Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Эпизоды по ту сторону зеркала » Ломэлин Элкайримэ, Асталион Эт' Фойнарин/ Эйрилия/ Середина лета 511 г


Ломэлин Элкайримэ, Асталион Эт' Фойнарин/ Эйрилия/ Середина лета 511 г

Сообщений 1 страница 30 из 89

1

Время действия - Поздняя осень по местному календарю. Непосредственно после прыжка с обрыва в реку.
 
Ломэлин не сразу осознал, что под скрюченными от боли и холода пальцами не жесткая чешуя их спасителя, а прибережная галька. В голове все еще гудело и крутилось, словно туда извне переместились все водовороты и пороги, встреченные на стремительном пути бурной горной реки. Эльф попытался разлепить припорошенные налипшим песком и грязью веки. Но стоило затеплиться искорке сознания, как мысль заметалась в поисках каларима, и лишь почувствовав слабый отклик, Ломэ выдохнул и повернул голову.
- Эль?! - как и в прошлый раз на самом краю обрыва, он до последнего смысла сократил имя друга, чего прежде никогда себе не позволял, но сейчас было не до правил приличия. Даже это слово далось с трудом.
Пользуясь дееспособной рукой, эльф преполз к распростертому в двух шагах телу и коснулся мокрых, потемневших от грязи волос, а потом плеча и, прислушиваясь к дыханию, легонько потряс. Переворачивать и что-либо делать, не зная ничего о полученных травмах, пока друг не пришел в себя, Ломэлин опасался.
- Асталион, радость моя, просыпайся, мы прибыли.
К нему возвращалась способность шутить, а значит, и ситуация, в которой они находились, пусть и тяжелая, уже не казалась настолько безнадежной. Хотя, возможно, и преждевременно. Об этом они смогут судить, лишь посчитав свои раны и припасы. Сцепив зубы, чтобы не застонать от боли в побитых ребрах, эльф перекатился на спину и попытался сесть. Когда это удалось, первым делом он скользнул еще затуманенным взглядом по мутной поверхности воды, и опустив пальцы в студеную воду, шепотом озвучил свободную благодарственную мысль: "Спасибо, тебе речной змей, за спасение. Пусть будет твоя охота всегда удачной!"
И лишь после этого осознал, как замерз. Надо было выбираться из воды и искать пристанище. Судя по темному, затянутому низкими тучами небу, время близилось к вечеру. Без костра им не обойтись. Благо, на берегу валялось достаточно топляка, выброшенного бурным течением. На берегу, некогда принадлежавшем народу рунари, ибо горы остались позади.
Ломэ вновь наклонился над другом, отвел с его лица прилипшие волосы, и коснулся губами холодного уха. - Добро пожаловать в Элкайр, Элен! - в голосе его смешались радость, горечь и смущение.

Отредактировано Ломэлин Элкайримэ (2018-05-03 17:06:00)

+1

2

Сознание возвращалось медленно, в голове словно плавал туман, не давая сосредоточиться. Мысли метались, и как только эльф пытался ухватить хоть одну, подобно воде просачивались между пальцев. Вода - именно за это он зацепился и едва слышно застонал. Мысли все ещё путались, но четкое осознание, что рядом должен быть кто-то близкий, накрыло каларим. Он потянулся, пытаясь почувствовать, и облегченно вздохнул, уловив искру сознания Ломэлина. Друг был рядом, в это не вызывало сомнений, оставалось только открыть глаза и убедиться в этом воочию, только тут и была основная проблема - веки казались необычайно тяжелыми. Голова даже на попытку пошевелиться отозвалась болью, хотя с уверенностью сказать, что болела только голова, Асталион не мог. Для этого надо было сначала сосредоточиться.
-Ломэ…- свой голос каларим узнал с трудом, тот звучал слишком ломко и непривычно,- хвала Поющим, что не открыли для нас еще звездную дорогу.
С трудом разлепив ресницы, он смог сфокусировать взгляд на склонившимся над ним рунари и даже было протянул руку, чтобы убедиться в его реальности, только быстро пожалел. Пальцы свело болезненной судорогой, что заставило невольно дернуться. На новое движение тут же отозвались другие повреждения - вниз по виску поползла теплая капля, явно из рассеченного лба, начала напитываться кровью туника на правом боку, заныли ушибы на спине. Зато теперь Асталион мог с уверенностью сказать, что ещё не покинул этот мир, и его не окружают мороки, что часто сбивают с пути идущих.
- Как ты? Что болит? - Отрешившись от собственного самочувствия, каларим попытался узнать состояние друга и с трудом смог проглотить стон, как только вспомнил о метке. От этой дряни следовало избавляться немедленно, а значит он должен прекратить страдать и собраться. Увы, время сейчас было против них.
- Дай, я сяду и посмотрю руку. Свой мешок я точно не потерял... Артефакт, промокнуть он не должен, так что там должны быть пригодные нам лекарства.

+1

3

- Хвала... что ты жив! - откликнулся эльф, уже пристально оглядывая светловолосого. - Обо мне пока не беспокойся. Цел похоже, только зашибся.
Результат ему осмотра не понравился.
- Полежи немного. В себя приди. Я тебя в таком виде к себе не подпущу, - голос Ломэ был категоричен и не допускал возражений. Он прекрасно понимал порыв друга, и в иной обстановке тоже прежде всего озаботился бы меткой, но для этого нужен целитель с трезвой головой и верными руками.
Он сцепил зубы и оглянулся, не обращая внимание на боль в боку (раны там точно не было, так что пройдет), проверяя, с чем их прибило к берегу. Обе дорожные сумки были при них. Свой лук он все-таки потерял, колчан тоже был пуст. Мечи и ножи на месте. У Асталиона похоже даже лук и стрелы сохранились, правда, пока не известно в каком состоянии.
- Не так все плохо, как могло бы быть, и не так все хорошо, как хотелось бы, - подвел он короткий итог осмотра и полез в мешок друга. Хорошо, что руке начала возвращаться чувствительность, видимо сколопендра полностью угнездилась на своем месте, пока их мотало по порогам. Охранный артефакт мешка из выползня водяного змея свое дело сделал и сохранил все вещи в нем сухими и чистыми, словно их только что туда уложили. Достав один небольшой сверток перевязочного материала, он кое как откупорил флягу и смочил ткань чистой водой.
- Потерпи немного, Асталион.
Он направил тонкую струйку на разодранный лоб, смывая кровь и грязь, приговаривая между делом. -Ты же знаешь, целитель из меня, как танцор из медведя.
Очистив рану, он стянул пальцами ее края и накрыл куском влажной чистой ткани. - Сейчас кровь затворю, на первое время, может быть, хватит.
Ломэ тихо запел заживляющее заклинание. Голос звучал сипло и неровно, но кого сейчас это волновало. По окончании он  оставил полоску ткани на лбу. Надо было собираться с духом и подступиться к боку - кровь в том месте уже просочилась даже сквозь швы кожаного доспеха Асталиона.
- Элен, радость моя, скажи, что с боком не так страшно, как я думаю, - спросил он, берясь отстегивать перевязи амуниции.

+1

4

–Только зашибся.- Он невольно испытал чувство облегчения. Будь что-то серьезное, они бы просто не смогли продолжить путь. - Не иначе Поющие сохранили… слишком незначительная плата после всего, что произошло.
Руку уже почти отпустило, и потому так сильно контролировать себя не было смысла, рунари точно не должен был ничего узнать. Асталион прекрасно понимал, стоило другу заподозрить, что помимо очевидных ран, которые никак не скрыть, пострадала и рука, точно к себе, не смотря на уговоры, не подпустит, и так был слишком категоричен после осмотра. Сам каларим не считал своё состояние таким уж серьезным. Да, сейчас основные силы были направлены на регенерацию повреждения на боку, а учитывая, что выложился он и в бою, и во время сплава по реке, происходило все медленней, чем ему хотелось. А значит, чтобы не нагнетать обстановку, спорить с Ломэлином не стоило, друг в некоторых вопросах оказался на удивление упрям и непреклонен. Была бы возможность, Асталион сейчас бы сел и осмотрелся, но представив реакцию рунари на такие перемещения, пришлось отказаться от этой мысли. Зато, не удержавшись, он принялся проверять на месте ли артефакты и оружие, все же потеря последнего грозила серьезными проблемами обоим. На удивление при беглой оценке уцелел даже лук, хотя стоило припомнить, сколько труда они вложили в него с наставником, и что тот был уже больше личным артефактом чем просто оружием, итог показался вполне закономерным.
- Ломэ, что ты как в первый раз! Мы все знали твои способности не стоит так волноваться, ты мне не повредишь,- уже свободно подняв левую руку, он осторожно чтобы не помешать коснулся руки рунари и больше попытался не мешать. Его самого таким было не сбить, но друг явно нервничал, занимаясь целительством.- На окончательное лечение у меня должно хватить своих сил, только до мешка доберусь там артефакты и травы.
Асталион прикрыл глаза, чувствуя, как отпускает головная боль, которую он прежде и не особо ощущал и даже едва заметно улыбнулся, а, вот, стоило другу Ломэлину переместиться к боку, невольно подобрался.
- Если тебя успокоит, говорю. Арбалет, болт дроу и вроде даже не отравленный, лечить я начал, не переживай, ты главное перевяжи.- Говорил Асталин как можно более беспечно, чтобы не пугать рунари лишний раз, и даже попытался помочь с доспехом, уже предвидя, что так просто ему это не дастся. От каждого нового движения боль становилось все сильней.

