01:23:40)

+2

5

Он тяжело поднялся. Красное вино плескалось в суженных зрачках, в тенях, пролегших под глазами. Под ноги скатилось что-то крупное... круглое, облепленное сырой травой, которую только что ласкали длинные пальцы. Оторванная человеческая голова стукнулась об острый мыс сапога.
Мужчина даже не посмотрел вниз, небрежно оттолкнул ее от себя, слепую до вывернутых век, с зелеными ростком, зажатым между сведенными челюстями, стиснутыми в предсмертной агонии.
- Леди... - голос сошел на хрип, а, может, то был сиплый смех. - Что ты ищешь? Ни назад, ни вперед дороги нет.
Ссутулившись, пепельный призрак дышащих испариной лесов двинулся навстречу женщине, пришедшей со стороны деревни.
"Разве тебе не говорили? Не предупреждали, бесполезно сотрясая воздух сложенными пальцами... если бы невидимые круги могли охранять, лежали бы сыновья, мужья, братья безмятежными среди растений? Плыла бы их кровь по ручьям?"
Такая сладкая...
Выдох красноватым туманом. Грязь едва ли касалась сапог, из-под которых вырастали травянистые островки с каждым шагом предтечи. И трава на них была алой, кривой и порченной, как аура, окутавшая Хранителя леса беспросветной мглой.
Чернее черного.
И ветер вдруг подул, развивая длинные волосы мужчины. Уже не пепельные, а выцветшие, как долго пролежавшая в реке солома. На миг порыв воздуха разогнал прелую влагу, открывая поле вырубки во всей красе.
"Что там, в переплетении толстых лоз в грубой чешуе коры?" Кости... мясо... все станет землей. Все уйдет в землю.

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-03-24 22:32:00)

+2

6

Когда все кричит, буквально орет "БЕГИ!", а ты стоишь на месте по колено в размякшей глине, кого винить в том, что жуткий незнакомец все ближе? Только себя, родную, любимую, с ужасом смотрящую на человеческую голову, скачущую по земле со стуком надутого мяча из буйволиной кожи.
Даже нет, звук был тяжелее.
Гарпии не боятся мертвецов, они - хищники от мира разумных монстров, их гнезда усеяны костями. Но Ксанке не хотелось быть здесь. И, хотя она просто стояла и смотрела на "лесоруба" с волосами утопленника и глазами безумца, в голове ясно сверкало : "Бежать!"
Ее навьюченная лошадь захрипела, дергая поводья. Чем ближе подходил мужчина, тем сильней конь рвался назад, роняя пену на жахлую траву.
- Храм Судьбы. Слышал что-нибудь о нем? - Она похлопала лошадь по морде, пытаясь успокоить.
Трава... Ксанка видела, как под его ногами из-под земли пробивались кривые проростки. И то, что гарпия первоначально приняла за дым... Здесь не пахло огнем - воняло кровью и несвежим мясом.
"Да от него ж пасет тьмой."
Ксанка отступила на шаг. Грязь с неохотой отдала каблук сапога, смачно чмакнув. Налетевший ветер вовсе не принес облегчения, унеся тревожащие гарпию запахи прочь.
Туман стал жиже... Но лучше бы мгла продолжала обнимать поле, не показывая скелеты с ободранной плотью. Кое-где на траве лежали клочки одежды. Человеческие останки вросли в землю, пригвожденные к ней растениями, словно сама земля пыталась их поглотить и не смогла, остановившись на середине.
Кем бы ни были эти люди, они приняли ужасную смерть. Стиснутые на лозах руки, запрокинутые головы с зияющими глазницами говорили о том, что многие были еще живы, когда случилось нечто. Он пришел.

+2

7

Он остановился. Поднял к лицу руку и постучал по подбородку указательным пальцем. Красным от крови, с черной полосой земли под ногтем.
Стоял не меньше минуты, ожидая, что леди сбежит. Поддавшись страху, покажет спину. Как они... Все они, которые сейчас уже не вопят, лежат рядом, давая кров корням и пищу зеленым стволам.
И тогда он сможет нанести удар. Страх - это тоже чувство, которое не дано предтечи. Наряду с теплыми, рождаемыми счастливыми моментами, есть вот этот древний животный ужас, свойственный только живым...
Живым... но это ненадолго. Круг замкнется! Живое сгинет, чтобы переродиться в новой форме. Но сначала придет боль.
- Слышал ли я о нем? Последнем месте, куда не смог добраться человек? - он рассмеялся.
Смех довел до слез - двух непрошеных дорожек, черных и скользких, сползающих из уголков запавших глаз...
Одержимый безумием предтечи сам умирал от порчи, пожирающей его естество. Однако в нем никогда еще не было столько силы...
Ее лошадь совсем обезумела. Почему ты боишься, создание природы? Разве не Хранитель леса должен оберегать животных и даровать им защиту? Все хрипит и исходит страхом. Глупая кляча! Твои сестры лежат где-то под человеческими телами, перепутанные с ними, сросшиеся навек.
"У меня не было времени, чтобы спасти их."
Смех.
"А, может, я не хотел."
- Пойдем. Я провожу тебя к Храму, - он втянул воздух носом, совсем как зверь. - Ты - другая, ты - не человек.
Предтечи подал руку женщине вверх белой ладонью.
- Идем со мной, - хрипло сорвалось с его бесцветных губ предложение на могиле.

+2

8

Наваждение спало, как только он рассмеялся. Ксанка тут же вспомнила, где она, пелена пропала, к телу вернулась подвижность. Ну и дура, стоять столбом, позволяя подойти к себе на расстояние удара.
Ей чертовски не хотелось умирать. Все эти перекошенные трупы явно были его рук делом, этого "человека". Но гарпия уже поняла, что перед ней вовсе не простой смертный, но кто-то или что-то другое.
Она выпустила поводья взбесившейся от страха лошади. Сивку не нужно было упрашивать, только глина полетела из-под копыт. Вырубка находилась недалеко от края леса, лошадь найдет дорогу назад, если по пути ее не сожрут хищники или взмыленная скотина не провалится в какую-нибудь яму.
- Никуда я с тобой не пойду. - Крикнула Ксанка, продолжая пятиться назад.
Эта рука... Она напомнила гарпии белого паука, готового схватить в любую минуту. Придвинься он ближе, Шерри стукнула бы по ладони.
- Не знаю, зачем ты убил этих людей. Но не хочу быть одной из тех, в ком проросли цветы. - господи... он плакал.
Ксанка видела черные тягучие слезы на бледном лице с резкими чертами и страшными глазами и постепенно понимала, с кем столкнулась. Второй раз за всю свою жизнь, но одного уже было достаточно...
На хрен! Это безумие ей не остановить.
Приняв решение, Шерри все-таки повернулась к мужчине спиной и, обретя истинный облик, попыталась взлететь в небо. Влажный воздух тянул ее синие перья к земле. Даже громадным крыльям гарпии тяжело было рассекать прелый кровавый туман. Но серые небеса становились ближе.

+2

9

"Нет?" Ветер трепал его седые волосы, спутывал их, кидал на черное от дорожек слез лицо. Она не взяла протянутую руку...
И тогда предтечи повернул ладонь вниз, сжал пальцы, впиваясь грязными длинными ногтями в воздух. Земля ответила. Жидкая глина разверзлась, из дышащего остывшей кровью нутра вырвались корни. Бурые, в червях, что точат мертвую плоть, с налипшими комьями земли.
Гарпия не успела взлететь. Силки корней поймали ее, оплели птичью лапу, проникли под перья, без жалости швыряя вниз.
- Люди причинили лесу столько боли, - тихо и сипло сказал предтечи.
Когда он пошел к распростертой на земле гарпии, из-под сапог больше не появлялись ростки. Даже кривые, страшные, они умирали, не успев зародиться. Следы мужчины наполняла грунтовая вода все в таком же красном рубиновой оттенке.
Смотря сверху вниз на птицу, Алькано вытер слезы, стряхнув черную порчу с бледных узловатых пальцев. Леди не была человеком, он не ошибся. Но сколько же в ее глазах... Могла бы освободиться от живых сетей, попыталась бы убить или сбежать? Шершавая лоза крепко опутала клюв, не давая огню вырваться из груди.
Предтечи наступил мыском сапога на крыло из черного звездного неба. Отливающие полночью перья измарались в грязи.
- Я не спрашивал. Сколько в тебе жизни, леди... Отдай ее деревьям, траве, отдай ее сырой земле, - он наклонился, чтобы коснуться гладкого оперения и блестящей шерсти на шее.
Прикосновения были ласковы, как и взгляд, ставший совершенно теплым. Но зрачки в глазах все еще уходили в ничто. Жизнь - это дар. Несомненно.
- Идем, - предтечи выпрямился и вновь простер руку над гарпией.
Корни туго сплелись, покрывая ее целиком. И потом вздохнула земля.

+2

10

Небо было так близко. Казалось, что гарпия - черно-синяя огромная птица уже дотянулась до серых туч. Говорят: в дождь - погода не летная. Но она была готова сбежать в грозу, почувствовать молнии близ своих перьев. Лишь бы только оказаться подальше от гниющей поляны и от предтечи.
Ксанка узнала его - Хранителя леса. Когда-то давным давно она уже встречалась с духом лесов. Это невероятное существо тоже страдало от действий пилы и топора и плакало такими же черными слезами из звериных глаз, когда разрушало деревянные домишки деревни лесорубов. Шерри была там проездом... Но успела заглянуть в глаза предтечи - волку с миллионом зубов. И надеялась, что больше никогда не увидит той боли и того печального ужаса, которые нес с собой древний дух, изменяя своей светлой природе и страдая от этого.
Гарпия не знала, что предтечи способны принимать человеческий облик. И знать не хотела... Падая с высоты на землю.
Корни, опутавшие ее, немного смягчили падение. Лапа, которую подземные лозы обхватили первой, онемела и свелась в судороге, сжимая когти.
Пока могла, Ксанка боролась. Но чем сильней она сопротивлялась, тем туже становились силки. Плененная, злая и испуганная, она смотрела на предтечи. Но свой протест его прикосновениям могла выразить только гортанным шипением. Корни предусмотрительно стянули клюв, иначе гарпия выдохнула бы пламя. Волк боялся огня...
"Он хочет меня убить." - Билась мысль, которая придавала силы.
Но все оказалось напрасно. Корни тянули Ксанку в глубь земли. А ей только и оставалось, что стрелять взглядом в наклонившегося мужчину. Отросток заслонил свет, корни полностью опутали гарпию. Она погрузилась во тьму.

+1

11

Люди называли пирамиду, затерянную в гуще мангровых лесов, Храмом Судьбы. Большие каменные блоки покрыл мох плотным ковром, в трещинах кладки росли лианы и даже деревья, кое-как втиснувшие свои искривленные деформированные стволы в расщелины - последнее напоминание об исчезнувшей цивилизации, что обитала в Ромалии еще до появления человека.
Внутри низкие своды и стены украшали фрески со сценами из жизни забытого времени. Ход истории не пощадил яркую каменную крошку и рисунки на белой извести, и местами было уже невозможно понять, что там изображено.
Время проникло в Храм и уснуло в нем, на холодных камнях, окруженное безмятежным безмолвием.
Гарпия хотела попасть сюда. И она здесь оказалась, в большой зале с алтарем невиданного божества. Сделанный из мягкого известняка, он потерял четкие очертания. Зато каменный свод над головой украшало звездное небо из тусклых самоцветов. Другие же звезды - живые светлячки парили в воздухе светящимися точками.
Алькано оставил леди. Ей предстояло очнуться и понять, что ее желание осуществилось.
Здесь не было смерти. То, что могло умереть, сделало это давным-давно, став песком. Только покой...
Предтечи посмотрел на свои сапоги, измаранные кровью и грязью. Он снял их с себя. В Храме не место тлену, который отравлял свое светлое и еще живущее надеждой.
Жертва гарпии не будет напрасной. Но Алькано не хотел поступать с ней так, как сделал с губителями леса. Боль уже затихла, хотя все еще чувствовалась. Скоро пройдет.
Предтечи умылся в фонтане водой из подземного источника и посмотрел на свое отражение в зыбком свете светлячков.

+2

12

Забытье, как представлялось Ксанке, было кратким. Весь мир сузился до размеров макового зернышка - просвета между оплетшими ее корнями. Она чувствовала запах земли. Не перемешанной с гнилым мясом и кровью, обычный влажный запах почвы после дождя. И слышала странный скребущий звук. Но не видела ничего, пока живой силок вдруг не распался.
Гарпия несколько минут не поднимала головы. Лежала с распростертыми крыльями  и прижатыми ушами, зажмурившись и считая собственные вдохи и выдохи. Рядом чудились шаги. Но, когда Ксанка открыла глаза, никого возле себя не застала.
Она все ждала, что сошедший с ума предтечи разорвет ее и пустит перья по ветру.
"Жива..." - в истинном облике Ксанка не могла говорить, но все еще была способна думать.
Изумление тут же подкрепилось болью. То, что болит - не мертво. А лапа, за которую схватила лоза пытавшуюся улететь птицу, ныла еще как.
"Точно жива." - усмехнулась про себя гарпия.
С трудом встав, Ксанка балансировала на одной ноге, поджимая вторую.
"И где я?"
Вокруг порхали светлячки. Сначала Ксанка видела перед собой только светящиеся точки, особо наглые норовили сесть на клюв. Постепенно глаза привыкли, зрение прояснилось. Гарпия крутила головой, с долей восхищения и все еще не улегшегося волнения за свою драгоценную жизнь, рассматривая звездный полог, бывший потолком каменной залы.
У Ксанки появилась догадка. Уж не в Храм ли Судьбы притащил ее Хранитель леса... Он же предлагал пройтись с ним до Храма и там свершить само... пожертвование?
Нужно выбираться, пока кошмарный предтечи с черными слезами не вернулся. Наверняка бродит где-то поблизости.
Ксанка приняла облик человека. Опираться о стену рукой было удобней чем крылом. Быстрее!
Женщина похромала к единственному выходу из залы, держась за холодные камни. Короткий коридор вел в другое помещение, в центре которого стоял фонтан, даже отсюда Ксанка слышала журчание воды. Возле фонтана стоял предтечи.

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-04-27 23:01:03)

+2

13

Хранитель слышал приближающиеся шаги и знал, что бежать гарпии некуда. Единственный выход вел в эту комнату с фонтаном. Камень, из которого он был сделан, мягкий, осадочный и сильно осыпался с течением лет. А ведь когда-то вода била из крылатого зверя с изумрудами-глазами, вскинувшегося на задние лапы.
- Ты быстро пришла в себя, - доброжелательно сказал Алькано, поднимаясь навстречу женщине.
С его длинных волос на пол капала вода, глаза мерцали животным блеском в полумраке. Зла гарпии предтечи не желал. Не смотря на то, что они были разумными, хищные птицы тоже являлись частью природы. Хотя именно эта выбрала человеческий облик. Почему? Что за странное чудачество для создания, не нуждавшегося в слабой оболочке человека?
Алькано подошел на расстояние вытянутой руки. Из его движений полностью исчезло то угрожающее безумие, какое охватило Хранителя леса на вырубке.
Возможно, ему отчасти было жаль гарпию. Он чувствовал ее боль, хотя собственная едва улеглась, а то, что ей предстояло сделать...
Внезапно он нахмурился.
"Чувствую." - от гарпии пахло чуждой магией.
Предтечи не сразу распознал в остывающей агонии упокоенных между корнями растений людей темную нить. Это был силок иного рода, чем его живые лозы. Нить опутывала гарпию. Ладони Алькано слабо засветились, выдавая волнение ауры. Она так и не стала белой, казалось скорее пепельной, того же цвета, что волосы предтечи.
Нить вела вниз, и Хранитель сел на корточки перед женщиной, без стыда и приличий осматривая ее ноги. Алькано не прикасался к гарпии. Он и так все видел.
Браслет на щиколотке.
- Ты проклята. Значит, я не могу просить тебя отдать свою жизнь Ма-а, чтобы возродить лес, - в темноте раздался вздох.
Светлячки разлетелись по сторонам, давая тьме занять пространство между Хранителем и гарпией.

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-05-04 22:05:07)

+2

14

Ксанка остановилась. Бежать назад она не могла - позади только каменные стены. А впереди ее ждал хранитель леса. Ответить гарпии было нечего. Она была напугана и знать не знала о том, сколько могла пролежать без сознания. Инстинкт самосохранения не давал провалиться в небытие.
Поэтому Ксанка молчала, наблюдая за приближением предтечи тревожно и настороженно. Тон его голоса был неожиданно мягок для того, кто превратил несколько десятков людей в шмотки мяса, гниющие в грязи.
Вблизи хранитель снова поразил гарпию. Он больше не походил на ожившего мертвеца, одержимого беспощадным духом.
"Совсем молодой" - если по человеческим меркам, то лет двадцать пять, если не меньше. Глаза ожили, теперь в них плескалось не только безумие.
Но не о возрасте удерживающего Ксанку предтечи ей нужно было думать. А о том, как сохранить свою жизнь и бежать как можно дальше от него, от этой гробницы из песка и камня, от Ромалии. Выпрыгнуть из портала в зале зеркал Волариона и больше туда никогда не заходить. Существовало множество миров, сокровищницы которых только и ждали привлекательную женщину с ловкими руками и сильными крыльями, готовыми их разворовать.
Он зачем-то сел перед Ксанкой на корточки. Шерри проследила взглядом за испускающими свет ладонями, находившимися достаточно близко от тела гарпии, чтобы она почувствовала исходящее от рук предтечи тепло.
- Проклята... - Повторила Ксанка, не сразу поняв, о чем идет речь.
Черный маг, убивший всю ее семью и заключивший Ксанку в клетку, что-то с ней сделал. Всякие магические ритуалы были гарпии не понятны, разве что управление стихиями... Воздух, вода, огонь, земля. То, из чего состоит мир.
Разве проклятия не вредоносны? Такие, что заводят ум за разум или коверкают плоть?
И тут она вспомнила, какой беспомощной была, когда потеряла крылья. Руки казались бесполезными. Гарпия мерзла без перьев и все время пыталась сжаться или обнять себя этими постылыми руками.
- Кто это - Ма-а? Разве это не твой лес? Не ты его хранитель? - Спросила Ксанка, едва ли узнавая свой внезапно севший голос.

+2

15

- Нет... Это не так.
Он видел ее лицо даже во тьме. Предтечи не нуждался в свете, полагаясь на свой собственный. Грязный, в кровавых подтеках, с душной взвесью вспоротых внутренностей. Но все-таки светлое начало побеждало.
Алькано молчал несколько минут, смотря на женщину и думая, рассказать ли ей то, о чем никто не спрашивал и чего никто не знал.
- Мое семя еще не посажено, - он поднялся. - После перерождения я метался по мирам, ища один единственный, где смогу вырастить Древо.
Рука Алькано нашла ладонь гарпии и сжала ее. От предтечи исходило тепло. Он горел горечью воспоминаний и ужасом настоящего.
- Мой разум погрузился в хаос. Ма-а - Хранитель этого леса дала мне приют и вернула мое сознание, как духа и как человека. И когда я увидел раны, причиненные ей людьми, когда услышал ее крик...
Не важно. Алькано чувствовал страх своей пленницы. Он, одно из первых и основных чувств всего живого, затмевал все прочее. Нет никакой разницы, о чем будут слова предтечи. Это только звук, не способный что-то изменить. От него не оживут лесорубы, оставшиеся на вырубке в виде истерзанных лозами тел. К Ма-а не вернутся силы, а лес продолжит увядать.
О чем говорить? О том, как безумный, брошенный, не видящий ни теней, ни рассвета, перерожденный предтечи утопал в образах, рожденных сознанием, где переплелось все былое? Или о том, как великая Ма-а, блаженная и всепрощающая, пустила его под свод крон своих деревьев? Вряд ли гарпия поняла хоть что-то. Духи природы живут по одним им известным законам, не известным смертным и им недоступным.
По каменным стенам пробежала дрожь. Мелкие осколки, песок - все посыпалось под ноги, пугая светлячков.
- Ма-а хочет встретиться с тобой, дочь ветра, - сказал Алькано прежде чем повести гарпию за собой, в лабиринт Храма Судьбы.

+1


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Флэшбэк » Ксанка Шерри, Алькано де Гранде | Ромалия | ~ 2г. до текущих событий


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC