Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Управление стражи » Прозекторская


Прозекторская

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://sa.uploads.ru/5WKic.jpg

Одноэтажная полукруглая пристройка к зданию управления. Имеет отдельный вход с двустворчатыми коваными дверьми и покатым крыльцом.
Небольшая прихожая разделяется на два хода. Правый ведет непосредственно в зал, где проходят манипуляции с трупами. Левый - в кабинет криминалиста, совмещенный с лабораторией.

Зал светлый, просторный, одна из стен полностью застеклена и закрыта занавесями. В нем находятся два операционных стола, стеллаж под инструменты, большие весы, корыто с водой, шкаф с вещами покойных, сложенными в ящики (каждый пронумерован), ледяной ларь - стеклянный ящик для хранения останков, поддерживаемый магией.
Трупы по возможности долго не хранятся и сразу по вскрытию и заполнению акта отправляются в похоронное бюро.

Кабинет криминалиста отделан темным деревом, пол каменный, холодный. Единственно окно прикрыто шторами, что создает полумрак. Большую часть помещения занимают письменный стол с кожаным креслом и книжный шкаф с книгами по анатомии различных рас. На полках расставлены препараты из органов в стеклянных банках. Светильники сделаны из раковин наутилусов - глубоководных моллюсков.
На низкой тумбе стоит аквариум с причудливыми созданиями - хищными рыбами с огромными пастями и фонариком на отростке, растущем из головы.

Лаборатория совмещена с рабочим кабинетом и имеет общий проем без двери.

+1

2

---> Городской парк

Илай все-таки опоздал. Он появился в прозекторской в половине одиннадцатого, в кабинете доктора никого не застал и отправился в зал для вскрытий. К чаю вампир ничего не принес и не столько потому, что не нашел, сколько потому, что времени на поиск не оказалось: Гирлен, тот самый стражник, что был с ним при посещении госпожи Гефур, растерявшей жар-птиц, связался по нор-диску – ЧП, как и опасался Илай, не заставило себя ждать.
Мягко ступая по начищенному до блеска полу, он шагнул в просторный зал. В нос ударил запах крови. Мертвый эльф лежал на столе, а доктор работал, не покладая рук: его мясницкий фартук был уже основательно запятнан. С минуту Илай стоял молча, наблюдая за Раухом, за точностью его движений, за невозмутимым выражением лица.
«Исключение из правил» - собственные слова вспоминались теперь, и не только в связи с недавним происшествием. Улыбнувшись, Илай кашлянул в кулак.
- Я опоздал. – Сказал он. – И ничего не принес вам, доктор, кроме плохих вестей.
Взяв чистый фартук, Илай надел его, затянул завязки. А когда снова посмотрел на Рауха, улыбки на лице уже не было.
- Араэ мертв. – Сказал он. – Убит меньше часа назад, труп нашли за домом банкира Роилле: там большой задний двор, Араэ лежал между беседкой и персиковым деревом. Роилле видел убийцу, и это был Кинсан, доктор. Он заманил Араэ к дому банкира, и, пользуясь внезапностью, перерезал горло. Роилле застал нашего коллегу аккурат за окончанием скальпирования. Жив остался чудом: заорал, и Кинсан сбежал...
Пальцы Илая скользнули по краю операционного стола, задели холодную руку трупа, который уже мало походил на найденного в парке дивного.
-…сбежал с цацкой. – Глядя в остекленевшие глаза эльфа, продолжил Илай. – Его ищут. Труп Араэ уже везут сюда вместе с рисунками с места убийства. А Роилле в Управлении, заперт в моем кабинете с Инухом. Оба взволнованы - жду, пока придут в себя. Ну, а вы, доктор?
Не удержавшись, Илай зевнул. За час сна он бы продал душу, но даже этого времени у них не было.
- Обнаружили что-нибудь?

+1

3

Городской парк ---->

Вскрытие началось ровно в десять часов. Доктор Фратос не стал дожидаться Илая и приступил к работе в указанное время. Свой халат с символикой городской стражи криминалист сменил на фартук мясника, волосы закрепил широкой лентой из плотной ткани.
Эльф лежал на операционном столе, уставившись остекленевшим взглядом в потолок. Терпеливый пациент молчалив и доступен. Он примет все указания врача и не попросит о том, чтобы не было боли.
Сначала Раух аккуратно разрезал его рубашку. Живот жертвы оказался не так идеален, как на первый взгляд. Рукой в перчатке Фратос прожал брюшину и отметил уплотнение с одной стороны.
- Начнем, куколка, - криминалист знал, что эльф его уже никогда не услышит, но устная речь привносила некое подобие контакта и в какой-то степени развлекала.
Он пододвинул тележку с инструментами к трупу. Больше всего пилы, щипцы и ножи напоминали пыточные приспособления. Раух использовал обычные, изготовленные людьми, однако сам бы предпочел изящные инструменты искусства из родного мира. Впрочем, эльфу было все равно. Безмятежный, он лишь подрагивал по инерции, когда пила доктора Фратоса стала вскрывать его грудную клетку. Из поврежденных сосудов брызнула еще не свернувшаяся кровь, сочилась лимфа.
С ребрами пришлось повозиться щипцами. Но к приходу следователя Ириё верхняя их часть была изъята, и грудь и живот мертвеца представляли одну зияющую рану.
Раух поднял голову на кашель. Принадлежать он мог только кому-то третьему в этом зале.
- Ничего страшного, Илай. Вы застали самое интересное.
Доктор отошел к корыту с водой и смыл с рук кровь и ошметки плоти.
- Что вы говорите? - Фратос налил себе в чашку чаю из чайника, стоявшего на столе.
- Как жаль.
"Что чай уже остыл."
- Кто бы мог думать, что среди нас, стражей порядка, есть убийца. Семья Араэ живет в нескольких домах от меня. Пришлю им венок с искренними соболезнованиями, - Раух выглядел огорченным и потрясенным. Как можно? Кинсан, средь бела для идущий на такое страшное преступление, как убийство...
"Мало сахара, это огорчает."
- Но вы не находите странным тот факт, что Кинсан действовал так же, как Коллекционер? Непостижимо.
"Что никто не связался со мной и не вызвал меня на место преступления." - доктор Фратос смотрел на свое отражение в чашке крепкого черного чая.
- Не желаете чаю, Илай? Он бодрит, - предложил Раух зевающему следователю. - У меня пока ничего нового, но вот-вот появится, чем вас удивить.

+1

4

- Странным? – Снова зевнув, Илай смахнул выступившую в уголках глаз влагу. – Инсталляция Кинсана… Когда думаю об этом, представляется картина, на которой художник не успел поставить подпись, открытие выставки – вот-вот, и он, хватая первые попавшиеся кисти, карябает инициалы, где попало. Араэ – подпись. А вы, доктор, не находите странным, что целью стал именно стражник? Почему он? Почему сейчас? И почему Кинсан? Для него логичнее было убить меня. С Араэ они дружили.
Сам Илай думал, что стражник случайно попал под раздачу. Вспоминая его поведение этим утром, вампир прокручивал в памяти голос Араэ, взгляд, выражение лица, его сомнение в следователе и смущение потом – все было нехарактерно. Однако в то же время не нарушало допустимой нормы, чтобы вызвать тревогу. Еще вчера с Араэ все было в порядке, а сегодня…
«…либо то, что повлияло на него, случилось ночью, либо – этим утром. – Думал Илай. – Родственников опрошу, но готов поставить последний грош, что Араэ спал сном младенца. А утром на него что-то повлияло. Медленно, неуклонно, как отрава, которую льют в еду по капле… что и позволило Кинсану обмануть его бдительность»
Илай с уверенностью сказал бы, что дело в найденной возле трупа цацке, если бы почувствовал в ней хоть какую-то магию. Однако магии не было.
«Или ее очень умело скрыли. Конечно, эксперт Управления мигом определил бы, что с украшением, но его тоже теперь нет. Как удачно для преступника, и как печально для нас… да?»
- Спасибо, от чая не откажусь. – Улыбнувшись Рауху, Илай оперся локтями о край хирургического стола. Вскрытый эльф лежал прямо перед ним: в ярком свете влажно поблескивали внутренности, запах крови и экскрементов лип к коже. – Но «самое интересное», доктор, вам придется объяснить - я не понимаю, где у него что.
Анатомия остроухих разительно отличалась, хотя внешне сходства с теми же людьми и вампирами было немало. И в другой ситуации Илай с удовольствием послушал бы подробный рассказ об отличиях, но сейчас надо было думать о Коллекционере.
- Кстати, - словно вдруг вспомнив, сказал он, - сексуального насилия не было?

Отредактировано Илай Ириё (2018-05-02 18:10:46)

+1

5

Доктор Фратос мыслил без обилия образов, в его голове схемы складывались в логичные структуры, строгие и объяснимые. Он налил Илаю чаю в стеклянную кружку с прозрачными стенками.
- Вам знакомо понятие острого психоза? - Раух отдал чай следователю.
- Кинсан действовал не обдуманно, как под влиянием сильных эмоций. Он присутствовал при освидетельствовании двух предыдущих жертв и волей-неволей слышал наши рассуждения о действиях убийцы. Эти события могли повлиять на его разум. Или же страж был в сговоре с преступником. Другой вариант предполагает чужое воздействие. В любом случае, Араэ вскрыли горло чтобы запутать следствие. Кинсан - не Коллекционер, это очевидно. Что же касается выбора жертвы... вероятно, друг оказался ближе вас.
Жизнь на земле причиняла доктору некоторое неудобство. Он угостился чаем, чтобы восстановить водный баланс, и вернулся к куколке, все так же терпеливо ожидавшей криминалиста.
Присутствие следователя Ириё нисколько не мешало производить вскрытие. Илай был любопытен, не брезглив и обладал крепкими нервами, что льстило Рауху. Однако же сейчас патологоанатом оставался задумчив. Возможно, виной тому недостаточно сладкий сахар.
- Половые органы не повреждены, припухлостей и ран не отмечено, в анусе в том числе. Наш красавчик чист и невинен.
Раух отвернулся, чтобы вернуть чашку на стол и пододвинуть к столу большие весы на низкой тележке. Чаши на цепях мерно раскачивались. Доктор стукнул по стрелке ногтем, выравнивая значение на ноль.
Всю мозаику идеально подогнанных внутренних органов разбирать не было нужно. В вскрытой грудной клетке криминалист видел трехкамерную сердечную мышцу в превосходном состоянии, без грамма жира на стенках, чистые легкие с большими полостями, обеспечивающими глубокое дыхание, пищеварительный тракт. Однако же печень имела неестественный белый цвет.
Раух отделил ее от протоков и вынул из живота жертвы. Печень была склизкой, развалившейся в руке доктора, как громадный слизняк. Она была твердой на ощупь, истекала жидкостями внутренней секреции и смердела.
- Вот ваш подарок, Илай, - доктор Фратос положил железу на весы. Оказалось, что она весит в три раза больше положенного.
Именно раздувшаяся печень прощупывалась через брюшную стенку твердым комком.
- Нужна консультация специалиста по ядам и зельям. Перед тем, как убить, эльфа отравили. Затрудняюсь сказать чем, по действию вещество мне не знакомо. Возможно, это объясняет, почему жертва не сопротивлялась...
Доктор испил еще чаю.
- Какой выдумщик наш маньяк. Каждый раз удивляет. Вскрою желудок. Посмотрим, что красавчик ел на ужин. Хотите кренделей с маком? В банке рядом с чайником.

+1

6

- Знакомо. – Кивнув, Илай взял чашку обеими руками, как делают замерзшие дети, если хотят согреться. – Но признаков психоза у Кинсана не было. И он участвовал в расследовании убийств: помните Вдову? Ну, ту самую, которая травила мужей и шила из их кожи абажуры? Кинсан же помогал с ее поимкой. У него крепкая психика, доктор, и я бы поставил на чужое воздействие или да, сговор. А вот запутывание…
Глотнув чаю, Илай невольно приподнял бровь – это оказалось вкуснее, чем он ожидал. Улыбнувшись, вампир кивнул Рауху и сел на пустой стол. Железные ножки скрипнули по каменному полу.
- Для запутывания следствия, - продолжил он, отпивая чай маленькими глотками, - это грубо, непродуманно, импульсивно. Ничем не похоже на Коллекционера. Полагаю, если бы он действительно хотел внести сумятицу, выбрал бы что-то более похожее на естественную ошибку: другое расположение тел, другие увечья, может, нехватка каких-то органов – что-то, что может сбить со следа. Но убийство Араэ?
Отставив чашку на стол, Илай покачал головой. Он думал, что Кинсан, будь он под воздействием или в сговоре, хотел убить не Араэ, но что-то пошло не так, поэтому стражник прикончил того, кто, как и сказал Раух, был ближе. Но опять же возникает вопрос – зачем?
- Кинсан, конечно, не Коллекционер, - сказал Илай, - а скальпирование и вскрытие горла – демонстрация связи. «Я с ним заодно», вот что он сказал. Но не только это. «Кто еще на его стороне?» - если был в сговоре, и: «кто следующий?» - если было воздействие. Общее послание звучит как-то так: «вы не в безопасности, никто из вас». И как думаете, доктор, какой реакции от нас теперь ждут?
Глядя на печень, качающуюся на весах, Илай думал, что яд не отменяет близкого знакомства с жертвой. Но он необходим, если нужно избежать сопротивления.
- Отличный подарок, доктор Фратос. – Улыбаясь, сказал вампир. Закинул ногу на ногу, оперся ладонями о стол – пустая кружка качнулась на краю. – Можно сохранить часть печени? Специалиста мы найдем, но не сразу. И как считаете, почему Коллекционер избегает открытого столкновения? Жертвы сильнее? А может, в месте, где он убивает, нельзя шуметь? Ну, соседи, например…
От кренделей Илай отказался: опасался, что, если съест что-нибудь, точно уснет.
- И еще, - продолжил он, - ни у одной из жертв вы не обнаружили следов сексуального насилия. Но мы нашли их полуголыми. Зачем Коллекционер их раздевает? Вещи нужны ему, как и скальпы? Или не все так просто?

Отредактировано Илай Ириё (2018-05-03 19:14:22)

+1

7

Криминалист тоже не стал баловать себя кренделями. Вместо этого он открыл шкаф с инструментами и посудой для образцов и препаратов, чтобы взять оттуда пустую банку.
Печень целиком отправилась внутрь, проскользнув жирным червем. Процесс сопровождался характерным хлюпаньем и густым звуком "плюмб".
- Оставьте консультацию по ядам мне, это моя работа. Вскоре мы получим ответ, чем накормили нашего красавца перед смертью.
Раух неодобрительно покачал головой, заметив беспечность, с которой Илай уселся на разделочным стол.
- Я бы на вашем месте не стал там размещаться. Не смотря на то, что стол регулярно моется, мои клиенты могут быть не совсем целыми и свежими. Освободите ложе, когда приедет Араэ, оно положено ему по закону, - доктор Фратос улыбнулся, показав края острых, словно иглы, зубов.
Профессиональный юмор. Такой же белый, как начищенные ботинки патологоанатома из черной кожи.
- А зачем Коллекционеру идти на прямой контакт? Это неэффективно, есть риск самому получить ранение или упустить жертву. Как раз здесь он ведет себя, как классический убийца. К тому же вы правильно заметили. Шум, - Раух поставил банку с печенью на стол к чайнику и кренделям. - Воларион густо населен, укромных мест в городе не так уж и много.
Первую жертву нашли в Доме Зеркал. Мужчина из расы людей полусидел, облокотившись спиной на стену в западном зале. Вторым убитым оказался молодой оборотень в приватной комнате одного из увеселительных домов. Третий, павший от руки загадочного убийцы, был только что доставлен из парка.
Итак, уже можно сделать вывод, что Коллекционер не привязан к территории, и местоположение не является определяющим фактором.
"Что тогда? Возможно, стоит опираться на личность, а не на внешнюю атрибутику?" - Раух потер вытянутый подбородок.
- Признаюсь, отсутствие одежды ставит меня в тупик. Если только наш убийца не любит облачаться в вещи своих жертв. Та же Вдова, если помните, любила мужские рубашки с плеча мертвеца.
Нор-диск криминалиста завибрировал. Кто-то настойчиво пытался выйти с доктором на связь, и Фратос был вынужден извиниться перед Илаем за кратковременное отсутствие.
- Одну минуту. Отвечу на вызов. Не режьте его желудок без меня, иначе мне будет досадно. Сделаем это вместе, - вежливо попросил Раух, отлучаясь в свой кабинет.
Разговор займет совсем немного времени. Красавчик и следователь Ириё не успеют соскучиться.

+1

8

Пока Илай смеялся шутке Рауха, чашка соскользнула со стола, крутнулась в полете и опустилась в руку вампира. Он поймал, не глядя. С такой небрежностью на фермах бьют комаров – хлопают, не отвлекаясь от дела. Но комар падает дохлым. 
- Ну, что вы, доктор? – Сказал Илай: нагнувшись, поставил кружку рядом с головой мертвеца. – Эльфы у меня впервые, а вдруг без вас я почки разрежу вместо желудка?
Он не был брезглив, и знал Рауха: столы начищены не хуже, чем ботинки, какими бы ни были «клиенты». Улегшись на столешницу спиной, Илай глянул на эльфа: его рука свесилась с края – естественно, как во сне.
- Поговорим? – Предложил он, тоже вытянув руку и пальцами поглаживая линии на ладони мертвеца. – О твоем убийце. Подведем промежуточный итог. Хочешь?
Труп молчал. Вспомнилась присказка про «молчание – знак согласия», и следователь усмехнулся – от детской непосредственности не осталось и следа.
- Он убивает только мужчин, обязательное условие – привлекательность, однако их семейное положение не важно. Он сильный маг, стихия, вероятно, воздух, поскольку с легкостью переносит трупы взрослых мужчин, не оставляя следов. Он хочет, чтобы о нем знали, бросает вызов системе власти Волариона, поскольку оставляет трупы там, где никто не осмелится убивать – Дом Зеркал, Городской парк. Он выказывает пренебрежение правопорядку - снимая нор-диски, будто спрашивает: «что вы можете без них?». И я не удивлюсь, если следующую жертву мы найдем в Храмовом комплексе, на Площади зеркал или в Темных кварталах.
Под пальцами Илая тянулась линия жизни мертвеца - длинная и неровная, вампир мягко постукивал по ней ногтями, словно отбивая ритм собственных слов.
- Он не испытывает к вам влечения, но и ненависти тоже нет. Вы не замена кого-то значимого для него, поскольку непохожи между собой. Ты знаешь, - Илай вдруг переплел пальцы с холодными пальцами трупа, чуть сжал их, - я тут вспомнил, что во многих культурах волосы значат память. Он лишает вас и памяти, и одежды, символа достатка и положения. Он словно делает вас куклами, привлекательными игрушками, однако же – бессловесными с перерезанным горлом и бесправными без нор-диска. А эта цацка и Кинсан… «Никто не исключение, - говорит он, - все, даже стража, бессловесны, бесправны и беззащитны. Власть не поможет вам. Власть – это игрушка в моих руках».
Выпустив пальцы трупа, Илай сел на столе и поглядел на дверь, за которой исчез Раух.
- Знаешь, - сказал он, опираясь о край стола и покачивая ногами в воздухе, - сомневаюсь, что нашему доктору позвонила бабушка, чтобы узнать, что он хочет на ужин. А было бы мило, правда?

Отредактировано Илай Ириё (2018-05-05 16:25:54)

+1

9

Доктор Фратос закрыл за собой дверь кабинета. Вызов на нор-диск не прекращался. Была возможность не отозваться, сославшись на занятость, но интуиция подсказывала, что нужно ответить.
Каменный пол не скрывал тихого звука шагов с постукиванием каблуков узких ботинок. Раух прошел вглубь к письменному столу.
Персоной, оторвавшей криминалиста от копания во внутренних органах трупа оказался профессор Корриген - коллега доктора по преподавательской деятельности в аспирантуре.
- Добрый день, Алаказам. Вероятно, произошло что-то важное, раз вы беспокоите меня в рабочее время, - Фратос сел в глубокое кожаное кресло, спинка которого была показательно прямой и жесткой. Скрипнули подлокотники.
- Вы правы. Раух, у нас кое-что случилось. Пропал студент -  Мауро Нет-Фаир, вы предавали у него целительство.
- Да, так же как остальные профессора другие предметы, положенные по курсу, - голос доктора звучал ровно, словно поверхность застывшего зимнего озера.
Он отставил журнал и письменные принадлежности на тумбу и, безошибочно найдя на ощупь скрытый замок, откинул столешницу.
Состоящая из двух половин, она содержала внутри секрет - шахматную доску, соотношение черных и белых квадратов на которой не соответствовали ни одним известным правилам.
- Но никому из них он не посвящал пяти дневников, исписанных от корки до корки, - Корриген сдавленно и нервно хихикнул.
Рука Рауха в мелкой чешуе застыла над расставленными фигурами, но только на мгновение. Спустя секунду он поставил на поле еще одну черную пешку.
"Кинсан." - фигура лишняя в раскладе. Однако лишь на первый взгляд.
- И что же? Я должен отвечать за чужие мысли? Но вы меня заинтриговали. Какого содержания записи? О том, что ему никогда не добиться хорошей оценки без знания предмета? - Раух спрашивал о том, что и так знал.
Мауро доставлял много проблем. Теперь их нет. Как нет и самого студента.
- Он был в вас влюблен. Неужели вы не знали?
- Даже не догадывался, - Фратос склонился над доской.
Черная пешка, рядом еще одна - белая, лежащая на боку. Три коня - все ребром на своих клетках.
"Интересно. Нетривиально."
- Пусть так. Но, Раух, у него влиятельные родители. Они подняли бучу, когда обнаружили исчезновение сына, а потом нашли в его комнате эти дневники...
- Не паникуйте, Алаказам. Студент может вернуться домой в любой момент.
"Разумеется, нет. К сожалению, тела людей не так хорошо переносят замораживание, как тела амфибий."
- Но...
- Вы заставляете меня повторять, что влюбленность юных умов - это пустое. А волнения клуш-наседок меня не волнуют, пусть разбираются внутри своей семьи. До встречи завтра в учебной части.
Доктор Фратос прекратил общение и еще раз взглянул на шахматную доску. Взяв в руки белого слона, он насладился гладкостью полированного дерева. Эта партия интересней многих. Второй гроссмейстер за полем боя весьма притягателен своим умом. Восхитительно.
"Кто из нас выиграет в итоге?" - Раух поставил слона назад и опустил крышку стола.
"Розу миров" он прочитал за один вечер и оставил ее лежать там же, куда положил следователь Ириё...

Несколькими минутами позже.- Увы, моя бабушка давно растворилась в воде где-то на коралловом рифе. Поэтому на ужин у одинокого доктора традиционный  глубинный кальмар. Который ему уже несколько надоел.
Последнюю фразу Илая патологоанатом услышал из коридора. Он вернулся в зал. Ни словом, ни действием не выказал, остались ли хоть какие-либо эмоции после душевного разговора с коллегой. Вероятно, их не было вовсе.
Надев перчатки, которые снял перед тем, как отлучиться в кабинет, Раух взял скальпель и миску.
- Ну что ж, вернемся к работе. Не откажете мне ассистировать, Илай? Подержите миску вот здесь, под брюшиной, пока я буду производить надрез, - доктор Фратос протянул судно следователю.

+1

10

Спрыгнув со стола, Илай подхватил миску – она опасно качнулась в его руке, едва не упав на каменный пол – и встал напротив доктора, держа судно над тазом трупа. Он ассистировал Рауху не первый раз, а до Фратоса не единожды имел дело с иными лекарями, и с каждым из них вел себя как профан. Не врал, нет, но и не афишировал знаний. Ему нравилось, когда собеседники открывались, отпускали на себя на волю, а собеседникам нравилось, что слушает их несмышленый паренек, перед которым не надо держать лица: такому ведь с любой стороны лицо…
- Мне жаль вашу бабушку. – Кивнув, сказал Илай: на губах его ожила неопределенная улыбка. – Должно быть, она любила вас и кормила вкусными пирожками с лягушачьей икрой. Кстати, доктор, неподалеку от Солнечного рынка кафе открылось, по морской кухне как раз. Бывали там? А то мне любопытно.
В эту кафешку Илай хотел пригласить Фратоса уже несколько дней: было интересно, как доктор поведет себя в неформальной обстановке - изменятся ли его повадки, манера общения, темы для бесед. Но с работой все не находилось времени.
- И вы не успели мне ответить, - продолжил он, - чего ждет Коллекционер теперь? Ход с его стороны сделан, какой ответ он хочет получить от нас?
Улыбка погасла, стоило Илаю глянуть на мертвеца. Он уже как-то сроднился с этими застывшими глазами, восковым профилем, холодным телом. Хороший был собеседник. Понимающий. Илай вздохнул: ему хотелось поговорить об эльфе, порассуждать, кем он был, о чем мечтал, какое имя носил… Но в двери прозекторской бахнули кулаком, по коридору гулко отстучали шаги, и в зал для вскрытий сунул голову стражник:
- Эй, док! – Гаркнул он. – Принимай постояльца! Да ты уж поаккуратнее с ним, не чужой же он нам был-то, все-та… тьфу ты ж, вашу налево!
Стражник углядел вскрытого эльфа в последний момент, скривился и едва не плюнул на пол. Однако сдержался и, покачав головой, исчез в коридоре.
- А вот и Араэ. – Сказал Илай, проводив взглядом синюю форменную спину. – Пойдем встречать?

Отредактировано Илай Ириё (2018-05-06 19:50:53)

+1

11

Эльф лежал между анатомом и следователем. Естественное освещение зала еще больше выбеливало его кожу, переплетение вен под ней стало контрастней, появились темные пятна - посмертные скопления загустевающей крови.
Доктор Фратос кинул на Илая короткий, ничего не выражающий взгляд. Замечания о погибших родственниках едва ли находили у Рауха хоть какой-либо отклик. Единственным горем, когда он дал волю чувствам, была потеря жены и дочерей по возвращению из сна Матери-Гидры. Сложно описать тот ужас, который пробирает сознание в некогда полном голосов доме, который ныне пуст и населен только рыбами. Но Раух оплакал свою семью несколько столетий назад и не желал больше возвращаться к этой теме.
- "Ихтиония", да, я слышал там подают морских ежей, но сам, признаюсь, в кафе еще не бывал. С каких пор вы стали любителем океанских блюд, Илай? Ближе, пожалуйста. Желудок полный, можем потерять содержимое.
Холодная перчатка на руке криминалиста коснулась кисти вампира. Четким движением крепко сжавшихся пальцев Раух направил миску чуть выше, к желудку вскрываемого трупа.
- Думаю, что в этой головоломке не хватает важной детали,  - сказал доктор, рассматривая скальпель. - Если бы мы нашли связь между жертвами, было бы проще ответить на вопрос - какой.
Острое лезвие безошибочно нашло линию, разрез по которой не вывернул бы мускульный мешок наружу, а открыл его тайны.
- К примеру, что, если Коллекционер хочет что-то сказать не только властям Волариона и стражам правопорядка? В парке вы упоминали про свободу и общественность. Что, если наш убийца хотел донести мысль, скажем, до определенных слоев населения. Или, если брать шире...
- Вас не учили, что после стука нужно дождаться ответа? - Раух обернулся на появившегося в дверном проеме стражника.
Его прервали, это не могло не вызвать неудовольствия. Хотя выразилось оно лишь в ледяном тоне и едва заметном движении хвоста.
Доктор Фратос отложил скальпель, который уже успел попробовать стенку желудка и пустить несколько капель мутного едкого сока.
- Похоже, наше знакомство с последним ужином красавчика откладывается. Что ж, встретим Араэ. В этот раз он будет не столь разговорчив, чем обычно. Жаль. Мне нравились его шутки.
Вытащив дополнительные засовы на дверях зала, Фратос развел половины дверей, чтобы полностью открыть проход носилкам. Бестактный стражник вместе с возницей уже несли по коридору тело, накрытое простыней. Просьба быть с трупом "аккуратней" не имела смысла. Процедура вскрытия стандартная. Нежнее с покойником не стать.
Скорбную ношу пронесли мимо Рауха и Илая к освободившемуся столу.
Длинный горбатый нос криминалиста внезапно сморщился.
- Стойте, - не повышая голоса приказал доктор Фратос.
Еще до того, как труп Араэ переложили на стол, он схватил край простыни и резко ее сдернул. Раух сразу уловил алкогольные пары, которых не должно исходить от мертвеца. Араэ не принял бы чарку на посту.
- Что это?! - на носилках, положив сложенные ладони под щеку, спал мужчина. На затылочной области черепа его мерно покачивались усы насекомого в такт дыханию.

+1

12

Носилки выскользнули их рук стражника, бахнули об пол. И грянул смех – хриплый, раскатистый. Но тут же перешел в кашель: возница не мог удержаться от хохота и расплачивался. Стражник же пялился на свою ношу огромными глазами: ноги спящего съехали на пол, голова тряслась в такт кашлю, но это не мешало ему храпеть.
- Это… это… - Стражник говорил с трудом. – Откуда? Как?! Это же… невозможно!
- Сколь уж горбачусь на вашу братию, - кашляя, выдал возница, - а эдакой хохмы отродясь не видал! И когда подлез-то, храпун? Ишь, выводит! Заслушаисси!
- Но… но… это не Араэ! – Стражник тронул спящего за ус. – Это бес знает кто!
Спящий, не пробуждаясь, вдруг сморщился и гаркнул молодецким ревом:
- Ой, мро-о-оз, мро-о-оз! Н-не мрозь мня-а-а! Мм-а-аего кня-а-а!
- Это бес знает кто! – Распрямившись, сообщил оглушенный стражник.
Сценка эта развернулась буквально за минуту – Илай наблюдал с галерки. А когда первые волнения улеглись, сунул несчастному коллеге пустое судно и присел рядом со спящим гостем.
- Народу много было, когда забирали? – Спросил он.
- А то! – Возница, наконец, откашлялся. – Набились, как сельди, галдят, пальцами тычут! К чему? Покойник же, когда не храпит - вещь простая. А тогда и не храпел, лежал себе мирно, без макушки, молчал… правильный был. Не то, что этот!
Слушая и кивая, Илай коснулся нор-диска храпуна своим – человек, сын священника людской церкви, молодой. Был привод за хулиганство, совсем недавно. В остальном…
«Не при делах он. – Подумал Илай, вставая. – Отвели глаза иллюзией и подсунули»
- Ну что, - обернувшись к Рауху, он улыбнулся, - продолжим, где остановились? Не зря ж я стол освободил: его место, по закону. Есть, чем привязать, доктор?
Стражник, прижав к груди пустую миску, теперь таращился на следователя:
- Но ведь… он же – живой? Как его на стол? Это ведь не Араэ… это бес знает кто!
- Это Криспин Жужелиц, 26 лет отроду, сын людского священнослужителя. – Забрав у стражника миску, ответил Илай, с лица которого не сходила улыбка. – А вы не стойте, берите носилки и кладите его на стол.
Странный юмор следователя Ириё был известен в управлении и больше тревожил, чем смешил. Вот и сейчас стражник с возницей посерьезнели лицами и топтались с ноги на ногу, не зная, что делать.
- И пожалуйста, - добавил Илай, - никому не рассказывайте об этом инциденте, не надо мешать расследованию, хорошо? А то обоих привяжем, и доктор Фратос верхнюю челюсть с нижней вам местами поменяет. Он может. Правда, доктор?
-…не мро-о-озь мня-а-а! М-ма-а-его кня-а-а… бззкониа-а-а! Усссы… сыыы… ыхрррр…

+1

13

Анатом был единственным в зале, кто не выказывал эмоций, словно сторонний наблюдатель смотря на разворачивающуюся сцену. Кроме него лишь труп на операционном столе хранил молчание. Им помешали. Беспринципно вмешались в ход проведения вскрытия, который сам по себе являлся моментом откровения. Эльф мог много поведать криминалисту и следователю. Но его время отнимали спящий пьяница, стражник, от которого разило потом, вызванным волнением, и веселящийся кучер, тоже слегка под мухой.
- Да, я могу провести данную операцию. Но инструменты прозекторской не позволят сделать этого в зале, - доктор положил скальпель в миску, прижимаемую стражником к груди.
Заложив руки за спину, прямой, как палка, Раух обошел нового "пациента", внимательно его разглядывая. Он не разделял общего веселья. Чтобы поменять тело Араэ с живым и испускающим кишечные газы Криспином нужно было прибегнуть не только к силе иллюзий. Возможности Коллекционера - вот что тревожило доктора Фратоса.
Он бы хотел обсудить свои мысли с Илаем, но не сейчас, когда в прозекторской много посторонних глаз и ушей. Некоторая информация следствия не должна выходить за пределы узкого круга лиц. И в этом кругу ни стражнику, сопровождавшему фальшивого Араэ, ни кучеру, ни гражданину Жужелицу места не было.
Доктор отошел к стеклянной панораме, чтобы сдвинуть занавеси и открыть окно. Дышать в зале становилось совершенно нечем. К обеду жара набирала обороты, поднимая градус.
Услышав стук за спиной, криминалист обернулся и увидел, как двое мужчин послушно перекладывают Криспина на пустой стол.
- Что вы делаете? - задал вопрос доктор Фратос, у него вопросительно дернулась полоска чешуи на тонкой брови.
- Дык это. Выполняем распоряжение.
"Остолопы." - анатом вздохнул с нервной улыбкой. Ее было мало, но острые зубы снова блеснули между черных губ.
- Следователь Ириё пошутил. Если гражданин очнется и увидит рядом с собой тело со вскрытой грудной клеткой, ему придется успокаивать нервы и выводить его из шока. Из приспособлений для этого у меня есть только хирургический молоток. Будете мне ассистировать?
Вопрос, заданный в упор, заставил стражника и возницу начать переглядываться между собой.
- Н... наверное, нет.
- Я так и думал. Выставите стулья в коридор, положите его там и свободны, - просьбу Илая не докладывать в управление Раух повторять не стал, если у этих двоих есть голова на плечах, они обождут с докладом.
- Закрою дверь, чтобы наш певец не сбежал, - Фратос повернулся к следователю.
- Чё-о-рный воро-о-он, что ж ты вьё-ошься над моё-эю головой... - неслось с носилок.

+1

14

Вот только следователь Ириё не шутил. По его мнению, стражник и возница, который действительно был под мухой, приехали к дому Роилле не сразу после исчезновения Кинсана. Был промежуток, когда толпа стала гуще, и даже появился этот тараканий пьяница, возможно, еще на своих ногах, а потом разморило на жаре и он свалился. В этот-то промежуток кто-то взял поющую тушку и перенес поближе к Араэ. А потом наложил иллюзию. «Тушка» мог помнить что-нибудь, что угодно: трогали его руками или несли по воздуху, говорили ли - любую мелочь. Но с пьяного допросись-ка внятных сведений, а шок мог бы помочь протрезветь и сосредоточиться на главном. Доктор Фратос, однако, решил иначе. Впрочем…
«…оно того стоит. – Подумал Илай, наблюдая за стражником и возницей, которые, кряхтя, волокли носилки в коридор. – Увидеть Рауха взволнованным – редкая удача»
Не скрывая лукавой улыбки, Илай поднял миску на ладони, тряхнул – внутри звякнул скальпель – и поставил на пустой хирургический стол. Почему труп Араэ похитили? Какое дело Коллекционеру до стражника, которого он даже не убивал? У Илая было предположение, родившееся из наблюдения за Раухом.
«Порядок. – Думал он, отходя к открытому окну: воздух в зале был, действительно, как в дешевом кабаке. – Коллекционеру важно, как именно убиты жертвы – важна каждая деталь, потому что она имеет значение. Кинсан все сделал неправильно, но указал на связь с убийцей. И это его задело. Как Рауха сейчас задел бардак в прозекторской. Поэтому Коллекционер поспешил убрать тело Араэ… он на связи с Кинсаном или с кем-то, кто следит за Кинсаном»
Мысль была откровенно будоражащая. И дождавшись, пока щелкнет замок закрываемой в коридоре двери, Илай обернулся. За спиной доктора, невидимый на составленных в ряд стульях, лежал и орал песнь о черном вороне гражданин Жужелиц, 26 лет от роду. Орал довольно громко.
- Закроем дверь в зал? – Спросил Илай, глядя на Рауха. А потом, очень тихо, но будучи совершенно уверенным что анатом услышит даже в таком шуме, спросил:
- Вы же думаете об этом, доктор Фратос? О том, что он, может быть, не один?

Отредактировано Илай Ириё (2018-05-10 01:56:56)

+1

15

Криминалист прекрасно слышал Илая. Но, повернувшись к нему, приложил указательный палец ко рту, кивнув в сторону все еще толкавшихся в коридоре нежеланных свидетелей. Страж и возница потому были таковыми, что у Рауха имелось свое мнение относительно последних событий. И оно не должно покидать зала для вскрытий.
- Одну минуту, провожу наших гостей, - сказал доктор Фратос.
Он вышел в коридор и закрыл дверь прозекторской изнутри за чужими спинами. Гражданин Жужелиц, находившийся в состоянии сильного опьянения не реагировал на раздражители, продолжая петь. Поровнявшись на обратном пути с рядом стульев, на котором лежал пьяница, Раух вспомнил о том, что его кабинете остался флакон с нюхательной солью. Вещество могло вернуть Криспина в сознание, однако это означало, что вскрытие эльфа вновь придется отложить.
Или предоставить следователю Ириё возможность допросить Жужелица в коридоре, пока анатом продолжает общение с красавчиком на операционном столе? Ход в шахматах требовал обдуманных действий.
Рауху хотелось стать свидетелем откровений, а не оставлять их все на совести Илая - поделится ли он сведениями с коллегой или сохранит в тайне следствия.
Жужелиц перестал петь, но начал слать неразборчивые проклятья в адрес некоего "прохвоста" и "трепалы". Он мог еще какое-то время посвятить бессвязному бреду. Удостоив его равнодушным взглядом, Раух вернулся в зал и, как и предлагал Илай, закрыл двери.
Связка ключей вновь оказалась в кармане его брюк под фартуком мясника. Но теперь никто не мог войти в помещение с трупом без спроса, так же, как и гражданин Жужелиц оказался заперт в коридоре и при всем желании не мог бы оттуда никуда деться, сколько бы не искал выхода.
- Соглашусь с вами, что убийца действует с кем-то в сговоре. Быстрота и легкость, с которыми Араэ заменили на Криспина дают понять, что в одиночку навести морок и скрыть тело стражника при наличии большого количества зевак Коллекционер бы не смог.
Раух поднял скальпель из миски. Посмотрел лезвие на свет и остался недоволен. Удар об эмаль затупил его. Анатому пришлось достать новый инструмент из шкафа, в обеззараживании не было никакой нужды.
- Убийца - один из нас, - произнес Раух, склоняясь над эльфом и пальцами раздвигая его внутренности, чтобы добраться до желудка. Сказал это как бы между прочим, не выделяя интонацией.
Лезвие продолжило разрез на мускульном мешке. Что-то в разрезе внезапно привлекло внимание доктора Фратоса.
- Илай! Давайте миску, скорее!
Содержимое желудка уже готово было выползти наружу. И среди ягод и пережеванных эльфийских хлебцов было нечто, чего внутри тела находиться по определению не могло. Часть какой-то вещи из камня. Круглой. Раух увидел фрагмент нор-диска, скоро его должен был заметить и следователь.

+1

16

Миска оказалась перед доктором через несколько секунд, хотя Илай все еще шел от окна к хирургическому столу. Телекинезом он владел так, что смог бы вдеть нитку в иголку на расстоянии двух метров от себя, не то что подать Рауху судно. Оно, кстати, висело в воздухе надежно, как если бы его держали крепкие и живые руки.
«Один из нас?» - шагая, вампир не поднимал взгляда от пола: глаза его, прежде спокойные, как море в штиль, изменились, как и выражение лица. К счастью, пряди волос, скользнувшие с плеч, скрыли то, что Рауху видеть не следовало. А подойдя к столу, Илай поднял руку, и миска мягко опустилась на его ладонь. На стерильно-белом дне покоился перепачканный в желудочном соке и пище обломок нор-диска. 
Лишь на мгновение глаза Илая расширились, рука дрогнула – звякнул о стенки миски обломок – в следующий миг следователь уже глядел на Рауха с безмятежно спокойным выражением лица.
- Кто может считать информацию с обломка? – Спросил он, на самом деле, будучи почти уверенным, что сделать это невозможно.
«Почему теперь? – Думал Илай. – Почему именно этот? Первые два не имели внутри никаких сюрпризов. С другой стороны еще любопытнее, как обломок попал в желудок? На бедняжке нет разрезов, чтобы предположить, что кусок нор-диска поместили в него после смерти. Выходит, убийца заставил его проглотить обломок… Зачем?»
В памяти всплыли строки из «Розы миров» Анортада и сами полились с губ:
- Я - нож, проливший кровь, и рана,
Удар в лицо и боль щеки,
Орудье пытки, тел куски;
Я - жертвы стон и смех тирана…*
Замолчав, Илай вздохнул. Миска с тихим звоном опустилась на железную поверхность стола. Нагнувшись, вампир вдруг коснулся кончиками пальцев подбородка доктора, слегка нажал, вынуждая поднять голову и отвлечься от желудка мертвеца.
- Кто он? – Мягко спросил Илай, но во взгляде не было и намека на мягкость. – И почему – один из нас?

Сноска

*Шарль Бодлер «Самобичевание».

+1

17

- И яд сорвался с его уст,
Когда мой нож вонзился в сердце.
Как путник, жаждущий согреться,
Бежал он прочь, но взгляд уже был пуст.
Сказал доктор Фратос. Битая рифма из той же "Розы миров" не потеряла ни единого слова. Раух схватил Илая за запястье и отдернул его руку от своего подбородка.
Однако, глаза криминалиста чуть прищурились, распуская сеть мелких морщинок по векам, словно он улыбался без улыбки. Хвост с плавником глубинной рыбы коснулся штанины следователя Ириё и тут же исчез, оставив мимолетное восприятие.
- Если бы мне было известно его имя, ты бы первым об этом узнал, - Раух придвинулся чуть ближе.
Между ними лежал вскрытый труп, испускавший запах внутренностей. Такой густой, тяжелый, с кислиной желудочного сока и вонью экскрементов из кишечника, в нем чувствовалась и кровь. Нездоворовая - так описал бы ее доктор Фратос. Вероятно, сказывалось воздействие отравляющего вещества.
- У Коллекционера есть возможность наблюдать за нами с близкого расстояния. Выбор Араэ был не случаен. Вовсе нет, - анатом нагнулся ниже. Вертикальные щелки зрачков стали тонкими линиями в лимонном окружении радужек.
- Ему известно время патруля, а так же расписание проверок. Вторая жертва, оборотень в борделе, был найден после того, как публичным дом осмотрела стража. Убийце известен каждый наш шаг, он будто опережает нас. Последний инцидент дал понять, что Коллекционеру больше подошла бы кличка Игрок.
Раух посмотрел вниз, на бездыханное тело. Обследовав желудок, доктор нашел его пустым. В руке блеснул хищный, наточенный до безупречной остроты скальпель.
- Он играет, - повторил анатом.
Здоровое сердце, легкие, органы пищеварения, кроме печени и частично почек к редкими очагами некроза. Ротовую полость Фратос осмотрел еще до прихода следователя Ириё и обнаружил повреждения слизистой. Найденный в желудке фрагмент нор-диска дал ответ о природе их происхождения.
- Осталось только понять правила игры,  - под нос проговорил Раух.
Отложив скальпель, анатом поднял снятую часть грудной клетке и вернул мертвому эльфу относительную целостность. Позже нужно будет зашить.
- Не переживайте насчет диска. Фрагмент небольшой, но у меня есть знакомый, который может посмотреть нашу находку. Разумеется, неофициально, хотя в отчете я должен о ней упомянуть, - доктор Фратос погрузил руки в корыто с водой, она была уже красная и нуждалась в замене. - Что вы делаете сегодня вечером, Илай? Я бы на вашем месте ничего не планировал.

+1

18

«Все-таки читали…» - Бровь Илая дернулась, когда Фратос продолжил поэтический отрывок. То, что Раух нашел время для «Розы миров», взволновало вампира больше, чем хватка на запястье.
«Похоже, - думал Илай, - мы играем в одну игру, где каждый видит себя ведущим, а другого – ведомым»
Свободной ладонью он оперся о край стола, нагнулся ниже, чтобы быть с доктором лицом к лицу. Лукавая улыбка мелькнула на губах и тут же пропала.
- Не сомневаюсь. – Сказал Илай, и не пытаясь вырвать руку из захвата. – Мы ведь делаем одно дело, правда… Раух?
Впервые за время совместной работы он назвал Фратоса по имени. Но ведь и доктор впервые перешел на «ты» только теперь. Мелочь, как первый ход пешки в шахматной игре, – ничего не решает, но обозначает позиции.
- С кличкой «Игрок» согласен. – Выслушав Рауха, кивнул Илай. – Однако все прочее указывает, скорее, что у него здесь есть сообщники. Вероятно, не только Кинсан, кто-то еще, потому что время патрулей меняется, а Кинсан не дежурил постоянно. Еще стражник, и, может быть, не один. Но это не означает, что наш «клиент» носит синий плащ…
«…нет, - думал Илай, инстинктивно-легким движением высвободив запястье, - он не из наших, но дергает стражу за ниточки, как кукловод. Возможно, чем-то угрожает им, потому что Кинсан, несмотря на дерьмовый характер, работе был предан. Нужно бы узнать, как поживает его семья. Впрочем… пока что это подождет»
-…однако, - продолжил Илай, - вы правы, что он опережает нас. А это значит, что он готовился. Это не просто игра, доктор, скорее всего, это план, и каждый пункт отщелкивается в нужное время. Нас ведут. И даже не зная правил, мы следуем им.
Отвернувшись, он развязал мясницкий фартук, на котором осталось лишь несколько случайно попавших капель крови, стащил его через голову, взлохматив и без того небрежную прическу. За спиной с влажным звуком встали на место отпиленные ребра эльфа. Илай задумчиво улыбнулся, швырнув фартук на свободный стол.
- План у меня на вечер был лишь один, - все с той же ноткой задумчивости сказал он, стоя к Рауху спиной. – Пригласить вас в «Ихтионию», чтобы за ужином приятно побеседовать о вечном. Но вы правы и тут: планировать не стоит – вечное уходит на второй план перед сведениями, которые может сообщить ваш знакомый.

+1

19

Вода была прохладней комнатной температуры. Мелкие розовые капли зацепились за перчатки, брошенные криминалистом в ведро. Запах крови сделался менее концентрированным, благодаря воздуху, приносимому слабым ветром в открытое окно.
- Вечное не нуждается в счете минут, оно необъятно. На анализ фрагмента может потребоваться какое-то время, поэтому не стоит забывать про земные радости для наших бренных тел, - доктор Фратос взял в руки полотенце, безликое и серое, жесткое, подходящее его прочной коже, отмеченной едва различимым рисунком чешуек.
- Вечером я готовлю мясо. Молодое и выхоженное, оно может вам понравиться гораздо больше глубоководного кальмара или икры морских ежей. Был бы рад вашей компании, Илай.
Ткань промокнула влагу с прозрачных перепонок, натянутых между пальцами Рауха - он уделил внимание каждой.
Это особенное блюдо. Перед заготовлением доктор Фратос спустил всю кровь до последней капли. Соленая вода, в которой мясо пролежало несколько дней, вымыла ее запах, оставив только чистый привкус белка. Раух не отбивал его, напротив был осторожен и почти нежен, чтобы не повредить волокна. Оно истекало естественным соком, ожидая момента, когда окажется во рту на языке, чтоб отдать всю феерию вкуса и молодой жизни.
Криспина Жужелица не было слышно уже несколько минут. За дверью зала, в коридоре, стояла тишина. Однако, стоило начать обратный отсчет, как раздался стук с другой стороны.
Беспорядочный и очевидно лихорадочный он был признаком начавшейся паники. Следовательно, алкоголь уже покидал кровь, переработанный организмом.
- Откройте! Зашму-муровали. Демоны! - кричал гражданин Жужелиц в пустом коридоре прозекторской.
- Кажется, свидетель пришел в себя. Вовремя, учитывая тот факт, кто с куколкой мы закончили, - спокойным тоном сказал доктор Фратос.
В его руке уже оказался ключ от зала, который криминалист протянул следователю.
- Ваш ход, коллега. С вашего разрешения присоединюсь к беседе.
Фартук в крови и физиологических жидкостях патологоанатом оставил в качестве того самого шокирующего аспекта, который мог бы удержать внимание Криспина.
Возможно, молодой человек расскажет нечто такое, что изменит положение фигур на шахматной доске. Пока же, не смотря на сомнения Илая и высказанное им мнение, отличное от выводов Рауха, оно оставалось неизменным, разве что к черный епископ встал с белым на одну диагональ.

+1

20

Предложение доктора поужинать вместе Илай принял кивком: ничего сказать по этому поводу он не успел – гражданин Жужелиц начал буянить. Обернувшись, вампир со вздохом глянул на дверь (он все же предпочел бы, чтобы свидетель очнулся позже хотя бы на несколько минут) и взял ключ.
- Буду рад вашей компании. – Сказал он. – Но у меня будет одна просьба, доктор: улыбайтесь, пожалуйста, чаще. Ваша улыбка располагает к искренности не меньше, чем фартук.
Не удержавшись, Илай улыбнулся и сам. Вставил ключ в замок, повернул и рывком распахнул двери. Гражданин Жужелиц как раз колотил в створки на другом конце коридора, колотил кулаками, потел и орал о правах человека поразительно тонким фальцетом. Тараканьи усы на его макушке колыхались, словно под ветром.
«Кто ж тебя так наградил-то?» – Подумал Илай, шагнув в коридор. Едва различимую светлую ауру вокруг усов он заметил, еще когда пьяница лежал на носилках.
- Ну здравствуй, гражданин Жужелиц. – Сказал вампир и, взяв за спинку один из стульев в ряду у стены, вытащил его на середину коридора. Сел, закинув ногу на ногу. – Поскольку ты был в нашем заведении совсем недавно, правил разъяснять не нужно, и мы можем начать. Ты согласен?
Криспин присел, потому как за собственными криками ни скрипа стула по полу, ни шума распахнутых дверей не услышал. А вот чужой голос словно ударил в спину. И Криспин обернулся - медленно, сминая толстую щеку в складки.
- Я уважаемый человек! Чтоб вы знали, я – сын священника! Меня нельзя притеснять! А запирать – тем более! Мало бесовских усов… да я вас засужу! Обоих! Ишь, выискались! Да…
- Значит, согласен. – Кивнул Илай. – Сядь, гражданин Жужелиц.
Криспин ахнул, покраснел и тут же сжал кулаки. Еще медленнее, чем давеча голову, он развернул все свое тучное тело.
- Да ты кто такой-то, а?! Ты кто такой-то, приказы раздавать?! Я тебе че… че… этот… мажрадром, что ли?!
- Мажордом. – Поправил Илай, сняв с колена несуществующую пылинку. – И нет, ты мне не он. Ты мне – подозреваемый в деле об убийстве и похищении трупа, гражданин Жужелиц. Так что выбор у тебя небольшой: либо ты сядешь сам, либо тебя посажу я. Ну как? Что решаешь?
Криспин побледнел, дыхание у него сперло, и толстая ладошка прижалась к грудной клетке слева. Ноги уважаемого человека не держали, но он по-прежнему имел, что сказать, и сказал бы, да поднял глаза с белобрысого наглеца на того, кто стоял за ним. И сел. Сам. На пол.
«Браво, доктор!» - подумал Илай и с трудом удержался от смеха.
- А теперь, - предложил он, - рассказывай. С самого начала.

Отредактировано Илай Ириё (2018-05-19 21:38:53)

+1

21

- Вы так считаете?
Доктор Фратос задумался и не ответил на улыбку Илая. Шутка проскользнула петлей кишок между пальцев и осталась в альвеоле бронх.
Безымянной жертве полагалась последняя дань уважения и внимания в толстой хирургической игле и шпагате, которым иные рачительные домохозяйки связывают ноги индейки прежде чем поставить ее в печь.
Сочтя приветствие гражданина Жужелица излишним, Раух отошел к столу с трупом. Со следователем Ириё же была полная свобода действий. Криминалист слышал и видел со своего места все, что происходило в коридоре, но в допрос не встревал.
Вопреки мнению некоторых коллег о способностях Илая, где-то небрежного, где-то ведущего себя, словно юнец, доктор Фратос знал, что напарник по открытому делу обладает изрядным умом.
Ведущий допрос Илай был прекрасен до наслаждения. Одно удовольствие наблюдать за ним. Следователь не использовал извечный прием противоположностей доброго стража и злого. Во всяком случае, криминалист ни разу не был свидетелем оного. Но ему удавалось разговорить безнадежных.
В чем-то они были похожи. Разница заключалась лишь в том, что Раух развязывал языки мертвым, в то время, как Илай, работал с живыми.
Прислушиваясь к беседе стража со свидетелем, анатом стал заниматься инструментами. После мертвой плоти их требовалось очистить и помыть. В худой руке доктора оказалась пила по костям - устрашающий металлический монстр с острейшими зубами, с которых свисали лохмотья кожи и мяса.Чудовищное порождение медицины того времени подчеркивал окровавленный фартук в бурых разводах.
Словно любуясь пилой, Раух поднял ее и в это время встретился взглядом с гражданином Жужелицем. Исполняя просьбу Илая, доктор Фратос улыбнулся.
Его улыбка была той самой пилой с застрявшей и вырванной плотью жертвы. Разве что белой, споря с серостью хирургического металла. Не многие атлантис сохранили наследие предков - улыбку левиафана из мрачных глубин. Дети Рауха рождались с отметкой Матерью-Гидры, один из сыновей прямо в этот момент пугал безутешных родственников усопшего, обратившихся в его похоронное агентство, безупречной линией заостренных зубов.
Криспин опустился на пол. От его лица отлила кровь, губы задрожали.
- Давайте все-таки следовать протоколу, - спокойно, будто не замечая грозящий Жужелицу криз, сказал криминалист. - Вас будет допрашивать следователь Илай Ириё, мое имя - доктор Раух Фратос - криминалист Волариона, и я так же участвую в процессе.
- Я это... пошел, значит. Душу щемило из-за этого вот, на башке. Батюшка в доме отказал. Иди, говорит, отседова, пока таракана с башки не снимешь. А я как могу? Всюду маньяки!!! Думаю, займу у Роилле денег на ночлежку. А оно вон. Это ... Водыыыы.
Анатом едва заметно скривил губу. Половой тряпки в коридоре, не выжатой и не чистой, он долго не вытерпит.

Отредактировано Раух Фратос (2018-05-20 20:04:16)

+1

22

Илай намеренно начал с открытой фразы. Ему было любопытно, что первым скажет нелепый тараканий выкормыш, а он вспомнил маньяков. В бессвязной речи, кроме воя о воде, непросто было что-то понять, но это Илай уловил. Откуда же? Да еще повсюду и во множественном числе.
«Любопытно» - подумал он, откинувшись на спинку стула. На доктора не глядел – обернуться значило потерять контакт со свидетелем, хотя что именно сделал Раух, Илаю было очень интересно. Впрочем, судя по звону инструментов, он всего лишь заканчивал рабочий день. – «Гражданину Жужелицу не помешает парочка крепких яиц или хотя бы одно. Нельзя же так распускаться…»
- На самом деле, - будто и не прерываясь, продолжил Илай, - ты ведь не хочешь пить? Для похмелья рано, истощенным ты не выглядишь. Предположу, что это от страха. Оттягиваешь момент, чтобы собраться с мыслями… Ну что, решение здравое. Ты получишь воду, когда ответишь на вопросы. Не раньше. Это понятно?
Сил встать у Криспина не было: он икал, вздрагивал плечами, на макушке печально колыхались усы, а толстые ладошки размазывали по сухим щекам несуществующие слезы. Смотрел уважаемый человек только в пол, и не находил сил даже кивнуть – настолько его потрясло увиденное.
«Да Раух просто кудесник» - Улыбаясь, подумал Илай и встал. В один стремительный шаг он оказался рядом с горе-свидетелем, рывком поднял его на ноги, удерживая за ворот рубахи, и подтолкнул к ряду стульев. Криспин плюхнулся на один из них и забыл, что вроде как плачет: таращился на следователя, приоткрыв рот.
- Я… я знаю свои права. – Пискнул он. Усы на макушке дрогнули резче. – Я буду жаловаться. Я это так не оставлю! Что вы себе позволяете, а?! Какой доктор? Да он же живодер! Почему я должен…
- Потому что, если ты не будешь послушным гражданином, - присев перед Жужелицем, Илай двумя пальцами нажал ему на подбородок, вынуждая поднять голову. Улыбнулся, сверкнув остриями клыков, - в соответствии с пунктом 4.5 статьи 320.7, я тебя задержу на срок, необходимый для выяснения обстоятельств. А поскольку терпение у меня редкое, срок растянется до неопределенного. Тебе понравилось в камере? А как на счет того, чтобы отдохнуть там еще пару недель? Или… месяцев?
Криспин икнул, вжался в спинку стула и так замотал головой, что усы на макушке слились в размытую в воздухе линию.
- Что это значит? – Все еще улыбаясь, спросил Илай. – Говори внятно. Словами.
- Я н… н-не хочу в к-камеру… Я все, в-все расскаж-жу-у…
- Отлично. – Кивнув, Илай встал и вернулся к своему стулу. Снова уселся, закинув ногу на ногу. – Рад, что мы друг друга поняли. А теперь, будь любезен, начни с маньяков. Внятно. Кто такие? И с чего ты взял, что это маньяки? А потом расскажи о Роилле. Подробно. Что видел? Что запомнил? До мелочей.

+1


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Управление стражи » Прозекторская


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC