Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная  Ашер Тарг-Винтер

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Флэшбэк » Даал Ишхат, Ксанка Шерри, Д.Дамиан. Контора Ишахата. 1й месяц лета 511


Даал Ишхат, Ксанка Шерри, Д.Дамиан. Контора Ишахата. 1й месяц лета 511

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Камея с сюрпризом.

Хорошее время - начало лета. Еще не жарко, птички поют, кучерявится свежей зеленью деревья и кусты, пора цветения в самом разгаре, да еще дивные кучкуются, кругом оживление, и в делах тоже. Пара последних сделок в конторе "Меняем все" были удачными и принесли неплохую прибыль. Кровавого пищальца забрали с руками и ногами, а партия каменных цветков вообще улетела на ура. Многим не терпелось украсить новое, или обновить старое жилье, да так, чтобы у соседа такого не было.
Время близилось к обеду, и Даал, расположившийся в комнате для особо важных посетителей в кресле с закинутыми на стол ногами, почесывал кончиком пера край уха и уже подумывал, чтобы такого заказать.  Можно было расщедрится и ублажить вкусовые рецепторы, и даже не только себе. Отлаженный механизм конторы работал исправно, подчиненные сбоев и промахов за отчетный период не допускали, следовательно могли надеяться на хотя бы скромное вознаграждение.
- Мммм... Драст, назови горячее блюдо на "С".
- Господин изволил решать кроссворды? - откликнулся немногословный дроу, ковыряя ножом орехи в подсобке. - Суп.
- Балда, не угадал.  Хотя... Персонально для тебя пишем "суп". С потрохами.
Карвед избежал допроса по той причине, что отсыпался наверху после ночного дежурства, поэтому решать за него взялся сам демон.
- Свинина по-варолиански. Одна, нет, две упитанных порции, - он дописал название на листок под супом. - с пятачками. Караибское вино, вельденский коньяк, вяленые колбаски от Бруго. Мороженое... Мне две порции одно фисташковое, другое шоколадное. За хорошую работу. Карведу - лимонное, у него и так все время кислая рожа. Драсту  - темное с ромом, темнее будет. И конфеты. Куча конфет и самых разных. Дариная? Потом допишешь и дозакажешь себе, что пожелаешь. 
С этими словами хозяин конторы вышел в зал и положил список и кучку серебряных монет на стол перед носом вампирши.

+2

2

Дариная  торговалась с посетителем, которого похоже больше интересовали ее прелести, чем сдача под залог старинной книги, принадлежавшей по его словам, еще бабушке ныне покойного отца присутствующего здесь русала.
- Больше 50 серебра я за нее не дам, - придирчиво разглядывая фолиант, однако наученная жизненным опытом, не касаясь его руками, ответила приемщица. - Книга с сюрпризами?
Взгляд янтарных глаз обжег водоплавающего.
- Сюрприз? - витавший неведомо в каких водах посетитель сначала не понял, что вампа имела в виду. - Засушенный цветок половодья Нэруны находится на 35 странице.
- Это все?
- А, заклинание пупырчатой лягушки сработает при перелистывании 111 страницы, - спохватился наконец синеволосый русал. - я хочу за книгу 1 золотой.
- Я не дам за этот антикварный хлам больше 52 серебряных.
- А что прекрасная дева делает вечером? Я, пожалуй, соглашусь на вашу цену если вы согласны составить мне компанию и пропустить по бокальчику вина.
- Прекрасная дева работает как гном в каменоломне до самого поздего вечера, а после этого откидывает копыта на подушку.
В итоге удалось сторговаться на 55 серебра. Драст, притворив за посетителем дверь, пошел щелкать орехи, а Дариная, едва успев выдохнуть после этого не в меру назойливого посетителя, надела перчатки и осторожно переложила книгу на полку. Едва она успела вернуться на место, как начальнику взбрело в голову поиграть в загадки, лишь после ответа про суп, девушка поняла, что демон составляет меню.
Вскоре догадка подтвердилась, список и деньги легли на стол, а это значило, что ей придется, кутаясь в плащ с глубоким капюшоном от яркого солнца, оббежать соседние лавки и привести список в исполнение.
Пробежав запись глазами, Дариная прищелкнула языком. - Господин решил кутить? Хорошо, я подумаю по дороге. Благодарю за щедрость.
С легким поклоном она ссыпала деньги в кошелек, накинула плащ и, прихватив корзинку для снеди, покинула лавку.

+2

3

Ксанке нужны были деньги, иначе она никогда не заложила бы камею. Близился поход к черту на куличики за очередным несметным сокровищем. Спальный мешок, веревки, новый компас - далеко не полный список вещей, без которых расхищение любой усыпальницы или храма становилось опасной авантюрой. Ксанка не любила полагаться на "авось пронесет" и готовилась заранее.
Но сегодня в ее кошельке было на редкость просторно и легко. Прошлая вылазка принесла мало выручки, здесь уж как повезет. И потому Ксанка шла к конторе знакомого демона, надеясь получить за камею так нужные ей монеты.
С собой у гарпии была маленькая клетка с тремя морскими свинками, казавшимся кусочками свалявшегося меха с черными бусинами глаз. Так что как раз у нее проблем с обедом не возникало. Но свиньи были повсюду.
Вроде бы Ксанка заметила Даринаю, спустившуюся с крыльца. Но было слишком далеко, чтобы сказать наверняка. Понадеявшись, что застанет в "Меняем все" если не хозяина, так хотя бы кого-то из его работников, гарпия вошла в святая святых ростовщических дел.
- Ау, есть кто живой? - Не стесняясь, позвала Ксанка, найдя место приемщицы печально пустым.
Клетка со свинками очутилась на прилавке. Зверье радостно забегало и засвистело.
- Эй. А ну-ка цыц у меня! - Она щелкнула пальцем по прутьям. Обед уже действовал на нервы. Надо было брать хомяков, они молчаливые.
Эта сделка, если состоится, легкой не будет. Шерри подумала о свертке, лежащем в правом кармане ее плаща. Он просто требовал, вопил, чтобы Ксанка его развернула и погладила резной женский профиль из черного камня.
"А я сошла с ума. Какая досада." - Гарпия тряхнула головой, выгоняя навязчивые мысли. Камея был с сюрпризом, но Даал пока об этом не знал.

+1

4

Выпроводив вампиршу на дело, Драст прикрыл дверь и устроился на скамейке в темном углу. Оставлять зал конторы без присмотра начальством было категорически запрещено. И как оказалось не напрасно, всего через пару минут дверной колокольчик тихо звякнул, оповещая о посетителе. Обязанностью охранника было следить за визитерами, чтобы они где-то, что-то лишнее не прихватили, либо нос, куда не надо, не сунули. Превышать свои должностные полномочия дроу не собирался, поэтому остался сидеть неподвижно в своем уголке.
Демон тоже слышал звук, сопровождающий открывающуюся дверь, поэтому скинул ноги на пол, встал и потянулся. В отсутствие помощницы все обязанности по приемке-выдаче, продаже и обмену теперь предстояло исполнять ему. И желательно не в ущерб обеду, разве что дело выдастся архиважным.
- И кто это тут на меня, на нас, на всех цыкает? - приятный баритон опередил своего владельца, который спустя пару мгновений показался сам в дверях в комнаты. - Ага, давно не виделись, почтенная Ксанка. Какими судьбами? С чем пожаловала?
Ишхат занял место авмпирши, но не сел, а опершись ладонями и стол, посмотрел в клетку.
- Это все мне? - он шутливо поиграл бровью, догадываясь, что отнюдь не эти зверюшки будут предметом торга.
Гарпия не была частым посетителем конторы, по-видимому, находя другие каналы сбыта для своих не совсем, как полагал демон, чистых происков, которыми она, скорее всего, занималась за пределами Волариона. Но это его не волновало. По умолчанию считалось, что у всех, кто посещает контору, обычно рыльце в большем или меньшем пушку. Главное, чтобы эти рыльца не совались в дела конторы и не мешали, а лучше приносили ценный и редкий товар за максимально низкую цену, и тогда с такими можно "дружить".

+2

5

- Не угадал. Это все мне на обед. И ведь не слушаются, ведут себя, как настоящие свиньи. - Увидев Даала, Ксанка улыбнулась.
Свинки, не догадываясь о своей дальнейшей судьбе, свистели и топали по дну клетки.
Но демон был прав, причиной, по которой гарпия пришла к ростовщику, были вовсе не пушистые грызуны.
- Здравствуй, Даал. - Она грациозно вытянулась кошкой, дрогнули ресницы над черными глазами.
Через мгновение в руке Ксанки появился сверток. Когда она начала осторожно его разворачивать, словно не желая тревожить скрывавшееся под бумагой, показались бледный оттиск ветви сирени с полей и линии разлиновки. Бумажный лист был вырван из дневника.
В свертке лежала камея. Нижний слой украшения представлял собой крупный лунный камень идеальной вытянутой формы, верхний же черный, с вкраплением тончайших жилок изображал женщину в профиль. Неизвестный мастер столь точно передал изящный лик, что барельеф казался живым. Металлическое ушко для цепочки потемнело и покрылось потертостями, но на самой камее время не оставило ни одного изъяна.
- Сколько за нее дашь? - Спросила гарпия, кладя свое сокровище на стол перед демоном.
Ксанка не уточнила, что Даал - не первый, к кому она обращается с этим вопросом. Был еще антиквар с тихой улочки на границе торгового квартала. Стоило ему увидеть камею, как у старика запотели очки. Он тут же закрыл перед Ксанкой дверцу приемного окошка и притворился, что дома никого нет.

+3

6

- И тебе легких путей, Ксанка.
Услышав про то, что зверьки предназначались для обеда, демон лишь покачал рогатой головой. Нет, он ничего не имел против поглощения еще теплого, буквально трепещущего мяса, однако же, предпочел бы что-то крупнее, чтобы обязательно снять шкуру и не давиться клочками шерсти. Но у каждого свой вкус, не его дело спорить и учить каким-то условным манерам, тем более такую дикую и этим еще более привлекательную женщину. Он ждал пока посетительница обозначит цель своего визита, и она не заставила ждать. На стол лег небольшой сверток, сделаный на скорую руку из подручных средств. Гарпия развернула его, и взору предстала камея на лунном камне, который сам по себе был хорош, а украшавший его темный барельеф женского профиля был великолепен с точки зрения мастерства исполнения. Ишхат это мог сказать, как ювелир, но смолчал - не дело в конторе хвалить чужой товар, тем более тот, за который предстояло торговаться.
- Хм, - меняла долго рассматривал камею, неспешно меняя углы зрения. Видно было, что вещица старинная и долго была в употреблении. - Сначала давай определимся. Под залог или на продажу?
Он поднес ладонь и какое-то время подержал ее на небольшом расстоянии от украшения, улавливая магические возмущения. Темная магия, хоть и замаскированная, прикрытая то ли небрежным, то ли частично разрушенным от времени и испытаний щитом, медленно просачивалась наружу и была такой слабой, что можно было и обмануться. Даал был отнюдь не неопытный юноша, и в своей конторе повидал всякое. И не будь он предельно осторожным в обращении с самым разнобразным товаром, то уже давно мог бы перестать быть собой, если не быть вообще.
- Только не говори, Ксанка, что это наследство твоей преждевременно почившей бабушки, - демон оскалился в улыбке и, вперив в женщину выжидающий взгляд желтых с красноватым отливом глаз, легонько поскреб когтями обнаженную грудь. Интересно, что сама гарпия пожелает сказать о камее, помимо торга, ведь цена вещицы будет как раз зависеть от ее известных свойств, и в меньшей степени от неизвестных.

+2

7

Ксанке было не по себе. Казалось, что Даал намеренно тянет время. Демон рассматривал камею слишком долго для того, чтобы она ощутила острое желание вырвать этот кусочек бумаги с сокровищем внутри, сохранить, спрятать, никому не отдавать.
Умом гарпия понимала, что ведет себя глупо. Не в ее характере трястись над цацками. Иногда в руках Ксанки оказывались такие вещи, за которые некоторые ценители были готовы отдать сундук золота и половину царства в придачу. А что в ней? В этой женщине из камня с собранными наверх волосами, оголяющими тонкую изящную шею?
- Надеюсь выкупить ее, когда вернусь из похода. Мне бы... - Ксанка с трудом отвела взгляд от руки Даала над камеей. - Мне бы очень не хотелось расставаться с ней насовсем.
Возможно, речь гарпии прозвучала слишком быстро. Ксанка знала, что с ростовщиками, как с картежниками, расслабляться нельзя, как нельзя показывать лишние эмоции и привязанность к той или иной вещи, чтобы не давать повода взвинтить цену выкупа. Но женщина не могла оставаться равнодушной, блеск камня ее пленил.
Она покачала головой, тряхнув блестящими волосами с глубоким синим отливом.
- Что ты, моя бабушка собирала черепа. А камею я нашла на развалинах замка. В тех местах, где это произошло, ходит легенда, что она проклята своей хозяйкой - графиней Амелией, потерявшей свою любовь и от этого лишившейся рассудка. Знаешь, все эти досужие байки... Но каждая вторая старинная вещица имеет леденящую душу историю. А что оказывается на деле? Фуфел и суеверия. Если камея и проклята, то я пока не заметила злых чар.
Обманывать Даала Ксанка не стала. Ответила на его прямой взгляд полуулыбкой. С ростовщиком Шерри давно вела дела и в некотором смысле ему доверяла и доверялась сама, когда предмет торга имел скрытый нюанс.
Ее узкая рука в обрамлении рукава плаща потянулась к камее, слишком много времени занял осмотр, будет спокойней, если украшение снова окажется в кармане, ближе к телу. Ксанка усилием воли заставила себя остановиться. Только стукнула ногтями по крышке стола.

+2

8

Света единственной лампы, скудно освещавшей рабочее помещение конторы, хватало на то, чтобы высветить черную с перламутровой инкрустацией поверхность стола и предметы на ней, книги учета, письменный прибор, бумаги, бирки, нож и ножницы, клетку с попискивавшим зверьками, уткнувшими мордочки в сторону предмета торга. И сейчас это тусклый свет рождал рыжеватые блики в глубине молочно-голубой основы камеи, уютно устроившейся на развернутом листе.
- Проклята, говоришь? - демон перевел пытливый взгляд со старинного украшения на гарпию и обратно. - Что ж, вполне возможно. Но нам то что, так ведь?
Он снова внимательно посмотрел на женщину. Та определенно нервничала. Только чем это состояние было вызвано, оставалось  догадываться. И наблюдать, а значит, надо тянуть время. Видно было, что Каснка не хотела расставаться с вещью даже ненадолго. Вещица, конечно, красивая, но чтобы так привязаться к камее? Можно было подозревать, что угодно. И демоны с ней, с Ксанкой, самому бы не попасться. Даал представил на мгновение, как сам будет носиться с камеей, как с писаной торбой, и усмехнулся.
- И сколько ты за нее хочешь получить? - вместо обычного предложения собственной цены, рогатый сейчас предпочел услышать, что  попросит гарпия. Если она, вопреки обыкновению, заломит заведомо высокую цену, значит, точно дело не чисто, и Ксанка при всем своем мастерстве и соответствующих умениях поисков не всегда легкой наживы, попалась в ловушку. Как говорится, и на старуху нашлася проруха. Оставалось, подумать, какую он из этого сможет извлечь пользу. А может, и не успеет. В какой-то момент, показалось, что гарпия передумала и решила забрать камею назад. Но нет, та только неровным движением опустила ладонь на столешницу, стукнув ногтями.
Даал специально больше не смотрел на камею, хотя чувствал, как та неотвратимо тянет взгляд на себя, словно говоря, смотри какой прекрасный профиль, смотри, как мерцает мой камень. "Ну, уж нееет. И не в такие переделки попадали, чтобы так легко попасться".
- Так, что, Ксанка, что решила? - демон, чуть наклонив на бок голову, теперь неотрывно смотрел на гарпию.

+2

9

Графиня Амелия Дрессен хотела только одного - чтобы ее любили. Муж рано покинул этот мир. В двадцать пять графиня осталась вдовой, проводив своего престарелого супруга в последний путь. Живя одиноко в мрачном замке, она днями и ночами предавалась романам в мягких переплетах и сладким мечтам. Спустя несколько лет Амелия встретила молодого повесу, в щегольских усах которого блестела рыжина. Он был хорош собой, надушен по последней моде и питал к графине искренний чувства. Чувства любви к ее деньгам.
Однако ж, вытянув из благородной дамы все до последней монеты, повеса испарился, оставив Амелию разоренной. Но еще больший удар он нанес, женившись на подруге ее детства. Комкая в кружевных перчатках газету с изображением счастливых новобрачных, графиня Дрессен в сердцах сорвала портретную камею, которую повеса ей подарил перед несостоявшейся помолвкой, и кинулась в реку.
Со временем история обросла жуткими деталями и превратилась в легенду. А замок обветшал до прогнившей крыши.
Три морские свинки сбились в один клубок и, как завороженные, смотрели на камею. Они уже ее любили, хотя минуту назад беззаботно свистели.
Ксанка приподняла красиво очерченную бровь. Она знала правила сделок и над вопросом Даала задумалась на некоторое мгновение. Сказать много значило потерять возможность выкупа в будущем, никогда не знаешь, сколько принесет вылазка в другие миры: несметные богатства или порванную одежду и запах жженого - запах опасности и риска. Малая же сумма вряд ли бы обеспечила хорошую экипировку.
- Может быть, золотой? И месяц срока. - Ксанка оперлась на стол, смотря прямо в глаза демону.
Казалось, их взгляды: красное золото - его, и ее черный эбонит сошлись навечно.
"Как долго..." - Прошептал тихий шелестящий голос невидимой женщины.
Гарпия обернулась, ожидая увидеть вернувшуюся Даринаю. И в самом деле, кто это мог быть, если не помощница ростовщика?

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-04-07 21:59:40)

+2

10

Демон был озадачен. Ладно Ксанка повелась на украшение, можно было бы списать на женскую слабость. Да, еще ведь известно, что существует множество разных птиц, изначально падких на всякие блестяшки и яркие штучки, так и гаприя, хоть и разумная, но тоже в общем-то птица. Однако то, что безмозглые грызуны, как один вперились в камею, позабыв о еде, порождало один большой вопрос. Даже Драст, сидя в дальнем углу на своей лавке, тянул шею, чтобы рассмотреть, что же там на столе так привлекает внимание. И сразу же, глядя на это все, самому хотелось просто забыть обо всем и уставиться на мерцающую на столе камею. Но, вопреки этому желанию, Ишхат упорно смотрел только на посетительницу.
"Всего-то один золотой за такую красоту? ... А, ну! Стоять, бояться! Что-то я совсем размяк. Раньше за пяток серебра душу мог сторговать, а тут за камушек узорный и сразу золотой".
Еще не хватало сразу согласиться с предложенной ценой. Хотя она и не была высокой. Скорее разумной. Но демон не был бы барыгой, если бы сразу уступил.
Нееет, - снова протянул Даал, пытаясь взять себя в руки, и даже подергал себя за рог, словно проверяя, на месте ли серебряное украшение. - Столько за камею не дам. Хоть и мастерская работа красива, но камни-то поделочные, так что, от силы 80 серебра, плюс...
Показалось, что Ксанка и не слушает вовсе, словно деньги ее и не особо в этот момент интересовали, лишь неожиданно посетовала на время.
- Чего это долго? - удивился демон. - Мы еще даже торговаться не начали. Только обменялись мнениями по ценам. Так вот. Плюс один процент за каждый день залога. Все как всегда. Согласна?
Для пущей важности он даже притянул к себе гроссбух, который по обыкновению вела Дариная.

+2

11

Даринаи не было, как и любой другой представительницы прекрасного пола, которой могла бы принадлежать тихая фраза. Лавку все так же окутывал полумрак. Не изменились даже тени.
- Что, прости? - Ксанка не сразу поняла, о чем говорит Даал.
Странное томящее чувство вернулось вместе с тревогой. Женщине еще не приходилось слышать голоса, и слуховая галлюцинация слишком точно подмечала мысль-шутку, что она сходит с ума. Когда Ксанка повернулась обратно к демону, то увидела, что Даал дергает себя за рога.
"Похоже, что я не одинока."
Ей бы торговаться за серебро, ведь каждые пять монет - это моток веревки, походные сумки и вкусные питательные хомяки, но вместе этого гарпия задала вопрос:
- Ты тоже это слышал? Голос, как будто кто-то нашептывает на ухо?
От всей души Ксанка надеялась на слово "нет". Рядом через стол находился все тот же Даал, уже готовый буднично переписать камею в гроссбух и поставить на счетчик... Ничего не изменилось, разве не так?
Одна из свинок совсем осмелела, чтобы протянуть лапку к камее сквозь прутья решетки. Ксанка заметила, как старательно она пытается коснуться лунного камня с черным профилем, протискиваясь к цели миллиметр за миллиметром, натягивая пушистую шкуру на морде так, что глаза вылезали из орбит.
"Она моя!" - Гарпия хлопнула по этой лапе с розовыми пальцами и коготками.
"Моя!"

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-04-08 06:37:37)

+2

12

- Голос?
Ишхат уже успел устроился на стуле и взять в руку перо прежде, чем оторвал взгляд от толстой книги и снова внимательно посмотрел на гарпию. - Я думал, это ты сказала. Про то, что долго. В доме больше нет женщин. Не свинки же напищали.
Если и не напищали, то к камее были слишком явно неравнодушны, да так, что Ксанка даже решила прихлопнуть одну из прытких лапок.
- Чего это ты? - взгляд демона стал настороженным и колючим. Нехитрое действие женщины отчего-то родило волну внутреннего протеста, хотя корни его гнездились отнюдь не в защите животных, а уходили в какую-то неведомую глубь. - Дел-то всего, взять и переставить.
Даал поддел ручку клетки когтем и перенес ее в другой конец стола. Зверьки возмущенно засвистели, словно их год не кормили и не поили. Хотя... можно было бы переместить и камею, но демону отчего-то показалось, что в этом случае его рука будет следующей, прихлопнутой к столу. Не страшно, конечно. Можно было бы даже все обратить в шутку или легкое заигрывание, если бы не растущая уверенность в том, что Ксанка как раз шутить не намерена. Обстановка накалялась и начинала раздражать. Хотелось поскорее выпроводить посетительницу и убрать заложенное украшение подальше от любопытных глаз. Впору унести в подвал, в мастерскую или спрятать в тайник "...и любоваться в одиночестве... Стоять! Что-то мозги совсем размякли. Дело же! Де-ло!"
Демон упрямо мотнул головой и снова пытливо уставился на гарпию.
- Не томи, Ксанка. Соберись уже. По рукам?

+2

13

Тихо звякнул дверной колокольчик
- А, вот, и я! - Дариная быстро впорхнула в привычный полумрак конторы и с явным удовольствием скинула с головы капюшон, а затем и плащ на руки сидевшего охранника. - Драст, повесь пожалуйста.
Она поправила свободной рукой немного растрепавшуюся под тканью капюшона прическу, пытаясь укротить выбившиеся локоны и заставить их снова лечь под многочисленные заколки, украшенные недорогими, но красивыми самоцветами. В результате этого нехитрого действа, придавшего ее волосам вид легкого художественного беспорядка, девушка стала выглядеть еще милее и очаровательнее. С гордо поднятой головой она прошла вперед и поставила корзинку, из которой торчали горлышки бутылок и доносился пряный колбасный запах, на стол.
- Тут зелень, закуска, напитки, конфетки. Горячие блюда и мороженое обещали принести через четверть часа, - доложила вампирша в воцарившейся тишине бодрым голосом. Внезапно у нее возникло ощущение, что она своим приходом помешала чему-то важному.
- А что это вы все тут какие-то странные? Заговор готовите что ли? - Дариная обвела присутствующих непонимающим взглядом и тут впервые обратила внимание на камею.
- Ой, какая ж прелесть! - не удержалась она от восторженного возгласа. - Твоя, Ксанка? На продажу или под залог?
Она уже протянула руку, чтобы придвинуть украшение к себе поближе и получше рассмотреть, но вовремя спохватилась - вспомнила про неписанные правила конторы не лапать без надобности неизвестный товар голыми руками, по опыту зная, что последствия такой неосторожности могут обойтись дороже себе и конторе.
Но похоже даже без этой предосторожности она уже успела влюбиться в украшение.
- Я ее уже хочу! - проворковала она, с невинным видом хлопая глазами, даже не думая о том, что таким поведением босс явно будет недоволен, ведь вольно или невольно она набивала товару цену.

+2

14

Ксанку смутил свой собственный порыв отшлепать свинок. Она растирала запястье и медлила с ответом ростовщику. Только что гарпия чуть не пришибла свой обед, и это не было в порядке вещей.
"Моя..." - мысль так и крутилась в голове, но с каждым повторением обретала новые краски.
- Не я. - Она всерьез подумала о том, чтобы отдать Даалу камею совершенно бесплатно, просто так. А если он будет сопротивляться, то пихнуть насильно, нацепить на рога, на пояс его килта..., куда угодно, лишь больше не видеть чарующий женский профиль из черного камня.
Она хотела что-то ответить демону, слова почти вспорхнули со рта, когда вернулась Дариная. Не призрачная, нашедшая отражение в шепоте у левого уха, а вполне реальная. С запахом пищи из корзинки и солнцем, задержавшимся на ворсе ее плаща. Голос помощницы ростовщика, как ни странно, разрядил обстановку, сгущавшийся воздух стал чище и прозрачней.
Ксанка вздохнула, улыбнувшись щебетунье.
- До заговора еще далеко. Пытаюсь заложить твоему боссу эту безделушку. А он, как всегда, жадничает. - Казалось, что все позади. Неловкую паузу можно забыть, как не очень уместную минуту юмора.
Но тут же нечто жадное, что заставляло глаза Ксанки мерцать в полутьме лавки, завладело ее разумом, отвергая предыдущий кроткий порыв.
Вот это "хочу" Даринаи вспыхнуло жгучей ревностью. Как будто видишь свою любовь у алтаря с другой, как будто кто-то пытается отобрать у тебя самое дорогое.
Ксанка резко накрыла рукой камею, закрывая ото всех: от Даала, от его помощницы, даже от пауков, что пугливо прячутся в темных углах под потолком.
Появившиеся черные когти вонзились в стол, на тыльной стороне узкой кисти поблескивали синим мелкие перья...
- Знаете что? Я передумала.

+3

15

Казалось, появление вампирши немного разрядило обстановку, но нет. Ее неумеренный восторг, вызванный камеей, спутал всю игру.
Даал посмотрел на полуптичью когтистую лапу, царапавшую поверхность совсем недешевого стола, и недовольно шлепнул хвостом по полу.
- Передумала? - темная бровь под рядом татуированных бугорков поползла вверх, но рогатый быстро взял себя в руки. Когда надо было выбирать из двух зол, демон всегда выбирал меньшее. И в данном случае, казалось, что таковым и будет уход посетительницы вместе с ее проблемным товаром. Нет, конечно, у него был способ избавиться от порчи, вернее избавить от нее камею. Но не так мало вещей, что в огне не горят и в воде не тонут, а проклятия зачастую огнем и уничтожались. Не хватит силы собственного пламени, то пришлось бы искать помощи у дракона. Вопрос в том, не пострадает ли в результате само украшение. Если лунный камень и способен пройти через испытание огнем, то гагатовый профиль камеи наверняка пострадал бы и, скорее всего, сгорел. А этого он допустить не мог. Одна мысль о возможном ущербе украшению отозвалась внутренней бурей протеста. Таким образом, круг замкнулся на фразе "очистить нельзя сохранить", где смыслом обладала лишь правильно поставленная запятая.
- Хорошо, - согласие Даала было неожиданным и быстрым. - Забирай и уходи. И знаешь что? Чтобы больше я ее не видел! - только последние слова дались нелегко. Мысль, утвержденная последними словами, отозвалась приступом острой тоски, будто он отказывался от чего-то очень важного и дорогого.
"Ты больше не хочешь видеть меня?" - в таинственном, оскорбленном шепоте послышалась угроза. Легкая, едва уловимая. Демон тряхнул головой и смял застывшее в руке перо.
"Я только от одной вещи в мире не могу отказаться! От соблазнительного сияния души. Ты же всего побрякушка!"
"Ты так в этом уверен?"
Даал поднял тяжелый взгляд на гарпию и кивнул на украшение. - Давай. И зверей своих не забудь, - напомнил он про клетку.
- В другой раз буду рад тебя видеть, - добавил он, справившись с собой в очередной раз, и изобразил некое подобие улыбки в оскале клыков.  - Так что пожелаю успехов без проблем.

+2

16

Вампирша испытала острый приступ досады, когда Ксанка смаху прикрыла камею когтистой рукой, а она ведь даже толком ее разглядеть не успела. Не зная причины странного поведения гарпии, Дариная вдруг почувствовала себя виноватой, а этого она очень не любила. Девушка перевела удивленный взгляд с женщины на демона и обратно, пытаясь сходу разобраться, что здесь происходит, и нахмурилась. Не могло же быть так, что обычный восторг, высказанный в отношении украшения, кто-то воспринял всерьез как ущерб собственной репутации.
- Странные вы какие-то сегодня, - примирительным тоном сказала она, хотя ксанкина выходка в очередной раз укрепила ее убеждение, что все женщины стервы, и дел с ними лучше не иметь, дружбы не водить и вообще держать на расстоянии. Вся былая, пусть и мимолетная симпатия к нечастой посетительнице конторы улетучилась бесповоротно.
- Хм, - девушка хмыкнула и дернула плечом, - разбирайтесь тут сами. Я обедом займусь.
Она уже подхватила свою корзинку, намереваясь уйти в подсобку, как ей показалось, что женский голос тихо и как-то оскорбленно произнес. - Ты больше не хочешь видеть меня?
Кроме Ксанки в конторе женщин больше не было, так что спутать было невозможно, хотя вопрос озадачил. Но раз ей за пару минут успели испортить настроение, то в долгу оставаться она не будет.
- Знаешь, не хочу! - кинула вампа через плечо и, демонстративно покачивая бедрами, скрылась в подсобке.

+2

17

Ксанка держала руку на самом дорогом в мире сокровище. Она чувствовала пульсацию, исходящую от камеи, и обжигающее тепло, становившееся с каждой секундой все горячей.
Но гарпия не ощущала, как ритм камня, незаметный для окружающих, подстраивается под ее сердцебиение и дыхание. Жадная ревнивая алчность в глазах погасли. На лице Ксанки отразилась вековая печаль. Но вовсе не из-за того, что ее прогоняли из лавки к чертовой бабушке.
Держа камею между когтями указательного и большого пальца, женщина наклонилась над столешницей к ростовщику.
- Ты всегда так решаешь проблемы? Уходи, пошла прочь... И тебе все равно, что я люблю тебя! Подлый! Подлый лжец! Почему она? - Ксанка взмахнула свободной рукой в направлении ушедшей Даринаи, едва ли осознавая личность вампирши... скорее видя в ней другую.
- Я отдала тебе все! Ты хотел денег. Получил все, что у меня было. Хотел земли. Я переписала на тебя имение за Ландышевой долиной. И после всего этого ты уходишь. Мерза-вец. Почему ты женился на ней, Витольдио? Как ты мог!
Последние слова Ксанка... или графиня Амелия? прошипела прямо в прекрасные рыжие усы человека, которого она видела своим супругом, и который так бессовестно ее обманул.
- Хорошо. Я уйду. Но и тебе с ней счастья не будет. Так и знай. - Не своим голосом сказала Ксанка, резко разворачиваясь к морским свинкам.
Для чего ей эти грызуны? Их не подают на тарелке с золотой каймой, а на шерсть у Амелии высокородная аллергия голубых кровей.
Схватив клетку, она слишком сильно взболтнула ее. Свинки запрыгали, как мячики. Одна из них, та которая желала дотянуться до камеи, вдруг тяпнула Ксанку за палец.
- Ах! - Получив подлый укус до крови, от неожиданности гарпия выпустила из рук клетку. Упав на пол, она открылась, и свинки бросились врассыпную по "Меняем все". Камея с гордым профилем выскользнула из когтей...
"Где она?! Кто? Ты... Я..."

+2

18

Поглядывая то в лицо наклонившейся над столом гарпии, то на зажатую в ее пальцах камею, Ишхат быстро справился с оторопью, однако успел отметить возникшее на ровном месте влечение к ней. Или к ним - женщине и камее вкупе.
"Оу, а день обещает стать томным", - мелькнула мимолетная мысль в рогатой голове в ответ на необычные и вроде бы неуместные ксанкины признания. И чем дальше она изливала свои возмущенные чувства, тем более странным становилось ощущение "и здесь, и там", словно и сам демон на мгновение перестал быть собой.
- Вот, это новость! Я даже не подозревал, что у меня есть тайные поклонницы! - широкая улыбка растянула губы, обнажая приметные клыки. После такого усидеть на месте за столом значило потерять контроль над ситуацией, которая помимо воли присутствующих из просто интригующей перетекала в жгуче интересную. Неожиданно быстрым и текучим движением Ишхат обогнул стол и оказался рядом с гарпией. Указательный палец с острым ногтем поддел подбородок женщины, приподнимая ее голову так, чтобы можно было прямо посмотреть в глаза, которые сейчас почему-то казались намного светлее, придавая ее лицу непривычный и чужой облик.
- Еще не отдала, но ведь все можно наверстать, не так ли дорогая... - Даал в последний момент решил, что не станет называть гарпию по имени, чтобы не разрушить те чары, что сплетались вокруг здесь присутствующих, иначе разобраться в них было бы сложнее. - О, витольдио?! Меня еще никто так не называл. Ну, что ты, лапочка, я никогда не думал о браке, так что не надо возводить напраслину. Она? Она моя помощница, сотрудница, подчиненная, любовница, соучастница - все в одной, и только. Видишь, я вполне честен с тобой, - ворковал демон на ухо Ксанке, которая меж тем, вконец разобидившись, решила, что лучшим делом будет пораскидывать в конторе свой живой обед.
Демон уже собирался отдать команду любопытному Драсту по поимке морских свинок, однако те, стоило камее выпасть из рук гарпии, буквально накрыли ее своими телами, превратившись в один живой клубок. Продолжая пользоваться сложившейся незаурядной ситуацией, рогатый приобнял Ксанку за талию и притянул к себе. - Так что ты там говорила про любовь и мерзавца? Не ведаю первое, не отрицаю второе. Не знаю про поместье, может, и стоит его поискать, вдруг я и впрямь стал богатым дядюшкой, но мы можем попробовать кое что исправить.
Пока он отвлекал гарпию потоком слов, в голове созрел план, действенность которого стоило проверить после того, как выяснится реакция Ксанки на его действия и слова.

+2

19

Амелия едва сдержала крик, когда камея упала на пол. Тонкая сеть трещин пробежала по искусному профилю, совсем еще невидимая, но причинившая ей боль.
Она попала в ловушку сильных рук Витольдио. Послушно подняла голову с тревожно блестящими глазами, нахмурилась его глупым словам. Коварный! Изменщик все отрицал, не смотря на то, что жил в имении, раньше принадлежавшем графине, за Ландышевой долиной со своей женой. Сейчас они стояли в гостиной с дорогой мебелью, обитой бархатом, Амелия помнила историю каждой вещи, каждого предмета, который выбирала сама, мечтая окружить себя гармонией и счастьем.
Ее рука уперлась в его твердую обнаженную грудь.
- Ты снова смеешься надо мной! - Амелия закрыла глаза и отвернулась, чтобы не смотреть на притягательные усы, на улыбку с идеально ровными зубами.
Женщина пыталась отстраниться. Огонь страсти жег даже сквозь плотную ткань платья с глубоким вырезом по моде давно прошедших лет.
- Забудь меня, Витольдио! Что скажет твоя жена, если войдет в комнату? Хотя нет... - Амелия запустила руку в волосы рыжего повесы. - Пусть видит, какой ты гадкий и эгоистичный. Посмотрит на твою настоящую натуру.
Ее губы почти коснулись его рта. Амелия могла попробовать дыхание своего жениха, насладиться им вновь, как когда-то.
- Я утонула в реке. Мое тело плавало в воде почти неделю, и мне было хорошо. Так спокойно. Без тебя. Но потом меня выловил какой-то рыбак. Я забрала его через три месяца. Он не ел, не пил, часами смотрел на меня и слушал. Но хотела-то я тебя, моя любовь. Мой Витольдио. - от губ Амелии пахнуло речной тиной.
Она заставила мужчину склониться ниже. Но вдруг с ее вздохом вырвался несмелый язычок пламени, но не обжигал, но...
- Разбей камею, Даал... - Прошептала Ксанка. - Прошу тебя.

+2

20

Разыгравшася в конторе сцена была достойна пера какого-нибудь писателя, чьи любовные повести неизменно пользовались успехом у женского населения города, или хотя бы упоминания в желтой газетке типа "Пророк Волариона" за подписью "Бегемот и Ко".
Демон не дал нахмурившейся гарпии выскользнуть из объятий, наслаждаясь ее внутренней борьбой, которая подтачивала ее же сопротивление.
- Не сомневаюсь, что Витольдио забыл, но мне то это к чему? Страдать плохой памятью не в моих правилах. А, если такая жена найдется, пусть смотрит. Ведь в своем эгоизме я непревзойденный, - улыбаясь, ответил Даал, догадываясь, что, возможно, Дариная не усидит в подсобке, а хотя бы на несколько мгновений высунет свой любопытный носик. И поделом вампирше, а то в последнее время стала немного забываться, того и гляди, скоро придется заняться воспитательной работой.
Демоны не те существа, которых можно испугать запахами болота и тины, либо вполне родным и приятным пламенем, вырвавшимся у гарпии, которое само убрало предыдущие "ароматы", так что пользуясь моментом, Даал все же оставил на темных, чувственных губах женщины свой поцелуй, не страстный и жгучий, как той, возможно, хотелось бы ее против собственной воли, а больше похожий на печать, удостоверяющий его личность и сам момент.
- Сейчас посмотрим, что с ней можно сделать. Ксанка, - рогатый впервые назвал гарпию по имени, понимая, что та все же сумела, хотя возможно и не надолго, взять себя в руки. Так что нечего было опасаться разрушить навеянное украшением очарование.
Продолжая обнимать женщину, одной рукой, вторую демон протянул в сторону камеи. Стоило лишь немного шевельнуть пальцами, как предмет всеобщего обожания медленно воспарил в воздух, преодолевая сопротивление зверьков, из последних сил пытавшихся удержать ее в лапах, но вскоре вынужденных под собственным весом попадать на пол. Камея поднялась на уровень груди  и застыла в таком положении. Ишхат облек украшение огненной сферой, пока не причиняя ей вреда, просто пытаясь выяснить, способно ли окружившее пламя отсечь ее зловредное влияние. В его намерения не входило уничтожение странной вещицы, которую можно было бы в дальнейшем как-то использовать. Скорее демон рассматривал такой вариант, как крайнюю меру, если не удастся подчинить камею своей воле. Так что пока он лишь удерживал безделушку внутри огненной сферы и наблюдал за поведением Ксанки.

+2

21

Шепот собственного голоса оказался для Ксанки неузнаваемым. Она с трудом вырвалась из плена бархатной гостиной и заставила себя видеть в лощеном лице Витольдио Даала. Как будто что-то забирало ее разум, заслоняло воспоминания, взамен подсовывая чужие. Ксанка меркла, зато вперед выходила другая женщина. Пахнущая застоялой тиной, с мелкими рачками и дряблыми лентами пиявок в высокой напудренной прическе, размякшей от долгого пребывания в воде. Черное сердце трепетало в обтянутой лифом груди с четким рисунком раздувшихся вен...
- Витольдио. - Выдохнула Амелия, потянувшись синюшными губами к только что запечатлевшему поцелуй любимому. Она выпьет его без остатка! Как рыбака. Как еще нескольких Витольдио после него, пока не найдет своего единственного, кто останется с графиней навечно.
Вечность...
- Ты... Ты что себе позволяешь!? - Карие глаза Ксанки вспыхнули гневом.
Гарпия влепила Даалу звонкую пощечину. Ух, она была зла. В восторге от властной силы демона... И рассержена на него. Ксанка оттолкнула ростовщика, разомкнув его собственнические объятия.
Куда-то исчезли пуфики и диван. Искательница сокровищ вновь вернулась в "Меняем все". Кошмарное платье утопленницы сменилось привычным плащом и рубашкой с мелкой рюшью по краям, стало легче дышать без корсета. Но самое главное - пропал Витольдио. Эти ужасные усы... как они щекотали губы в обманчивом восприятии завладевшей телом гарпии Амелии, рот покалывало до сих пор.
И боль вернулась в укушенный свинкой палец.
- Даал, повторяю. Уничтожь камею. Я готова сама тебе заплатить, чтобы ты избавил меня от Амелии раз и навсегда.
Надо было знать характер хозяина конторы. Скорее удушится, чем расстанется к дорогой вещичкой. Но Ксанка все еще чувствовала привкус тины. И ей очень не хотелось, чтобы Амелия, призрак она, или всего лишь печать воспоминания в лунном камне с черным барельефом, покидала пределы лавки, чтобы найти следующего Витольдио.

+2

22

- Позволяю? Только то, что могу себе позволить, - с шутовски виноватым видом демон пожал плечами на Ксанкино негодование, когда та все же вырвалась из его полуобъятия и потер освободившейся рукой щеку после увесистой оплеухи.
Ему ли расстраиваться, если эксперимент оказался успешным, или, по крайней мере, увенчался временным успехом. Гарпия смогла высвободиться не только из его рук, но и от морока, навеянного камеей, и сейчас вполне походила на ту женщину, которую он знал раньше. Однако просьба горе-владелицы украшения заставила задуматься. Ишхат по-прежнему заставлял камею левитировать внутри огненной сферы. Даже если целостность проклятой вещи была нарушена падением, то воздействие ее прекратилось лишь после пламенной изоляции. А  это значит, что цена произведения искусства неизбежно стремилось к незначительной стоимости лунного камня, и само по себе имело значение только проклятие. Но так уж выходило, что поражало оно в первую очередь владельца. Рогатый точно не собирался становиться очередной жертвой это безделушки, а подкинуть кому-то или перепродать? Пусть Даал и был демоном до мозга костей, с темным прошлым и непредсказуемым будущим, однако он умудрялся существовать в городе так, чтобы не нарушать равновесия между беззаконием и порядком. И пусть многие могли бы зачислить его во враги, сам он такой мелочностью не страдал, хотя и не против был попортить кому-то репутацию, настроение или имидж при удобном случае. Большей частью лишь шутки ради.
- Слишком хлопотно, - вслух вынес свой вердикт демон, обращаясь к камее, а потом пытливо глянул на Ксанку. - Заметь, это ты сказала. Цена вопроса та же. Так что подчиняюсь твоему желанию.
Он провернул держащую руку в воздухе и сжал в кулак. Огненная сфера вокруг подвески сначала почти схлопнулась и следом вспыхнула жарким и ярким пламенем. К потолку потянулся черный, пахнущий горящей тиной чад. Через несколько мгновений все было кончено, и на пол с тихим стуком упал голый лунный камень, от которого испуганные происходящим морские свинки кинулись врассыпную.
- Конец любви, - с наигранным сожалением вздохнул Даал и улыбчиво оскалился, - а так интересно все начиналось.

+1

23

Барельеф искусной работы сгорел в огне. За мгновение до того, как пламя поглотило профиль женщины из черного камня и повалил дым, Ксанка услышала крик Амалии. Он был полон боли, отчаяния и неимоверной злости отвергнутой влюбленной. Но в сердце гарпии крик отклика не нашел. Ксанка слишком хорошо помнила, как эта сука забралась к ней под кожу, мечтая лишь о любви и смерти, причем о втором гораздо сильней. Почему-то графиня решила, что чужие страдания искупят ее вздохи по Витольдио...
Тень Амалии больше не давила на гарпию. Утратив камею, Ксанка смогла вздохнуть с облегчением.
Она подобрала клетку с пола и стала возвращать в нее морских свинок. Грызуны тоже освободились от влияния проклятого украшения и больше не напоминали одержимые меховые шарики.
- Спасибо. Я даже не могла представить, что настолько зачарована камеей. Казалось, что все слухи - сплошная неправда и глупая выдумка. - Сказала Ксанка ростовщику.
Схватив за шкирку последнюю свинку, она вгляделась в блестящие бусины глаз, в которых не читалось ни единой мысли. Именно этот цепной зверь, с белой лапой, укусил ее за палец.
- Тебя я съем первой. - Шепотом пообещала гарпия и захлопнула дверцу клетки, просунув внутрь последний мохнатый попец.
- Но объясни мне, дорогой Даал. Как я могла придти к тебе за деньгами и еще оказаться должна? - Длинные ресницы прикрыли темные глаза, и губы едва заметно изогнулись в горькой улыбке. Они помнили вкус поцелуя наглого, эгоистичного, жадного ... такого восхитительно сильного демона.
- Восемьдесят серебром и срок три недели. Верно? - Ксанка назвала озвученную им самим цену.
На полу остался лежать лунный камень. И лишь выщерблены и зазубрены на его поверхности в тех местах, где крепился барельеф, напомнил об Амелии и ее губительной красоте. Подымать камень Ксанка не стала.

+3

24

Демон скрестил руки на груди, откровенно забавляясь ситуацией. В его конторе бывали всякие посетители, частенько тащившие за собой на хвосте или крыльях разные приключения, так что обладай рогатый даром делиться своими мыслями с пером и бумагой, можно было бы книги писать. А так оставалось каждое подобное событие, словно редкостную вещицу, скаредно складывать в безразмерную шкатулку собственной памяти.
- Всегда пожалуйста. Такой ты мне определенно нравишься больше, - ответил Ишхат, наблюдая, как ловко гарпия отлавливала свой разбежавшийся по залу обед, сопровождая его угрозами быстрой расправы. Но, в конце концов, чему удивляться, ведь по сути она и есть хищная птица, исполняющая свое предназначение.
- Как пришла? Ногами полагаю, хотя, может и прилетела. Откуда мне знать, - демон пожал плечами и осклабился. - А должна ты за оказанную тебе услугу по спасению твоей драгоценной шкурки, а она, я полагаю, стоит даже большего. Так что не мелочись, Ксанка.
Нет, укорами совести Даал никогда не страдал, и за долгие годы свое работы успел обзавестись твердокаменной броней, которую не способны были пробить копья жалоб, стрелы причитаний и мечи угроз - обычный арсенал того оружия, который пускали в ход надеющиеся выпросить снисхождение или скидку посетители "Меняем все". Зачем входить в чье-то положение, если ценность имеет лишь свое? Доход и выгода - больше демона ничего не интересовало в этом городе. Ну, почти ничего. Хотя в подобной ситуации стоило подумать о будущем. Или не стоило? Какое ему дело до того, как будет решать свои дела в предстоящих походах гарпия? Даже если сгинет, поток "ксанок" в контору не иссякнет, дивным всегда что-то надо, или деньги, или нечто особенное, чего в простых лавках не найдешь...
Рогатый чуть наклонил голову, задумчиво глядя на гарпию, потом выпростал руку притянул в ладонь валявшийся на полу бесхозный камень. В его глазах вновь вспыхнули насмешливые красные искорки.
- Хотя за эту безделушку, раз она тебе больше не нужна, я могу скинуть... ммм, десять серебра. По доброте душевной, или как плату за подаренный вами, - он особо выделил последнее слово, давая понять, что имеет в виду обеих - гарпию и "душу" камеи, - страстный поцелуй. Будет что вспомнить бедному демону долгими зимними ночами, - добавил патетично. - Так что с тебя остается семьдесят. А срок? Пусть три недели, хорошо уговорила.
Даал повернулся широкой спиной к женщине и вернулся за стол. Отпущенный из ладони лунный камень с тихим стуком лег рядом с толстой тетрадью, а его место в освободившейся руке заняло чуть потрепанное перо. Рогатый вопросительно посмотрел на посетительницу, готовый либо подписать сделку, либо отпустить Ксанку как есть. С него не убудет. Вопросы о чести и совести - это вопросы о свойствах души, и не ему, бездушному, думать о том, как с этим будет справляться душа гарпии.

+2

25

Ксанка не жаловалась, не причитала и уж тем более не умоляла демона снизить цену или даже простить долг в счет будущих отношений. Деловых. Сердце Даала - все равно, что тот самый лунный камень, разве что звенит золотом - тонко и жадно.
Она покачала головой с полуулыбкой.
- Разве я похожа на падшую женщину, которой платят за поцелуи?
Гарпия ею не была, как и Амелия, наконец-то упокоившаяся с миром. Графиня жаждала любви, Ксанка тосковала по надежному плечу, с которым огонь, вода и медные трубы... Впрочем, все это уже не важно.
- Дарю его тебе вместе с камнем. Он почти идеален, получатся хорошие бусы или серьги. - Подойдя к ростовщику, она мягко забрала у него перо, не касаясь его жаркой ладони. Обмакнула в чернила и, склонившись, сама заполнила пустую строчку.
- Восемьдесят. Постараюсь вернуть раньше. - Ксанка вернула Даалу перо. - Не провожай, я найду выход.
За дверью лавки было все так же жарко и солнечно. Она подставила солнцу лицо, не боясь сгореть. Гарпиям не страшен огонь, они никогда не получают ожогов. Летнее тепло помогло окончательно разогнать морок смертельных объятий графини.
Скоро вновь отправляться в поход. А снаряжения как не было, так и нет. У Ксанки не осталось сбережений, но у нее были перья... За перья гарпии торговцы компонентами снадобий и амулетов давали неплохую цену. Или она может срезать гриву. Не беда, за несколько лунных циклов отрастет.
Свинки пели, жизнь продолжалась.

+3

26

Ксанка не выбирала легких путей, возможно, это делало ей честь в глазах собственных и многих других. Для демона же все посетители делились на две основных категории - с кем можно вести дело и с кем нельзя.
- Нет. Но мне-то без разницы, падшие или непадшие. Одни дарят себя бесплатно, другие - продают,  и это их собственный выбор, - Ишхат пожал плечами и откинулся на спинку стула, лишь кончик хвоста лениво шевелился на полу, пока Ксанка, забрав перо, заполняла графы в тетради.
- Хм, благодарю за роскошный подарок, - демон широко улыбнулся,  глядя на склонившуюся над столом темную голову гарпии. - Признаюсь, удивлен.
Он положил возвращенное перо на стол и проводил Ксанку задумчивым взглядом.
"Гордо пошла. Птичка знает себе цену. Но ключевое слово все же "цена". И тут у каждого она - своя".
Что-то промелькнуло в темной глубине где-то там, между сердцем и вросшим в грудь пульсирующим кристаллом. Легкая тень то ли сожаления, то ли грусти.
Среди сонма дивных, с которыми приходилось сталкиваться демону в своей жизни иногда попадались существа с яркими душами, подобные редкостным артефактам или драгоценным камням, которые хочется утащить в свой подвал, где в уединении и тишине можно целиком предаться страсти исследователя, и если, действительно, оказывалось, что они обладали уникальными свойствами и красотой, спокойно наслаждаться, как истинному знатоку и мастеру с полным пониманием того, что и на этот раз пронесло, ибо нет в мире совершенства.
Даал встал из-за стола и заглянул в подсобку. - Дариная, запишешь Ксанку в раздел "особые посетители". И смотри мне, без фокусов.
Раздался звон дверного колокольчика, в первый миг демон все же подумал, что это гарпия зачем-то вернулась, но на пороге показался силуэт мальчишки-посыльного с увесистой корзиной - обед прибыл.

+2


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Флэшбэк » Даал Ишхат, Ксанка Шерри, Д.Дамиан. Контора Ишахата. 1й месяц лета 511