Отредактировано Асталион Эт' Фойнарин (2018-05-05 14:58:56)

+1

5

- И ты молчал?! - темноволосый едва не вспылил, услышав про характер раны, но сдержался. Глупо срываться на самом близком существе, тем более, что Асталион прав - будь дротик отравленный, разговаривать уже было бы не с кем.
- Потерпи немного. Надо из воды выбираться.
И то правда, если еще немного в студеной воде поваляться, то скоро ног совсем чувствовать не будут. Ломэ попытался встать, и только сейчас заметил разорванную штанину и виднеющееся в прореху разбитое колено, но, главное, нога держала. Он немного постоял, проверяя тело на прочность. В груди еще болело, но терпимо. Да, стоит согреться, как боль подступит с новой силой, так что лучше пользоваться моментом и обезболивающей способностью холода. Думать о том, что он в состоянии отнести каларима на руках, не приходилось, поэтому эльф, встав за затылком, наклонился над ним.
- Асталион, обхвати меня за шею, и чуть приподнимись. Нам надо добраться до кустов.
На попытку проявить самостоятельность рунари только беспрекословно цыкнул. Он подхватил друга под плечи и медленно пятясь, вытащил сначала из воды, потом оттянул подальше к береговым зарослям, за голыми ветвями которых просвечивался осенний лес. Уложив каларима, Ломэлин, чуть прихрамывая, вернулся за снаряжением, которое успел снять со светловолосого и мешком. Занимаясь этим он прикидывал, сколько у них есть времени, прежде, чем на зов метки откликнутся соглядатаи. Если не сами дроу, которым по всем прикидкам, раньше чем через пол суток сюда не добраться, то их прислужники - темные твари, могли оказаться намного ближе, так что время терять нельзя. Сколопендру лучше удалить до того, как она начнет подавать сигнал. От этого будет зависеть жизнь обоих, и не только их.
- Так, давай займемся твоим боком, - вернувшись и стараясь придать голосу бодрости, произнес Ломэ. Разбухшие от воды и грязи завязки кожаного доспеха поддавались плохо, но стоило их распутать и с силой потянуть, дальше мокрая кожа уже скользила сама, в результате от нагрудника и пояса он избавился быстро. О том, чтобы стянуть кольчугу и одежду через голову думать сейчас не приходилось. Окровавленное отверстие от дротика оказалось почти на уровне нижних ребер,  так что можно было попытаться задрать все повыше на грудь. Что
эльф и проделал довольно успешно. Несмотря на сгущающиеся сумерки, взгляда оказалось достаточно, чтобы определить - рана чиста, следов воздействия какого-либо яда заметно не было.
- Асталион? Что дальше? - в лечении глубоких ран Ломэ предпочел не проявлять самодеятельность, а следовать инструкциям целителя.

Отредактировано Ломэлин Элкайримэ (2018-05-06 08:07:41)

+1

6

- Вот, потому и молчал, Ломэ. Во имя Поющих, услышь же меня! Я не собираюсь тебя покидать.- Каларим, едва удержался от вздоха, в его ситуации делать подобного не стоило, да, и друг видимо понял его правоту и успокоился достаточно быстро. - Согласен, что надо, и так все промокли, а впереди ночь. Без костра боюсь, никак не обойдемся.
По всему получалось, что надо было подниматься. Он видел, как встал на ноги рунари, и не мог не заметить, что чтобы тот не говорил, а нога пострадала, а значит была вероятность, что их продвижение замедлится. Мысли вновь побежали по кругу, и страх змеей начал вползать в сердце. Сейчас они оба были слишком уязвимы, и слишком много тварей Тьмы могло встать на их след. Время... все вновь возвращалось к его ограниченности, он должен был подняться и выбраться из воды самостоятельно. Правда, попытка закончилась провалом, Ломэлин его даже слушать не стал. Можно было вспылить и попытаться настоять на своем, только, вот, он очень хорошо понимал причины такого поведения, и именно поэтому прикрыл глаза и как просили, поднял руки, обхватывая шею.  Боль дергала нервы, пальцы левой руки, снова начали мелко вздрагивать, но Асталион заставлял себя молчать, успешно пряча взгляд за длинными ресницами и испытал явное облегчение, когда рунари наконец уложил его на лиственную подложку за кустами.
- Давай. Только прошу тебя, не пугайся Там, если рана будет чистой, заживет очень быстро, не зря же нам столько полезного дают.- Говорил каларим уже вновь спокойно, пока друг отсутствовал, ему удалось справиться с собой. Пальцы снова шевелились, да, и кровь почти перестала течь. Однако во второй раз под руки Ломэлина он лезть не стал, позволяя тому самостоятельно разобраться с доспехами. Уже мысленно представив, чего ему будет стоить снятие кольчуги и одежды, хотелось позорно просить оттянуть время, но видимо удача была на их стороне, и удалось этого избежать. Вечерний воздух прошедший по коже приятных ощущений не добавил, но в сравнении со всем прочим это были уже такие мелочи.
- Дальше… Найди в моем мешке два флакона, они особо прочные. Мы их с башни кидали, должны быть целы. Фиолетовый, капель десять на фляжку, помоешь руки, остальным польешь рану… очистит,- пока эльф говорил пересохли губы, пришлось облизать и перевести дыхание.-Зеленый.. смочишь кусок повязки, чтобы закрыть рану… только надо свести края сначала. Дальше останется только перевязать. Я могу  что-то подержать, но тогда мне на руки из фляги тоже полей.

+1

7

Все это время пока темноволосый эльф занимался своим другом, он почти закрылся мысленно, чтобы не отвлекаться на ненужные сейчас волнения и не пугать ими раненого. Действовать надо было быстро и сосредоточенно, и увы, при этом отказаться от сонного зелья, необходимого для того, чтобы тело легче перенесло болезненный процесс быстрого заживления, потому что времени на сон у них сейчас не было. Ломэ в точности исполнил инструкции, сполоснул руку каларима из фляги прежде, чем вложить в нее кусок смоченной зельем ткани.
- Вот, подержи. И крепись, Элен, будет больно, - он, наверное, впервые за это время заглянул в глаза друга, но ненадолго. Пальцы уже стягивали рваные края очищенной раны, а память вновь воспроизводила словесную вязь заживляющего заклинания. Лишь после его окончания рунари смог немного отпустить свое сознание, чтобы подумать о том, что с радостью взял бы это испытание на себя, чем быть виновником и наблюдателем страданий  друга. Но увы. Он тихо вздохнул, накрыл рану влажной тканью и несильно прижал, избегая доставлять лишнюю боль и в тоже время обеспечивая возможность того, чтобы поверхность смогла достаточно пропитаться зельем. Теперь оставалось только перевязать и закрепить повязку, но и это дело было не таким простым как, если бы раненого можно было нормально расположить и раздеть. Сейчас же Ломэ, тихо пыхтя, проделал все это как мог. В конце концов, закрепив концы повязки крючками, он убрал мысленную защиту и коснулся ладонью лба Асталиона - и так белокожий каларим сейчас был, наверное, белее снега.
- Потерпи, отдохни, радость моя. Я пока займусь костром. Наберешься сил, будем думать, что делать с моим плечом.
Рунари нехотя поднялся и поковылял к берегу собирать выброшенные потоком коряги и ветки. Мокрое снаряжение и одежда неприятно липла к телу, но пожалуй, это сейчас можно было отнести в раздел меньшего зла. Ломэлин никогда в живую не видел рабской метки и слабо представлял, что там сейчас у него на плече, и что можно будет с этим сделать. Собирая дрова, эльфу оставалось благодарить Силы за то, что в этой местности, несмотря на сезон, дождя в последние дни не было, так что хоть ветки и были влажными, но не совсем отсыревшими. Собрав пару охапок, рунари расчистил место для будущего костра. Трут и кресало он достал из мешка Асталиона, в свой еще даже не заглядывал, полагая, что там все промокло насквозь.
- Эль, пить хочешь? - первый вопрос, который позволил себе Ломэ, после того, как язычки новорожденного огня с робкой жадностью облизнули сложенные ветки.

+1

8

Ломэлин, кажется, все понял, по крайней мере, флаконы из мешка достал именно те, о которых шла речь, и в количестве зелье вроде не ошибся, хотя рассмотреть из своего положения все было невозможно. Отринув сомнения, он должен был верить другу - тот,  как никто, был достоин доверия, тем более ничего страшного или сложного сейчас не происходило. Вода побежала по пальцам, смывая грязь, и каларим уже собирался подбодрить эльфа, когда ужас буквально стиснул сердце. Асталион побледнел до синевы, больше походя на одну статуй Каларина, чем на живого эльфа, только огромные распахнутые глаза, выдавали в нем живого. Он не слышал больше Ломэлина… вот он был рядом и при этом…
Я не мог тебя потерять… не мог, ты же, вот… даже говоришь, что…
Только оглушенный тишиной Асталион не мог разобрать слов, лишь видел, как шевелятся губы, произнося слова и не был способен поверить. Даже физическая боль, что не оставляла его все это время, словно отошла на второй план. Только слабая надежда, появившаяся вместе с пробившейся сквозь пелену отчаянья мыслью, что друг мог закрыться от него специально, позволила сделать новый вдох, а до этого он даже не осознавал, что просто не мог вдохнуть. Пришлось уговаривать себя подождать и не отвлекать сейчас сосредоточенного рунари, хотя нет-нет сердце и замирало. Прикосновение ткани с зельем к ране приятных ощущений не добавило, но это он готов был терпеть все, лишь бы перевязка быстрей закончилась и появилась возможность поговорить. Сам не замечая, эльф кусал губы и следил затуманенными болью глазами за каждым движением Ломэлина, друг был все таким же, но страх, как он не пытался себя уговорить, не отпускал. Неожиданно снова ощутив друга, каларим испытал такое облегчение, что просто не успел ничего сказать, прежде чем закончивший с перевязкой эльф поднялся и пошел куда-то к реке. Оставалось только дожидаться возвращения, но теперь ожидание не казалось пугающим, Асталион осторожно прижал руку к повязке в районе раны и зашептал заклинание, уже более сложное в сравнении с тем, что использовал рунари. Договорить удалось с трудом, горло пересохло, и дыхания не хватало, холод мокрых одежд и тяжесть доспеха не улучшали его состояния. Звуки шагов отвлекли каларима от анализа собственного состояния, которым он занялся, и эльф даже чуть приподнялся на локте, наблюдая, как друг занялся разведением костра, тепло им было необходимо и пришлось снова себя сдерживать.
- Хочу…- ответ прозвучал тише шепота, но его, кажется, услышали и, подойдя, рунари помог сделать несколько глотков воды. Жидкость смочила пересохшее горло, даря облегчение  телу, но не душе. Не выдержав, Асталион схватил друга за здоровую руку и заглянув в глаза, уже не тая собственный взгляд.
- За что, Ломэ?.. – Голос после вопроса позорно сорвался, но ему было уже все равно.- Я думал, у меня сердце остановится, когда перестал тебя слышать… я не могу тебя потерять… не могу…

Отредактировано Асталион Эт' Фойнарин (2018-05-06 13:03:49)

+1

9

Ломэлин опустился рядом с другом на колено, и, поддерживая голову, помог сделать несколько глотков воды. В самого, казалось, и одного не влезет, так нахлебался речной, но раненым надо было пить, и много, и не только воды. Он уже собирался поискать котелок, но каларим его перехватил.
- Прости, Элен... силья, - рунари, не отнимая руки и пытаясь взглядом унять плещущуюся в глазах Асталиона панику, впервые дал волю чувствам. С языка, преднамеренно или непроизвольно, слетело больше того, в чем он сам себе прежде позволял признаться. По многолетней привычке Ломэ еще справлялся с нахлынувшими эмоциями, но его смущение все же выдала небольшая пауза перед, тем как он продолжил. - Но сейчас мы не можем себе позволить множить страданья и делить их на двоих. И я тебя прошу закрыться, когда будешь извлекать сколопендру. Мне тоже очень тяжело видеть тебя рядом и не чувствовать, но так надо.
Он наклонился и, нежно коснувшись лба губами, - Может, вздремнешь полчасика? Я, пока костер не прогорел, заварю травы и проверю припасы.
Ломэ встал и огляделся. Конечно, разжигать костер в неразведанной местности было верхом глупости - в этом темноволосый эльф прекрасно отдавал себе отчет с самого начала. В лесу мог скрываться кто угодно. Но если не подлечится, не обсушиться, не разобраться с припасами, то далеко они тоже не уйдут. Только убедившись, что Асталиону хуже не стало, рунари наконец-то занялся собой. Отстегнул перевязи опустевшего колчана и налучи, стянул плащ и разложил на земле в надежде хоть немного просушить вблизи тепла. Затем снова поднялся, достал котелок, чтобы набрать воды и попутно дособирать еще дров.
На берегу было сумрачно и по-осеннему тихо, лишь волны с тихом шелестом лизали гальку. Так с наполненным котелком в одной руке и охапкой веток в другой он вернулся вскоре назад. На душе было тревожно, и оставлять своего силья - ближе, чем друга - больше, чем на несколько минут без присмотра он себе позволить не мог.
К тому времени как Асталион открыл глаза, рунари успел заварить горячий чай, и покопавшись в своей сумке, извлечь промокшие медово-ореховые хлебцы, нанизать их на ветки и пропечь до съедобного вида.

Отредактировано Ломэлин Элкайримэ (2018-05-06 17:35:41)

+1

10

Собственный порыв вызвал запоздалое смущение и понимание, что он все же не имел права винить друга. Едва заметный румянец  окрасил щеки и он уже собирался разжать пальцы, отпуская, как эльф заговорил. Асталион был готов услышать многое, но только не это сокровенное слово. Да, порой в неясных мыслях и желаниях мелькало что-то подобное, но чтобы так?! Каларим был растерян, пусть и душа отзывалась на слова, словно наполняя глаза светом, но произнести ответное признание отчего-то не получилось, хотя он отчетливо понял, что Ломэлин не просто друг.  А пока Асталион мысленно метался, рунари продолжил говорить, объясняя причины своего поступка.
- Я понимаю…просто ты так неожиданно закрылся, и я подумал, что метка… Прости, Ломэ, я сделаю все, чтобы тебе помочь,- эльф с трудом, но все же заставил себя разжать пальцы, больше не удерживая друга. -Не смогу уснуть, да, и не стоит мне спать, и так столько времени просто без дела лежал,- каларим покачал головой и позволил себе только несколько минут покоя, прежде чем поднялся. Рана уже должна была хорошо прихватиться, а потому потревожить её Асталион не боялся, оставалась только рука, но чтобы понять, что с ней, необходимо было снять доспех, а это было пока не разумно. Зажимая рукой бок эльф, добрался до своего мешка и тут же принялся за изучение артефактов, браслет легко застегнулся на запястье и, опустившись на колени, маг опустил руку на землю, стоило обезопасить периметр, этим он и занялся, читая заклинание. Действия дались не так просто, даже несмотря на заемную силу. Капля пота скользнула по виску, но это того стоило, незаметно теперь к ним было не подобраться. Закончив с главной задачей, он тщательно  отжал волосы, чтобы не замочить одежду, и только после этого просушил заклинанием,  с ужасом представляя, на что он будет похож.  Каларим на свой страх все же начал переодеваться, благо сухая одежда в мешке была. К тому же теперь можно было осмотреть руку - незначительное повреждение на первый взгляд - похоже задело нервы, только так он мог объяснить судороги.
- Нерабочая рука… перетерплю,- Асталион мотнул головой, залил рану зельем и помогая себе зубами быстро перетянул, пока друг занят и не видит. Сменив одежду и вновь надев кольчугу, каларим закрепил оружие, просушить теперь оставалось только обувь и кожаную часть доспеха. Правда, после всех действий рука снова начала мелко подрагивать, и Асталион, завернувшись в сухой плащ, позволил себе ещё несколько минут отдыха, как раз к возвращению рунари. Артефакт помогал и силы возвращались, но не мешало бы перекусить и заварить несколько полезных трав. Прихватив мешочек с необходимым и магический светильник, он переместился к костру, к Ломэлину.
- Давай, добавлю немного трав в чай, они должны помочь вернуть силы, специально обработаны.- Заправив свесившийся локон за ухо, эльф добавил сбор в чай и перемещал.
-Вот, теперь можно пить и есть,- разлив получившееся по чашам, он протянул одну рунари и позволил себе чуть дольше задержать руки при прикосновении. - Подкрепляйся, Ломэ, а потом займемся тобой.- Эльф ободряюще улыбнулся, сделал первый глоток чая и откусил один из хлебцев.

+1

11

Ломэлин тепло улыбнулся калариму, принял чашу с ароматным, и самое главное, горячим, напитком. Обжарившийся снаружи, но по-прежнему влажный внутри хлебец пропитался запахом костра, хотя так и  не смог забить запах реки, но есть было можно, так что главное сейчас подкрепить силы. Эльфу не очень понравилось, что Асталион не последовал совету отдохнуть, но укорять не стал. У каждого свои обязанности. Будь они в других обстоятельствах, рунари с радостью бы окружил друга вниманием и заботой, выхаживая от ран, но сейчас надо было думать о безопасности даже не их личной. Ломэ невольно содрогнулся от одной мысли, что придется убить друг друга, если их выследят и окружат, и тут же себя одернул - лучше думать о чем-то более полезном или приятном. Например, о том, что делать дальше, после того, как они избавятся от метки. Ломэ не сомневался в том, что оказался на границах бывших владений рунари, и встретивший их лес - это северная окраина Элкайра. Отсюда до Сердца леса, холмистой гряды, веками обжитой эльфами, дня четыре пешего хода. Но кто их встретит в лесу? Попрежнему ли тут хозяйствуют орки, или их выгнали другие темные твари? Рунари предпочел бы, чтобы лес оказался бесхозным. Тогда можно было бы добраться до покинутого города и пережить холодное время года, а по весне думать о том как незамеченными вернуться в Каларим.
Он доел хлебец и подбросил пару веток в прогорающий костер, желая подольше погреться в его тепле. Темноволосый эльф все это время не прекращал прислушиваться к окружающему, но пока органы чувств молчали. Время от времени он кидал взгляд в сторону темной полосы нависавшего на берегом леса, гадая признают ли в нем засыпающие исполины одного из ушедших друзей.
- В Ночь памяти дари Сирин ходила в туманы, - наконец прервал молчание рунари, пытливо глядя на друга. В общем-то сокровенными знаниями его племя даже с соседями каларим делилось не очень охотно, однако в такой ситуации Ломэлин счел нужным рассказать. - Ей открылось, что мир будет до тех пор, пока враги не разведают дороги. Если удастся хранить в тайне проходы в долину, то еще полвека мирной жизни нашим народам даровано Силами.
В принципе ничего нового в этом пророчестве не было, и так каждый понимал, что к чему. Сказанное лишь подчеркивало их личную ответственность.
Допив чай, Ломэ спрятал чашу и начал раздеваться. Подсхошие узлы креплений доспеха заскорузли, так что пришлось подобрать ветку и развязывать их с ее помощью, с застежками было легче. Как и предполагалось, кольца кольчуги на плече были проедены так, словно их сточила ржавчина. Эльф только покачал головой, дивясь темному колдовству дроу, и снял ее тоже. Тунику и рубашку Ломэ, невольно поежившись от прохладного воздуха, повесил на ближайшие ветки поближе к теплу. Только после этого позволил себе глянуть на плечо.
Знак сколопендры в виде буквы S успел погрузиться в тело так, что теперь наружу между обрывков кожи выступала только верхняя часть спинки. Выглядело страшно, однако особо неприятных ощущений не вызывало, пока Ломэ не тронул его пальцем.
- Ссс... будет больно, - заключил он со вздохом и посмотрел в глаза Асталиона. - Только не жалей.

+1

12

Сыроватый и размякший внутри хлеб, конечно был далеко не тем, о чем эльф мечтал, но мечты остались там за стенами светлого города, здесь же их окружала тьма и не стоило гневить богов собственными недостойными мыслями. Еда должна была придать сил, как и чай, остальное несущественные мелочи, о которых не стоило думать. Стоянка теперь была относительно безопасна, и Асталион не так внимательно приглядывался к окрестностям, хотя все равно оставался на чеку, расслабляться в незнакомой обстановке являлось непростительной глупостью, которую он совершать не собирался. Живительное тепло заваренных трав взбодрило, придавая сил и уверенности, что они смогут выбраться из той ситуации в которой оказались. Съев ещё несколько хлебцев и допив весь чай из чаши, каларим растер руки и занялся волосами, не хватало ещё чтобы они по глупости оказались в ране или начали мешать, когда он займется лечением друга. Повязка на голове тоже оказалась весьма кстати, а потому снимать её маг не стал. Тугая коса вряд ли получилась ровной, но сейчас было особо не до красоты, тем более вместо шнурка пришлось использовать часть повязки, чтобы не рыться в вещах. Пробежав пальцами по всей длине и убедившись, что мешать ничего не будет, он переместился к мешку, надо было отбирать нужные зелья для рунари.
- Не беспокойся напрасно, периметр я обезопасил, предупреждение мы получим заранее,- каларим вновь достал фиолетовый флакон, и немного подумав небольшой синий, с сомнением посмотрев на жидкость, убирать его все же не стал. Стоило другу упомянуть Ночь Памяти, как Асталион тут же сосредоточил все своё внимание на нем, отвечая взглядом на взгляд, рунари вообще редко говорили об этом празднике, и тем удивительнее было, что тот его упомянул.
-Каждый из нас предпочтет умереть, но не открыть дорогу врагу. Возможно, и нам придется расплатиться своими жизнями, но я буду молить Поющих дать нам шанс. - Эльф немного печально улыбнулся и вновь вернулся к мешку, надо было достать перевязочный материал и сходить за водой. Поднявшись, каларим приложил руку к боку, проверяя повязку и поняв, что вроде ничего не поменялось, пошел к реке.  Много времени Асталион на это не потратил, правда холод осенней воды не особо порадовал, но выбора особо не было. Добавив в набранную воду зелье из фиолетового флакона, эльф достал свой тонкий кинжал и поднес его к пламени, прокаливая. Рунари как раз к тому времени успел раздеться и каларим временно оставив своё занятие придвинулся ближе, желая рассмотреть метку. Увиденное ему совсем не понравилось, Асталион  поджал губы, тихо вздохнул и взял синий флакон.
- Зелье дам, оно обезболит. И не спорь, прошу. Я боюсь накладывать заклинание на метку, мы не знаем как может взаимодействовать магия, и ставить на тебе опыт я не буду. Так что небольшой глоток сделай, а я пока все приготовлю,- эльф протянул другу флакон и проследив, чтобы тот выполнил инструкцию, занялся подготовкой. Магический светильник на шнурке повесил на шею, зелье, что должно остановить кровь расположил под рукой, перевязочный материал на чистой тряпице тоже. Вздохнув каларим снял кольчугу, закатал рукава и высушив, расстелил свой второй плащ ближе к огню и уложил на него Ломэлина. Еще раз прокалив кинжал, Асталион помыл руки из фляги, обработал рану и кинжал. Светильник активировался простым заклинанием, и дальше тянуть не имело смысла, но теперь он прекрасно понимал рунари - все внутри протестовало от нежелания делать другу больно и, самое страшное, что выбора не было.
- Я сейчас закроюсь, Ломэ, и постараюсь все сделать как можно быстрей. Я понимаю, что это будет очень тяжело, но постарайся остаться в сознании, как только закончу, я заберу часть твоей боли.- Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы взять себя в руки и отгородился от эльфа.
У меня нет выбора, если я этого не сделаю, то потеряю его. Прошу вас Поющие, дайте мне сил спасти нас обоих или хотя бы его, я готов заплатить такую цену.
Слабый ветерок, коснувшийся лица каларим решил отнести к ободрению и, прежде чем начать, дал рунари закусить кусок прута, правда, пришлось снова обрабатывать руки. Первый надрез дался тяжело, но дальше стало не до нервов, теперь все решала скорость. Сосредоточившись только на действиях, эльф пытался избавить друга от метки и при этом нанести как можно меньше травм.

Отредактировано Асталион Эт' Фойнарин (2018-05-08 09:13:53)

+1

13

Эльф спорить не стал, как и было указано, выпил один глоток зелья. Оно было немного вяжущим и горьковатым с легким запахом трав, от которого чуть закружилась голова. "Как молодое вино", - он не стал озвучивать свою мысль, чтобы не отвлекать лишний раз напряженного, как струна, каларима. Устраиваясь на плаще, Ломэ предусмотрительно постарался лечь у края, так чтобы кровь, в случае чего, не сильно заляпала ткань.
- Не волнуйся, Элен, у тебя все получится, - рунари как мог старался поддержать друга и не думать о предстоящем им испытании. Он даже отвел взгляд в небо, чтобы не смотреть на приготовления.  Налетел легкий порыв ветра. Темный покров облаков кое-где порвался, и в них выглянули первые редкие звезды.
- Ночью заморозки могут быть... - вроде и невпопад оборонил темноволосый. - Да, закрывайся, я готов, Эль...
И все же глубокий вздох, словно хлебнул слишком горячего, сопроводил возникшую внутри пустоту. Эльф откинул голову и прикрыл глаза, зажав в зубах предложенную ветку. На мгновение его охватила паника, и только прикосновения, пусть и несущие боль, неровное дыхание рядом убеждали в том, что каларим рядом. Ломэ еще хотел пошутить, но мысли разбежались, а потом началось. Несколько раз рунари малодушно хотел попросить еще зелья, останавливало только то, что Асталиону пришлось бы отвлекаться, тратить силы и время. Иногда не удавалось сдержать стонов, особенно когда казалось, что из плеча вместе с меткой просто стали вырываться мышцы. Пытка казалась бесконечной, и когда она закончилась, эльф уже не верил, что это возможно, просто тихо и неподвижно лежать.
- Как мало мне для счастья надо... - выплюнув ветку, просипел он, когда спазм отпустил  горло, и приоткрыл один глаз.

+1

14

Метка сопротивлялась, хотя ожидать чего-то иного от дроу было глупо и недальновидно, но сдаваться так просто каларим не собирался. Приходилось бороться не только с порождением чужой магии, но и с самим собой, не смотря на всю сосредоточенность, стоны друга, задевали душу. С каждой минутой нервное напряжение все накапливалось, но эльф, поминая всех порождений Тьмы, продолжал, тем более сколопендра уже почти была у него в руках, пусть и все ещё цеплялась за плоть рунари. Вытащил скользкое от крови членистое тело и, почувствовав, как то начало извиваться в руке, явно пытаясь зацепиться, эльф, не раздумывая, зашвырнул его точно в костер и сверху ударил магией, так чтобы уж наверняка. Пламя полыхнуло и начало затухать, хорошо хоть ветки несильно разметало, и часть продолжила тлеть чуть в стороне. Дальше разглядывать округу не было времени, подхватив флакон с зельем, что должно было помочь остановить кровь, Асталион взялся за дело, добавляя при этом заклинание. Сейчас ему надо было как можно быстрей осмотреть повреждения, чтобы проверить свои предположения. Неожиданно левую руку свело так, что он едва не выронил кинжал, пальцы мелко подрагивали, и пришлось сделать несколько вдохов, чтобы прийти в себя. Оставалось только надеяться, что рунари, ещё не до конца отошедший от собственной боли, ничего не заметил. Зато такой своеобразный перерыв помог откинуть лишние мысли и вновь вернуться к метке уже не в таком нервном состоянии. К сожалению, опасения каларим подтвердились, пара ножек оторвалась от сколопендры при извлечении, и, что ещё страшней, была расположена слишком близко к нервам. С нынешним уровнем магических сил и имеющимися приспособлениями, он просто не мог удалить их без риска повредить другу рабочую руку. Да, и при использовании магии была опасность непредсказуемой реакции, что делать он просто не знал. Еще раз обработав рану зельем, Асталион помыл руки из фляги, благо левую уже отпустило и прикрыл свежую рану чистой перевязочной тканью, чтобы туда ничего не попало. Признаться в том, что не смог выполнить собственное обещание , было тяжело особенно сейчас. Чуть пошатнувшись, эльф поднялся, собрал остатки костра и даже докинул туда новых дров, не давая пламени угаснуть окончательно. Он с отвращением посмотрел на уничтоженную сколопендру, магией собрал остатки на большой лист растущего рядом растения и быстро дойдя до реки, выкинул в текущие воды, попутно наполнив котелок. Плеснув воды в свою чашу, он добавил еще немного обезболивающего зелья и вновь опустился рядом с рунари, придерживая голову, помог напиться.
- Ломэ… прости, я не смог,- с трудом заставив себя это произнести, Асталион склонил голову, вновь позволил другу себя чувствовать. - Пара ножек осталась… я не хочу тебя калечить… кинжал для этого не подходит… я не знаю, что сделать… Прости, силья… прости.

+1

15

Воздействие зелья, окончание пытки, вернувшаяся мысленная связь и сокровенное слово, вырвавшееся у скромного в проявлениях своих чувств каларима, привели Ломэлина почти в эйфорическое состояние, так что поначалу он просто не понял о каких ножках тот ему говорит, и наверное, даже пропустил фразу мимо ушей. Приоткрыв второй глаз, он поймал Асталиона за свободное запястье, сплел пальцы и, нежно пожав, заглянул в подозрительно блестевшие в лучах светильника глаза. - У тебя все получилось, Элен. Успокойся, радость моя. Ничего страшного, просто закрой рану. Осталось совсем немного. Должно же зажить, - добавил он уже не так уверенно, как хотелось бы. Однако смутило его не осознание того, что операция удалась частично, а то что теперь несколько дней он не сможет полноценно пользоваться рукой, о том же, чтобы натянуть лук, придется забыть на пару недель как минимум.
- Эль? Элен? - Ломэ постарался привлечь внимание суетившегося рядом друга и огорошить его новым соображением. - А ведь ты теперь у нас главный охотник.
В этом то и заключалась ирония судьбы, что лесной эльф будет вынужден заниматься обустройством быта, а ученый маг и целитель вынужден будет добывать пропитание. - Ладно не расстраивайся. Сейчас должны быть еще орехи и поздние грибы. До снега можно будет собирать коренья...
Бред не бред, но после этого испытания сознание рунари мотало в разные стороны. Дальше он едва не подпрыгнул на своей подстилке, спохватившись в последний момент, что его между делом перевязывают. - Асталион! Мы свободны! Понимаешь? Можем, идти куда захотим. 
На радостях у самого на глаза навернулись слезы, и казалось, что если он сейчас не обнимет каларима, мир перевернется.

+1

16

Стоило брать себя в руки, он действительно больше ничего не мог сделать, а признание, да, такое же неожиданное, как он услышал от друга, что оказалось на самом деле легко произнести, принесло облегчение. Теперь недосказанность не стояла между ними, и чем бы все не закончилось, не останется потом ненужных сожалений о собственной трусости. Надо было заканчивать с раной, и готовиться ко сну тоже уже следовало, восстановить силы надо им обоим. Однако рунари похоже не хотел его отпускать, переплел пальцы и видимо совсем не слушал.
- Боюсь, просто не заживет и удалять это все равно надо, нельзя все оставлять так, Ломэ. Мы слишком мало знаем о магии дроу и их метках. Мне даже страшно представить, чем это может грозить в будущем.- Каларим осторожно освободил руку и забрал перевязочный материал, следовало закончить с лечение, пока эльф не начал двигаться и не сдвинул ткань закрывающую рану. Действия, в какой-то мере привычные, помогали успокоиться, делать все при этом он старался очень аккуратно, чтобы не добавлять неприятных ощущений рунари, ведь больше обезболивающими того поить не следовало. Неожиданные слова о том, что охотиться придется теперь ему, едва не заставили уронить перевязочный материал, об этом Асталион совсем не думал, хотя надо было, ведь был большой вопрос сможет ли он управиться с луком из-за руки.
- Я не расстроен, Ломэ, и не такой уж плохой охотник, чтобы оставить нас без еды, не переживай.- Закончив наконец с перевязкой, каларим закрепил концы повязки так, чтобы при движении ничего не сдвинулось, в том что друг будет спокойно лежать, ему верилось мало.
- Тише, тише. Я тебя перевязал, но двигаться пока не стоит.- Эльф покачал головой и стал собирать лекарства, стараясь не пропадать из поля зрения рунари надолго. Сложив в мешок  все лишнее, Асталион обтер друга от крови и сложил окровавленные повязки на крупный лист, в который и завернул. Оглядев костер, Асталион подбросил туда ещё несколько веток и взялся снимать с Ломэлина то, что еще осталось из одежды, он и так достаточно долго проходил в мокром, и пусть в другой ситуации это просто доставило бы неудобство, но сейчас с ранами рисковать было глупо. Стянув уже частично высохшие вещи и накрыв эльфа своим плащом, взялся за сушку, невольно стараясь беречь левую руку, слишком много ещё предстояло сделать и новым приступов следовало избегать.
- Лин, я тебя сейчас одену. Помогать мне не надо, а потом отойду, надо набрать ещё веток для костра и обойду округу. Прошу, тебя полежи спокойно, пока меня не будет, не тревожь рану.
Устало поправив начавшую сползать со лба повязку, Асталион достаточно быстро справился с переодеванием и, расстелив рядом высохший плащ, помог Ломэлину перебраться на него и вновь укрыл своим.
- Все я пойду, скоро вернусь, обещаю,- коснувшись губами виска, эльф вытащил из мешка мешочек с силками и, напоследок забрав окровавленные повязки, скрылся в лесу. Отсутствовал он, как и обещал не очень долго, повязки в реке отстирались не до конца, хотя на это он особо и не рассчитывал, зато с хворостом проблем не было, оставалось только надеяться, что к утру кто-то попадется в ловушку, и удастся сытно поесть.

+1

17

Принимать заботу эльфа, который совсем недавно считался другом, а сейчас стал кем-то более значительным, важным и близким, было непривычно. И прежде не страдавший излишней застенчивостью рунари сейчас старался изо всех сил скрыть смущение, когда Асталион ловко извлекал его из обуви и штанов и переодевал в чистое.
- Я не переживаю, то есть, обещаю, что с голода мы не помрем. Хоть я и мелким еще был, когда Элкайр покидали, но ближе к Сердцу леса тропы и лес помню...
Начавшийся приступ болтливости так же неожиданно оборвался, когда Ломэлин задумался о том, что собственно им дальше делать. После этого он только следил взглядом за утомленным каларимом, молча соглашаясь с наставлениями, борясь с искушением оказать посильную помощь и думая о своем. Годы обучения воинскому делу и дисциплине не пропали даром, так что раненый подчинился и впредь не собирался каким-то благородно-глупым поступком портить все труды Асталиона. Дождавшись, пока тот закончил с неизбежными и необходимыми хлопотами по обустройству на ночь и забрался под плащ, обнял и крепче прижал к себе.
- Так теплее будет, подморозит к утру. Спасибо, силья, - прошептал он, коснувшись губами виска, - засыпай. Нам надо отдохнуть и поправить силы.
"Завтра долгий путь, если доживем до утра", - эльф вздохнул и уткнулся носом в светлый затылок. К самому же сон не шел, и он пытался припомнить проделанный рунари более полутора веков назад путь. Народ сюда не заходил, лишь разведчики наверняка заглядывали в эту глушь, проверяя безопасность границ, а дорога лежала западнее, к отлогим отрогам хребта и перевалу. И если им с каларимом когда-то доведется возвращаться, то придется этот путь вспомнить  хорошенько. Но для этого надо пережить зиму, что для двух бездомных эльфов без припасов и теплой одежды представляло проблему. Ломэлин не видел другого пути, как рискнуть пробраться к Сердцу леса. Там, по крайней мере, сохранялась надежда найти потаенные пещеры и тайники, а в них все необходимое для жизни. Хуже было с плечом. Заживет, не заживет, станет хуже или нет, покажет ближайшее будущее. Оставалось надеяться, что отделенные и оставшиеся в теле ножки сколопендры не способны использоваться по прямому назначению метки. И только будущее покажет, насколько оправдана эта надежда. Если можно было быть уверенными, что дроу не полезут в глубины леса за беглецами, то темные твари могут следовать за ними по пятам... Ломэлин и сам не заметил, как соскользнул в грезы. И снилось ему, как маленький он с веселым смехом бегает от сестры по коридорам города под холмами, поворачивает за угол и неожиданно сталкивается нос к носу с чьей-то пыхтящей мордой.
Ломэ дернулся и открыл глаза. Морда не исчезла. Большой влажный нос ткнулся в щеку и оглушительно фыркнул с перепугу. Рядом послышался и почувствовался удар копыта о подмерзшую землю.

+1

18

Оставив ткани просыхать на ветках, эльф заглянул, сколько воды осталось в котелке, и только поняв, что на утро хватит, тихо выдохнул. Пришлось добавить веток в прогорающий костер, чтобы он не потух слишком быстро, и ещё хоть какое-то время согревал их, ведь знавший эти места рунари был прав, воздух становился все холодней, да, и от реки тянуло сыростью. Поправив вновь норовившую сползти повязку на лбу, каларим повел плечами, даже со всеми предосторожностями рука все же дала о себе знать. Пожалуй, следовало напоить Ломэлина чем-то горячим, но сил на это уже не осталось, рану все чаще дергало и бороться с усталостью становилось все трудней. Пришлось отложить все до утра, Асталион перевязал порядком растрепавшуюся косу и устроился рядом с рунари, но при этом так, чтобы даже случайно не задеть раны. Однако Ломэлин обнял его сам, и сопротивляться этому он уже не стал, не считая нужным затевать сейчас спор.
- Только осторожней прошу, и ты тоже засыпай, я не уверен сколько еще будет действовать зелье, и насколько болезненные ощущения будет потом. – Уже прикрыв глаза, отозвался каларим, позволяя себе хоть немного отдохнуть в объятиях самого дорого существа. Прислушиваясь к дыханию лежащего рядом эльфа, он постепенно соскользнул в грезы, наконец давая отдых телу и разуму. Правда, до рассвета периметр потревожили, и Асталион открыл глаза, прислушиваясь, и как можно незаметней постарался выскользнуть из под плаща. Костер уже прогорел и угли едва тлели, но каларим все же подкинул дров, чуть раздувая надеясь, что пламя все же разгорится. Нарушителем на счастье оказался олень, который видно направлялся на водопой, и эльф пошел проверять установленные силки. Тут им действительно повезло, в одну из ловушек угодил заяц, так что прихватив будущий обед, а может ужин, Асталион вернулся к их стоянке.
- Вижу, наш гость добрался и до тебя,- каларим улыбнулся, бросил тушку недалеко от костра и поставил котелок на огонь, чтобы нагреть воду для чая.
- Светлого утра, силья… Нам повезло, попался заяц, что предлагаешь с ним делать?.- Эльф подошел к своему походному мешку, и пока закипала вода, решил заняться собой. Стянув повязку с головы и пощупав лоб, он взялся за поиски гребня, тот оказался на самом дне , а потому нашелся не сразу. А стоило начать расчесываться, каларим только и делал, что тихо вздыхал, пряди спутались изрядно.

+1

19

Олень отошел за кусты, но убегать не спешил, еще какое-то время удовлетворял свое любопытство, глядя, как дивный просыпается, прежде, чем скрыться в лесу. Зверь был непуганым, и это радовало. Значит, в этом лесу на оленей никто не охотился, и следовательно, орков поблизости быть не должно.
Темноволосый эльф сел, протер ладонью лицо, прогоняя остатки сна и чувствуя слабое онемение в раненой руке, но страх оказался напрасным - просто отлежал, и вскоре кровоснабжение восстановилось.
- Ясного утра и легких дорог нам, радость моя, - откликнулся он и улыбнулся Асталиону, - Как твоя рана?
Дееспособность собственной руки он потихоньку проверил и пришел к выводу, если не делать резких движений и не нагружать, то к легкой работе она вполне пригодна, а то что плечо ноет и тянет, не самое страшное в их ситуации, должно пройти со временем.
Ломэлин встал и, подобрав плащи, подошел к другу, чтобы один заботливо накинуть ему на плечи, а второй натянуть на свои.
- Погоди, Элен, сейчас помогу. С зайцем? Надо подумать.
Заглянув в лицо светловолосого и убедившись, что красоту каларима портит лишь следы усталости и красноватый след вчерашней раны на лбу, который, скорее всего, к вечеру уже станет почти незаметным, не смог сдержать радостного блеска в глазах.
- Скоро ты станешь таким же прекрасным, как раньше, силья, и я тебе в этом буду помогать.
Он забрал из рук Асталиона гребень. Правая рука, конечно, утратила ловкость, но все же вполне получилось разделить золотистые волосы на пряди, и пусть не так споро, как прежде, прочесать их левой, распутывая не очень сложные колтуны. Оставалось только сожалеть, что не ко времени и не к месту плести сложные косы и делать прическу.
- Тебе косу или хвост? - Ломэ отдал гребень владельцу и вернулся к зайцу. - Думаю, лучше его взять с собой и приготовить на ужин, а сейчас лучше доесть хлебцы, пока не заплесневели - хоть и холодно, но вода их хорошо попортила. В дороге, может, коренья накопаем, или грибы соберем, тушку можно будет начинить и запечь, либо сварить. Но не знаю, как с водой по пути будет. Фляги наполним, а там когда еще ручей или озеро попадется.

+1

20

Судя по движениям, рука рунари болезненных ощущений не причиняла, хотя сказать наверняка, все ли в порядке, можно было только после осмотра, но им Асталион решил заняться уже после завтрака, перед тем, как они покинут стоянку.
-Обо мне можешь не беспокоиться, бок не болит, так что если бы не повязка, забыл бы о том, что меня ранили. А, вот, ты побереги руку, я потом обязательно посмотрю и наложу заклинание или воспользуюсь зельем.- Потянув за очередную прядь, эльф принялся распутывать волосы, которые с первого раза не взял гребень. Опустившийся на плечи плащ, отвлек от этого занятия и его даже пришлось ловить, чтобы не сполз на землю, заботу рунари он, конечно, оценил, однако от помощи хотел было отказаться, но увидев радостный блеск глаза Ломэлина сдержался.
- Ломэ… я не отличаюсь от большинства соплеменников, ты преувеличиваешь мою красоту.- Передавая гребень, эльф чуть покачал головой и решил повторить уже звучавшую просьбу.- Прошу расчесывай меня левой рукой, а то отберу гребень назад.
Рунари его услышал, а потому он спокойно позволил другу заниматься волосами, пусть у того получалось и не так быстро, зато пряди он дергал меньше, чем если бы Асталион расчесывался сам.
- Косу лучше, не понятно, где нам придется пробираться, не хочу потом снова распутывать волосы, только подожди немного.- Каларим поднялся и убрав котелок с огня, бросил в него травы из мешочка, чтобы пока они закончат, можно уже было пить.
- С хлебцами согласен, еды у нас не так много, чтобы позволить ей испортиться. Я ещё травы и ягоды посмотрю по дороге, может найду что-то полезное. Зайца так оставим или освежуем и выпотрошим пока вода не далеко?- Задумчиво посмотрев на добычу и, оставив порядком промерзшие хлебцы, пропекаться на прутиках, Асталион вернулся к рунари, чтобы тот мог заняться косой. - Забыл сказать, я пока мешок разбирал, нашел крупу, орехи и вяленое мясо, не так много как хотелось бы, но все сухое. Голодать в ближайшее время точно не будем, даже если не удастся ничего поймать. А как закончишь, я тоже помогу тебе с волосами и после завтрака предлагаю разобрать твой мешок.

+1

21

- Хорошо, - эльф остался ждать и  расплетать остатки своей походной прически - соединенную вместе дюжину косичек - и одну за другой извлекать заколки, пока каларим хлопотал у костра. Легкий ветерок то и дело касался белокурой головы, заигрывая с тонкими светлыми прядями волос, навевая на Ломэ несвойственную ему задумчивость. Он осторожно выпутал из своих косичек последнюю заколку, думая закрепить ей волосы Асталиона - судя по растрепанной с вечера голове, его собственная завязка осталось безымянным подарком стремительной горной реке.
- Зайца? - эльф спохватился, что едва не прослушал вопрос. Мех терять не хотелось. - Предлагаю освежевать, выпотрошить и завернуть тушку в шкуру. Может, пригодится в будущем, - поделился он своими соображениями, заплетая светлые волосы каларима в косу, - и вещи мараться не будут, если сложить все в сумку.
Ломэ пропустил свободный хвостик кожаного шнурка в последние плетения косы, несколько раз обвернул его вокруг конца и застегнул при помощи золотых филигранных шариков-креплений. Такие застежки делал только его народ, и глядя на итог своих трудов и на его заколку в светлых волосах, рунари внезапно осознал скрытый в этом намек - обмен заколками и переплетение кос у рунари было равнозначно помолвке. Всплеск эмоций, снова заставивший смутится, наверное, не утаилися от Асталиона, но темноволосый эльф просто обнял друга за плечи и прижался губами к затылку. - Все, теперь ты у меня самый красивый, - прошептал он, когда сердце немного успокоилось. Надо было отпустить каларима и собираться дальше, но Ломэ медлил до последнего, - Я так рад, что ты поправляешься, что мы сохранили друг друга и теперь свободны. Спасибо, тебе силья.
Наконец он разомкнул руки и повернулся спиной, предоставляя свои волосы во власть каларима. - Теперь я хочу насладиться твоими чудесными руками

+1

22

Плел рунари достаточно быстро, хотя Асталион уже после начала плетения мысленно посетовал на собственную недальновидность, действия пусть и были простые, но все же могли сказаться на ране. Так что оставалось ещё раз напомнить себе об их ситуации и впредь таких промахов не допускать, а пока он просто позволил себе насладиться легкими, уверенными прикосновениями.
- Хорошо, как позавтракаем, схожу к реке с тушкой, там и листья подходящие растут, в которые тоже можно завернуть и плащ я вчера не застирал, а привлекать лишний раз хищников будет опасно. – С каждым произнесенным словом эльф понимал, что так быстро, как хотелось, они отсюда не уйдут, но и тратить время напрасно тоже не стоило, костер слишком приметная вещь в осеннем лесу. Когда Ломэлин уже заканчивал плетение, каларим проверил чувствительность пальцев левой руки, ещё не хватало, чтобы подвела в самый неподходящий момент и доставила лишнее беспокойство. Смущение рунари стало для Асталиона неожиданностью, он растерянно замер на несколько мгновений, не понимая причин, осторожно потянул явно готовую косу к себе и растерялся ещё больше, конец скрепляла заколка Ломэлина, и только теперь он понял, что так и не достал запасной шнурок из мешка. Пусть их народы и не жили вместе, но традиции каларим знал хорошо, а потому растерянность перешла в смущение, особенно когда друг обнял его со спины и коснулся волос губами.
- В этом лесу точно, куда красивей оленя…- Поборов смущение, как только его отпустили, он повернулся к эльфу.
- Я бы не бросил тебя, по своей воле никогда, и верю, что в мудрости своей Поющие тоже бы не развели наши дороги. Мы обязательно тебя вылечим, Ломэ, и надеюсь когда-нибудь вновь увидим стены светлого города.- Последние слова он произнес уже шепотом и, поднявшись, пересел за спину, рунари. Слова о собственных чувствах, если они были изложены не на бумаге, всегда давались эльфу нелегкого. А потому он с радостью отвлекся, проведя рукой по волосам друга, Асталион понял, что благодаря косам те практически не спутались, а потому гребень скользил по прядям легко, практически не цепляясь. Как бы не хотелось продлить момент он все же взялся за косу, выбрав достаточно сложное плетение, но заплетал очень быстро и только дойдя до конца, задумчиво остановился.
- Боюсь, я не справлюсь с твоей заколкой, а потому держи.- Осторожно передав конец косы другу, каларим поднялся, пряча запоздалое смятение, он вполне мог, закрепить волосы своим запасным шнурком, но просто не зная как отреагирует рунари, не решился.
- Судя по запаху наш завтрак успел пропечься и не успел засохнуть.- Асталион поднялся и, сняв прутики с огня, принялся разливать заваренный сбор по чашам.-Присоединяйся, силья, надо набираться сил перед переходом, а потом займемся осмотром.
Сам эльф тоже устроился около костра, принимаясь за завтрак, пусть сытный, но не очень вкусный.

+1

23

Слова Асталиона были лишь подтверждением его доказанной жизнью самоотверженности - это рунари хорошо понимал и ценил, и все равно слышать их было приятно, однако последующее смятение духа, в которое пришел друг, когда надо было завязать косу огорчило, давая повод к очередным размышлениям, не был ли он слишком настойчив, навязывая калариму свою волю и проявляя чрезмерные знаки внимания. Слишком стремительно все изменилось, и слишком многое надо было обдумать прежде, чем следовать своим желаниям. Сам он, делясь своими чувствами и принимая взамен, не жалел о сказанном прошлым вечером, однако все еще было слишком зыбко и смутно. Так что в это утро задумчивость рунари не покидала, и был он, как обычно, немногословен до того времени, пока не пришлось проверять имущество, собираться в путь и обсуждать дальнейшие планы. Оказалось, что лук каларима уцелел, запасная тетива теперь была в двойном комплекте, а к стрелам, за исключением трех, придется ладить новые древки и перья. - Не так уж плохо для начала, - подытожил эльф, начиная расстегивать верхнюю одежду. Раздеться самостоятельно он даже не пробовал, подождал помощи, и пока Асталион занимался перевязкой, поделился своими соображениями.
- Элен, у тебя есть мысли, что нам делать дальше? У меня только одно предложение. Вернуться в долину мы не можем. Зима на носу, перевал скоро закроет снегом, да, и с меткой непонятно, что и как.
Ломэ ненадолго умолк и кинул взгляд на открытое плечо. Вопреки опасениям, рана выглядела неплохо, края ее сошлись и даже начали подживать, лишь те места, где остались части сколопендры, не хотели затягиваться. Эльф тихо хмыкнул и продолжил.
- Здесь оставаться тоже смысла нет. Судя по всему, в этой части леса орков не было давно, и это дает надежду, что мы сможем спокойно перезимовать, но надо думать о жилье. Пока мне ничего путного в голову не пришло, кроме как попытать счастья в Сердце леса.  Если и там орков не будет, то мы хоть в руинах сможем укрыться от ненастья. И у меня есть слабая надежда, что орки не смогли разграбить все, что спрятали рунари перед уходом. Возможно, нам повезет найти припасы, оружие и одежду, и тогда мы спасены.

+1

24

Поесть Асталион постарался побыстрей, скоро утро вступит в свои  права, а дни уже были короче, а им ещё предстояло найти убежище перед следующей ночной стоянкой.  При этом хрустя хлебцами и запивая их отваром, каларим пытался понять, что же делать дальше и куда идти. Эту местность он не знал совсем, даже на картах никогда не видел, значит, решать стоило Ломэлину, только так был шанс продержаться и, возможно, вернуться назад. Поняв всю бесполезность дальнейших размышлений, Асталион поднялся, забрал фляги, плащ, зайца и нож, отправился к реке, выполняя договоренность и оставляя друга пока разбираться с вещами. Тушками он занимался не так часто, так что вместе с приведением одежды в порядок, времени потратил достаточно и вернулся, когда рунари практически закончил собирать стоянку.
- Вот, вроде ничего не забыл,- убирая тушку и плащ в свой мешок, эльф аккуратно свернул ещё вчера постиранные повязки и тоже убрал и только после этого достал зелье и новый перевязочный материал.  Оказав помощь с одеждой, Асталион обработал руки прежде, чем заниматься раной и с волнением размотал повязку. Волновался он  отчасти напрасно, повреждения начали затягиваться, по крайней мере там, где не осталось посторонних тел, а значит, что повторной операции было не избежать, и, вот, это вызывало беспокойство. Только говорить сейчас об этом не имело смысла, а потому каларим предпочел вернуться к насущным вопросам.
- Я думал об этом, к сожалению, я ничего не могу сказать об этих местах. Возможно, если мы поднимемся выше я смогу понять в какую нам сторону, но ты прав, мы не можем рисковать безопасностью долины и привести туда врагов. Зиму нам будет трудно пережить без запасов и с тем, что есть, стрел целых практически не осталось… Трав и зелий тоже не так много- Эльф чуть качнул головой, обработав зельем рану, принялся вновь споро накладывать повязку и помогать с одеждой рунари.
- Ты лучше знаешь все эти места, так что попробуем дойти до Сердца Леса, а там уж как повезет, может поющие не оставят нас своей милостью и теперь.- Задрав собственную тунику, эльф неохотно размотал повязку и принялся проверять рану на боку, заживала  та хорошо и, судя по виду, проблем не должна была доставить никаких. Воспользовавшись зельем и сменив ту часть, что прилегала к ране, Асталион принялся наматывать ткань назад, и зафиксировав, вернулся к сборам. Сложив все в мешок, он ещё раз сходил к реке за водой и, оглядев стоянку и уверившись, что они ничего не забыли, занялся доспехами своими и друга, понимая, что тот сейчас сам не справиться. Последнее, что он сделал, прежде чем покинуть берег, снял заклинание слежения и позволил лесу скрыть их следы.
- Ну, что, Ломэ, проверим насколько благосклонным к нам Поющие и какую дорогу нам приготовили?!

+1

25

Ломэлин вел своего друга к Сердцу леса, сначала ориентируясь по звездам. Потом, уже на второй день пути места стали казаться более узнаваемыми. Жаль, что в те времена, когда рунари счастливо жили в этих лесах, он был еще слишком мал, чтобы далеко отдаляться о города под холмами. Однако здесь уже лесные великаны, погруженные в предзимнюю дрему, все же признали в эльфах потерянных когда-то друзей.
На вторую ночь им пришлось укрываться от дождя, тесно прижимаясь друг к другу под выворотенем старого дерева, зато на следующий день Асталиону удалось подстрелить тетерева, тем самым обеспечив путников сытным ужином перед ночлегом и перьями для стрел.
До сих пор им не встретилось следов пребывания в лесу разумных существ, и звери в округе были непугаными, за это оставалось только благодарить Силы, с этим же росла надежда на то, что они смогут перезимовать в покинутом городе.
Рана каларима затянулась, так что уже никак не препятствовала походной жизни. Свежие рубцы на плече рунари образовали уродливый узор с несколькими незаживающими язвами, и хотя подвижность руки практически восстановилась, однако стоило поднять руку или нагрузить плечо, как язвы начинали мокнуть, хотя и не причиняли особо болезненных ощущений.
По дороге Ломэ успел выкопать несколько кореньев моркови и лука и срезать со старого пня дружную семейку опят, так что голодать им в ближайшее время не придется, а то минувшим днем им в основном приходилось питаться орехами и крупой из собственных запасов.
- Смотри, Элен, лес к нам сегодня был щедр. Как распорядимся его дарами? - поинтересовался рунари, присматривая по пути подходящее место для ночлега. То и дело среди лесных великанов попадались замшелые валуны - характерный признак того, что они не сбились с пути. Вскоре странники вышли к полуразвалившейся арке, означавшей границу Сердца леса, и дальше двигались по заросшей звериной тропе - все что осталось на виду от когда-то вымощенной серым камнем дорожки, хотя под ногами все еще ощущались время от времени твердые плитки. Серый день плавно перешел в такой же тихий и серый вечер. Ломэлин свернул с тропы и остановился около разлапистой ели.
- Придется заночевать тут, - сказал, он указав под ветки. При ближайшем рассмотрении это оказалось не таким уж плохим вариантом. Земля под деревом была устлана толстым слоем сухой хвои, живые ветки образовывали густой навес, под который можно было пробраться немного пригнувшись.
- Если мне память не изменяет, то завтра, после полудня мы должны достичь... - эльф немного замялся, гадая можно ли будет назвать остатки того, что они увидят, городом, - холмистой гряды, под которой когда-то был построен наш город. Так что давай подкрепимся и хорошо отдохнем. Кто знает, что нас там поджидает.
Рунари сборсил с плеча походную сумку и по негласному разделению обязанностей отправился собирать хворост для костра.

+1

26

Дорога не была тяжела для каларима, в своих рейдах с отрядом они порой проходили куда большие расстояния за день, хотя тут приходилось быть куда осторожней. Лес вокруг был чужим, нет не враждебным вовсе, но все же не дарил привычного покоя, как бывало, когда вступаешь под сень знакомой рощи. К концу первого дня Асталиону начало казаться, что старые могучие деревья все-таки признали его за своего, и теперь в шелесте листьев он слышал печальные истории этих покинутых мест. Лес словно скучал по тем дням, когда под его кронами ступали не только звери, но и покинувшие его рунари, а потому берег случайных гостей. Временами эльф останавливался, собирая оставшиеся редкие лекарственные травы и поздние ягоды, и каждый раз с благодарностью касался земли и деревьев.
Во вторую ночь согреться у огня не получилось, начавшийся неожиданно дождь заставил срочно прятаться и греться теплом друг друга, оставалось только радоваться, что ранения не беспокоили ни его, ни судя по всему рунари, правда, перевязку пришлось отложить до утра. Серая хмарь вечера не исчезла с рассветом, день обещал быть пасмурным и, возможно, дождливым, что совсем не обрадовало каларима, ведь это могло замедлить их путь и вновь лишить горячего ужина и завтрака, ведь последним сытным был прошлый обед из зайчатины. К радости Асталиона в середине дня удалось подстрелить тетерева, правда, уже после того как он убрал лук, левая рука снова напомнила о себе, даже пришлось незаметно воспользоваться обезболивающим зельем, благо Ломэлин в этот момент находился достаточно далеко и ничего не мог заметить. Подобрав добычу, эльф уже пошел по направлению к другу, когда услышал ручей и попутно пополнил запасы воды. Ужин у них сегодня должен был получиться вкусным, если вспомнить, что по дороге рунари удалось отыскать грибы и коренья.
- Приготовим сытный ужин, раз лес был добр,- каларим улыбнулся и  последовал за другом в поисках места ночлега. Арка показавшаяся из-за деревьев, свидетельство того, что раньше здесь жили эльфы, принесло ощущение тихой грусти и в тоже время обнадежило, возможно, тут им удастся найти укрытия от дождей и снега. Двигаться дальше рунари не стал, видимо понимая, что до пригодного места ночевки добраться уже не успеют, а приготовлением пищи стоило заняться, пока окончательно не стемнело, д,а и разведать округу было не лишним.
- Хорошо, замерзнуть не должны, укрытие надежное,- осмотрев ель и пространство вокруг, Асталион принялся располагаться.
- До города надо постараться добраться быстрей. Слишком многое, боюсь, надо будет осмотреть, чтобы понять сможем ли мы там остаться и не подвергнем ли себя еще большей опасности.- Представив себе, сколько всего предстоит завтра сделать, эльф повел плечами и согласился с другом. Отдых им был просто необходим, хотя и не возможен пока, предстояло обустраивать место стоянки. - Воду бы найти, я набрал по дороге, но этого может быть мало, пока будешь ходить, послушай, может услышишь ручей поблизости, а я пока начну ощипывать нашу еду.
Асталион оставил вещи у ели и отойдя чуть в сторону занялся тетеревом, пока Ломэлин отправился собирать хворост для костра. Занятие для каларима это было непривычное, но нагружать так рунари не хотелось, у самого через некоторое время левая рука вновь начала давать о себе знать, пока не так сильно как днем, однако ощутимо. Прервавшись, он пошевелил пальцами в надежде, что скоро отпустит и с сожалением понял, что скорей всего придется снова использовать зелье в ближайшее время.

+1

27

Вековечный лес был добр к странникам. Далеко ходить за дровами не пришлось, валежника в округе было полно. Одна беда, что в это время года сухую древесину найти невозможно, но всегда можно воспользоваться осушающими заклинаниями. Набрав первую охапку, эльф заприметил маленький родник, пробивавший себе путь среди кучи камней. Ломэ сложил дрова рядом и принялся расчищать источник от грязи и палой листвы. Сонная лягушка, недовольная тем, что потревожили ее царство, взмутила лапами воду и зарылась глубже. Решив, что вычистил родник достаточно, чтобы можно было набрать воду, не черпая ил со дна и никого больше не тревожа, рунари подобрал охапку и вернулся к стоянке. Наверное, он подошел слишком тихо, и поглощенный ощипыванием тетерева Асталион его не заметил. Или тот был поглощен чем-то другим, чем-то не очень приятным?
- Элен, что случилось? Ты поранился? - обеспокоенно спросил Ломэ, опустив на землю свою ношу и усаживаясь рядом с каларимом. - Дай, посмотрю.
Презрев неловкую попытку друга спрятать руку, эльф поймал его за запястье. С виду все было целым, однако ладонь была подозрительно холодной, и пальцы подрагивали, словно их сводила судорога. - Как же ты так, Эль? Почему не сказал? - в голосе рунари огорчение едва не сорвалось в негодование, но тут Ломэ осенила догадка. - Или это еще с реки?
Сейчас он припомнил временами неловкие движения Асталиона, которым поначалу, занятый своими ранами и переживаниями, не придал значения, приписывая это тому, что каларим мог быть непривычным к каким-то занятиям и многому приходилось учиться по ходу дела.
- Прости, силья. Прости мою невнимательность, - в порыве Ломэ поднес холодную ладонь к губам и поцеловал. Его переполняла нежность и в то же время он злился на себя и на Асталиона за то, что тот скрыл от него рану и не счел нужным довериться.
- В другое время, я, наверное, поколотил бы тебя, как в детстве, - вздохнул он, выпуская пар, и принялся расстегивать наручь на руке друга.

+1

28

Похоже было, что в этот раз все хуже, чем прежде, а работа была ещё не закончена. Особенно сильная судорога скрутила мышцы, пальцы мелко задрожали, и эльф едва удержался от того, чтобы не схватиться за руку, так выдавать себя было нельзя. Тем более, что скоро им должно было стать легче, если получится найти убежище в оставленном когда-то рунари городе, о ночлеге точно не придется думать, да, и спрятаться будет, где от непогоды.
Стоит выпить ещё немного зелья, пока Ломэ не вернулся, и уже закончить с ощипыванием, без этого видимо не смогу.
Эльф так глубоко ушел свои мысли, что просто не успел во время среагировать на появление рунари рядом, осталось только совсем, как в детстве пытаться спрятать руку и придать лицу самое беззаботное выражение лица. Хотя в душе он прекрасно понимал, что Ломэлин на такую уловку никогда не купится, очень давно и хорошо они были знакомы, чтобы при желании различать даже то, что пытается скрыть другой. Поняв всю бесполезность попытки, он позволил коснуться больной руки, пальцы друга показались очень горячими, и он невольно вздрогнул, надо было что-то сказать и попытаться объяснить, только, вот, не находились правильные слова. Тихо вздохнув, Асталион поднял взгляд на явно сильно обеспокоенного рунари и здоровой рукой ободряюще сжал здоровое предплечье.
- Не вини себя, Ломэ, я сам не захотел ничего говорить. Это был мой выбор.- Когда вместо пальцев ладони коснулись губы, каларим прикрыл глаза и все же попытался объяснить, почему он решил так поступить.
- Как выздоровеешь окончательно, можешь даже побить, сопротивляться не буду, только поправься, ведь именно поэтому я молчал. Если бы ты узнал, что помимо бока рана ещё на руке, то попытался бы запретить охотиться. Так точно и сам бы брался за многие дела, но твоя рана куда серьезней. Рука меня почти не беспокоит, но сегодня пришлось натягивать тетиву и, вот, теперь перья . – Асталион замолчал, понимая, что объяснение получилось какое-то странное, и учителя точно не похвалили бы. Неожиданная мысль об оставшихся за стенами светлого города вызвала печальную улыбку, хорошо хоть Ломэлин её не видел занятый осмотром руки. Сопротивляться каларим и не думал, даже когда друг, справившись с наручем, задрал рукав, пока не показалась повязка, которую он так и не успел сменить прошлым вечером.
- Давай, я закончу с тетеревом, чтобы ужин уже начал готовиться, а ты пока разведешь костер, а потом можешь даже сам меня перевязать и перед этим осмотреть и обработать рану, я обещаю не мешать. Просто ночь скоро и поесть нам следует горячего, не зря же я старался удержать лук в руках.

+1

29

- Конечно, твой выбор, и я должен с этим считаться, - рунари фыркнул и покачал головой, глядя на несвежую повязку. Долго сердиться на Асталиона он не мог, так уж повелось с той памятной драки после детского концерта, когда в пылу очередного спора два юных эльфа сцепились не на шутку. Было это спустя лет шестнадцать, как рунари пришли в потаенную долину. Так повелось, что народы вместе отмечали праздники в загородных садах Каларина, на которых проводились разные соревнования, в том числе песенные и музыкальные. Ломэлин замечательно играл на лютне и флейте, неплохо пел, а игра Асталиона на арфе признавалась превосходной уже обоими народами, несмотря на юный возраст дарования. После соревнований два эльфенка неизменно спорили о том, какой инструмент лучше, но расходились мирно. В тот раз Ломэ, всегда довольно легкомысленно относившийся к своей игре, не удосужился проверить лютню, и случилось так, что под конец выступления одна струна не выдержала и лопнула прямо во время игры, больно ударив по пальцам. Так что финал он скомкал и доиграл неубедительно, а законная победа досталась Асталиону. Однако юное дарование осталось недовольно таким итогом, и отыскав ненаследного принца у одинокого стола, где тот, по всей видимости, залечивал поражение кубком крепкого рунарийского вина, обвинил Ломэлина в том, что тот проиграл нечестно. Разгоряченный винными парами рунари вспылил от такой наглости, и перепалка вскоре переросла в драку. К счастью или нет, взрослых, чтобы разнять юных забияк, по близости не оказалось. Так что они достаточно изгваздали в земле свои праздничные одежды прежде, чем Ломэ удалось навалиться сверху и прижать извивающегося под ним мелкого к земле. Тогда-то он и допустил роковую ошибку - заглянул в лиловые от бешенства глаза и пропал. Сердце пропустило несколько ударов, и даже на секунду показалось, что оно теперь бьется в груди противника. Рунари невольно ослабил хватку, и через несколько мгновений сам оказался подмятым под каларима. Только Ломэлину было все равно - желание драться с этим эльфом испарилось бесследно, более того, он уже понял, что не сможет причинить мелкому задире какого-либо вреда, поэтому просто лежал и смотрел в бездонные глаза, видя как в них затухает гнев. Изрядно помятый Асталион поднялся на ноги и протянул руку, помогая встать. Так из спора зародилась их дружба, со временем переросшая в нечто большее...
- Оставь тетерева. Лучше сходи за водой, родник там, - Ломэ махнул рукой в ту сторону, откуда пришел. - Все остальное я сделаю.
Поднявшись, он расчистил место под огонь, прочитал заклинания на просушку дров, сложил кострище, после чего привычно срезал лишнее с нескольких веток, предназначенных для того, чтобы подвесить котелок и нанизать грибы. Затем вернулся к тушке тетерева - работы осталось совсем немного - немного дощипать, выпотрошить, отобрать нужные перья и закопать отходы, так что к возвращению каларима все было готово к тому, чтобы разжечь костер и заняться готовкой. В ожидании, пока вода закипит, рунари почистил коренья.
- Вот, видишь, все успели, - Ломэ еще хотел добавить в похлебку крупу, но в последний момент передумал - неизвестность заставляла экономно расходовать запасы, - я еще схожу за дровами, а ты готовься к перевязкам, Элен. И следи, чтобы тетерев не сбежал.
Рунари улыбнулся, потрепал друга по плечу и скрылся за ближайшими деревьями, в той стороне он еще в прошлый раз заприметил поваленное дерево в окружении обломанных сучьев.

+1

30

Спорить с ним друг не стал, впрочем, стоило только вспомнить похожие ситуации - тот редко, когда начинал споры, обычно предпочитал просто делать. В чем-то каларим его понимал, а потому предполагал, что даже убедившись в неопасности раны, продолжить то, чем он до этого занимался, ему просто не дадут.
- Не все так плохо, как может показаться, и, правда, не болит, просто вчера не смог сменить, так чтобы ты не заметил, ещё раз прости.- Опустив задранный рукав назад, с наручем эльф уже ничего делать не стал, все равно скоро снимать и второй придётся, чтобы раздеться и не мешать запланированной перевязке. Когда, как он и думал, вернуться к ощипыванию рунари ему дал, Асталион только покачал головой и, забрав фляжки и котелок, пошел в сторону указанного родника. Можно было возмутиться, но это привело бы к трате времени и не гарантировало другой результат. Небольшой ручеек в сгущающихся сумерках, даже не смотря на указание направление, удалось найти не сразу, так что вернулся он к тому моменту, когда Ломэлин уже закончил и с птицей, и с костром. Поставив воду на огонь, чтобы закипала, но взялся нанизывать на тонкие палочки грибы, пока друг чистил коренья для их будущего ужина, а потом отправился на поиски вертела для птицы.
- Он теперь может сбежать только к костру, в другие места не пущу. - Асталион улыбнулся, и как только друг ушел, снял закипевшую воду, закрепил добычу на вертеле, нафаршировал тетерева и оставил готовиться. Только после этого, вымыв руки, полез в мешок за перевязочным материалом и зельями. Возвратившемуся рунари он протянул фляжку уже с зельем, чтобы помыть руки и стащив тунику повернулся плечом, давая тому возможность окончательно убедиться, что ничего непоправимого с ним не случилось. Действовал Ломэлин очень аккуратно, возможно даже излишне, отчего невольно вспомнилось, что когда-то они очень похоже сидели под деревьями и сильно перепуганный друг пытался его лечить. Деревья тогда, правда, были совсем другие, цветущие сады Каларина, да, и костра рядом точно не было.
- Помнишь, как тогда на празднике ты решил мне показать, чему уже научился во владении оружием, а я тогда и меч толком держать не умел, а признать побоялся. А потом ругался, когда пытался перевязать руку, и такой сосредоточенный был. Я тогда очень боялся не раны, и больно то не было, а что ты разозлишься и больше ко мне не пойдешь, даже не знал, как тебя успокоить. Цветы так тогда пахли… Как же я хочу ещё раз увидеть расцветающие сады Каларина, посидеть в тени у фонтанов наслаждаясь прохладой. Это ведь не правильно так думать, силья?.- Эльф печально улыбнулся, посмотрел на уже закончившего перевязку друга и натянув тунику, сам занялся зельями. -Давай и тебя перевяжем, заодно посмотрю, как все заживает.

Отредактировано Асталион Эт' Фойнарин (2018-05-15 10:32:43)

+1


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Эпизоды по ту сторону зеркала » Ломэлин Элкайримэ, Асталион Эт' Фойнарин/ Эйрилия/ Середина лета 511 г


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC