Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Эпизоды по ту сторону зеркала » Ломэлин Элкайримэ, Асталион Эт' Фойнарин/ Эйрилия/ Середина лета 511 г


Ломэлин Элкайримэ, Асталион Эт' Фойнарин/ Эйрилия/ Середина лета 511 г

Сообщений 31 страница 55 из 55

31

Перед перевязкой рунари оценил на глаз степень готовности птицы и на всякий случай провернул вертел, чтобы можно было не отвекаться, пока будет заниматься рукой каларима. С виду рана казалась вполне безобидной и почти затянувшейся, но все уперлось в это "почти". Если бы все было так просто, то она зажила бы с той же скоростью, что и бок, и сейчас на ее месте был бы свежий розовый след с небольшим рубцом, который бы полностью исчез в течение месяца. Ломэ хмурился, но ничего не говорил, ругаться было бесполезно, тем более, что в целительских способностях Асталиона сомневаться не приходилось. И если тот не смог залечить руку, причину надо было искать в ином. Скорее всего, дротик был отравленным, и только то, что он прошел на вылет, и долгое пребывание в реке, так что яд частично вымылся водой, спасло каларима. В очередной раз приходилось благодарить судьбу и Силы за то, что сохранили его друга.
- Даа, - протянул рунари в ответ на воспоминания  и покачал головой, - ты тогда совсем мелкий был, а я глупый. Это же надо было додуматься перед малышом покрасоваться.
Закончив перевязку, Ломэлин не стал сдерживать порыва и обнял каларима, позволив себе разделить его грусть. - Потерпи, силья. Мы обязательно вернемся. Посидим вместе под цветущим деревом, наслаждаясь его ароматом. Ты возьмешь в руки арфу, а я сыграю на флейте, и над нами будет кружиться белоснежно-розовая метель лепестков... Хочется в это верить. А для этого надо выжить и поправиться.
Он поцеловал эльфа в щеку и отпустил, надо было готовиться к следующей перевязке. Рунари подкинул в костер пару веток, еще раз перевернул готовящуюся дичь, поставил печься грибы и начал разоблачаться. Снять доспех, кольчугу, тунику и рубашку по обыкновению помог Асталион, тут уж без возражений приходилось подчиняться, понимая, что самостоятельность может только навредить. Даже беглый осмотр раны, пока каларим мыл руки, не принес утешения. Ее состояние с прошлой перевязки нисколько не улучшилось. Ломэ только поморщился, в голове промелькнула какая-то мысль, но поймать ее удалось, спугнутая сосредоточенным видом Асталиона, она растаяла так же, как появилась.
- Спасибо, силья, - после того, как снова был одет, рунари поймал ладонь покалеченной руки друга и прижался к ней губами. - Не знаю, чтобы я без тебя делал. Ой, грибы! - спохватился он и кинулся вытаскивать из жара немного обгоревшие опята.

Отредактировано Ломэлин Элкайримэ (2018-05-15 18:36:51)

+1

32

Неожиданные объятия со спины, явно чтобы поддержать, помогли справиться с собой. Сейчас было не время и не место для пустых сожалений, путь в долину был закрыт, как бы не хотелось обратного, и, возможно, даже навсегда, если они не вылечат рунари, потому что бросать его он не собирался.
- Я все понимаю, Ломэ, прости. Мы живы, и только за это я уже должен быть благодарен. Просто я не знаю почему, но мне кажется, что я больше не возьму в руки свою арфу, глупо наверно.- Эльф мотнул головой, словно пытаясь избавиться от лишних мыслей, и светло улыбнулся, когда почувствовал, как губы Ломэлина коснулись щеки. Не удержавшись, сам провел рукой по его лицу.- Ты прав, надо верить, мы ещё увидим сады Каларина, а теперь все же позволь мне заняться тобой.
Дождавшись, пока друг закончит спасение их будущего ужина от возможного подгорания с одной стороны, сам Асталион проверил работоспособность руки и, поняв, что неприятные ощущения пока не вернулись, зелье пить не стал. Он привычно занялся раздеванием  и освобождением от доспеха эльфа, правда, когда закончил, тут же остановился и, помянув собственную беспечность, принялся читать отслеживающее заклинание и только поняв, что к ним больше никто незаметно не подберется, вымыл руки и занялся раной. То, что он увидел под повязкой каларима совсем не обрадовало. Со всей очевидностью эльф понимал, что в брошенном городе надо будет искать бывшие покои целителя и надеяться, что там он найдет необходимое, чтобы удалить остальные части метки, иначе язвы точно не заживут. Обработав повреждения, Асталион закрыл рану чистой тканью и взялся за перевязку, задумавшись о том, что лучше поможет убрать неаккуратные шрамы от его вмешательства. Так что и одевал он друга больше, выполняя привычные действия, чем осознанно, и потому вздрогнул от поцелуя.
- И знать тебе этого не надо, без меня не получится,- посмотрел эльф при этом так, что усомниться в словах бы не получилось. Правда, серьезность момента разрушили начавшие подгорать грибы. Каларим только покачал головой и на всякий случай проверил дичь и повернул её на вертеле.
- Зато точно знаем, что не сырые будут,- принимая из рук рунари первую часть ужина, он с удовольствием вдохнул аромат и, позволив немного остыть, взялся пробовать. Грибы сьели очень быстро, и потому, пока тетерев дожаривался, чтобы не сидеть без дела Асталион разлил заварившийся сбор по чашам. А уж когда Ломэлин снял дичь с огня, калариму пришлось себя останавливать, чтобы дать еде остыть и не обжигаться, зато потом он просто наслаждался.
- Очень вкусно получилось и сытно,- обмыв руки водой, эльф сделал несколько глотков уже почти остывшего сбора и перевел взгляд на рунари.-Костер оставим прогорать и будем устраиваться или потушим, чтобы не привлекать внимание? И что будем делать с завтраком, может ещё раз поставить силки?

+1

33

- Не получится, - эхом откликнулся рунари, снова погруженный в свои мысли. - "Без тебя я жить не хочу, силья".
Отчего-то вспомнился Варион, тихий и молчаливый эльф, погибший в этом злосчастном походе за миг до того, как в плечо угодила метка. Ломэ хорошо помнил ту мимолетную и обжигающую волну боли и странной, почти светлой радости, предшествовавшей его смерти. Варион уже одиноким пришел в потаенную долину вместе с народом и с тех пор из дозоров почти не вылазил, стоило вернуться из одного обхода, как он тут же, едва отдохнув, просился в следующий. Когда-то давно, задолго до рождения Ломэлина, он соединил свою жизнь с другим рунари, Клараном. Как обмолвился в одном из разговоров отец, у них даже была скромная свадьба, на которой перед владыкой настоял Кларан. Жили они уединенно, на окраине города под холмами, так что последнего Ломэ почти не помнил, только знал, что тот погиб в одной из первых стычек с орками. И лишь сейчас ненаследному принцу стало понятно, что двигало неуемным Варионом. "Силы земли и неба, поющие жизнь и смерть, дайте им вновь обрести друг друга хотя бы в посмертии"...
Рунари съел ужин, даже не заметив вкуса, из задумчивости его вывел только вопрос Асталиона. Он посмотрел на каларима, так, словно видел впервые, начиная осознавать, что незримые узы, связавшие их, оказались крепче и глубже дружбы и родства.
- Костер лучше потушить, все же здесь надо соблюдать осторожность, хотя лес тих и спокоен так, что вроде и не помнит об опасности, - говоря это, Ломэ принялся палкой растаскивать в стороны уголья. - Силки поставь наверное, Элен, если не очень устал, но добычу, коли такая попадется, приготовим позже. Думаю, уже не месте, а позавтракаем орехами, мне удалось немного набрать по пути. Надо добраться до города засветло, чтобы хотя бы успеть осмотреться и понять, что нас там ждет. И, пожалуйста, тоже будь осторожен.
Использование силков эльфы никогда не любили, понимая, что этим причиняют зверю лишние страдания, однако в их случае выбирать особо было не из чего, надо было выжить. Пока Асталион отсутствовал, рунари собрал сумки, сходил за водой и умылся, а на обратном пути прихватил охапку дров, чтобы утром не тратить на это время, а потом занялся подготовкой к ночлегу - нагреб побольше хвои под будущее ложе, благо что под елью она была почти сухая, расстелил плащ и устроился на месте в ожидании каларима. Ломэ привалился спиной к стволу, поглаживая один из мечей, тогда как руки тянулись к сумке достать флейту, но увы, играть на ней сейчас было слишком опасно. Кода пришел Асталион, эльф уступил ему нагретое место и обнял, помогая натянуть на обоих второй плащ.
- Светлых грез, силья.
Утро выдалось хмурым, но сухим, что радовало больше всего. Ломэлин тихо вылез из-под плаща, давая возможность калариму еще подремать, и занялся костром.
- Тихого утра, радость моя, - приветствовал он выбравшегося следом из-под ели друга.

+1

34

Поймав взгляд рунари, Асталион замер вглядываясь в глаза, казалось, что все вроде тоже, но при этом незримо поменялось, хотя точно сказать, что же могло измениться, он, пожалуй, так и не смог бы. Так и не разобравшись, эльф перевел взгляд на догорающий костер, огонь превращал ветки в угли, и, казалось, лес вокруг замер, и вроде все спокойно, но каларим никак не мог отделаться от мысли, что что-то должно случиться, плохое или хорошее, он не знал, но точно должно.
- Ты прав, нам не стоит так явно обозначать свое присутствие, и так не слишком скрываемся. Даже если бы устал, все равно пошел. Мы не знаем, что будет в городе, а есть нам завтра надо. Силы терять нельзя, а если мы ослабнем, то можем и не отбиться.- Асталион поднялся и пошел к мешку, чтобы найти там силки, благо те оказались почти сверху, под лекарствами.
- Я скоро вернусь, обещаю, может немного с лесом поговорю,- каларим улыбнулся другу и бесшумно скрылся в лесу расставлять ловушки на дичь. Пусть он этого не любил, но мясо им требовалось тоже, и запасы лишними не будут. Лес действительно, несмотря на сонное состояние, тихо шелестел ему, пока эльф устанавливал силки. Назад он возвращался не торопясь, но при этом так, чтобы его отсутствие не заставило волноваться рунари. На поляне ещё тлели угли, а вот Ломэлина видно не было, а потому Асталион достаточно быстро пересек её и забрался под полог ветвей, почти сразу оказываясь в объятиях. Его плащ хранивший тепло, укрыл их обоих, даря пусть и мимолетное ощущение уюта.
-Светлых грез, Ломэ, прижмись крепче, тебе не стоит мерзнуть.
Ночь выдалась тихой, даже периметр никто не тревожил, словно лес оберегал своих гостей, а потому, как только друг покинул их убежище, эльф почти сразу проснулся и, прихватив плащи тоже выбрался.
- Светлого утра, силья. Я пойду, проверю и к ручью заверну.- Накинув плащ на плечи Ломэлина, но не став по этому поводу ничего говорить, Асталион отправился обозначенным маршрутом. Холодная родниковая вода окончательно взбодрила, и пусть не такой крупный заяц, угодивший в силки, сделал утро по-настоящему хорошим.
- Ужин у нас на сегодня точно есть, осталось только решить, что с ним делать.- Опуская тушку у костра, эльф заглянул в котелок явно с готовым отваром и с удовольствием принялся разливать его по чашам и сделал несколько глотков прежде, чем заняться своей горстью орехов. Иногда каларим даже умудрялся подменять расколотые орехи на целые у Ломэлина, не забывая при этом сам жевать. Утро становилось светлей, хотя осталось все таким же серым, когда они, затушив костер и собрав вещи, выдвинулись в путь, Асталион, как и прежде, снял заклинания и скрыл следы их стоянки, чтобы никто не смог определить направление, куда ушил эльфы.

+1

35

Разделывать дичь не стали в целях экономии времени. Рунари все увереннее находил дорогу, руководствуясь памятью и ему одному известными приметами. Через пару часов пути попались первые следы заброшенной орочьей стоянки. Под ногами несколько раз хрустнули разбросанные по округе старые кости съеденых когда-то зверей. Большое кострище посреди поляны с вкопаными столбами для подвешивания котла давно заросло травой и не единожды присыпало палыми листьями, так что даже углей уже было не рассмотреть. Ломэ ничего не сказал, только крепче стиснул зубы и сделал знак двигаться дальше - одна заброшенная стоянка мало о чем говорила.
К полудню они миновали уже несколько таких стоянок, но свежих следов так и не нашли. Все чаще попадалась поломанная утварь и глиняные черпки, замшелые пни варварски срубленных деревьев, но ничего и никого живого, кроме осторожного зверья эльфы так и не приметили. Пару ритуальных кругов, в которых до сих пор не росла даже трава, рунари старательно обошел, следя за тем, чтобы и Асталион к ним не приближался. Этим безветренным серым днем лес был угрюм и молчалив, наблюдая за пришельцами настороженными глазами зверей - потомков тех животных, кого пришлые орки научили бояться.
Чем ближе эльфы подходили к холмам, тем большее волнение испытывал Ломэлин. Он возвращался в покинутый и почти забытый дом, оскверненный и разоренный беспощадными грабителями, со смешанными чувствами брезгливости, радости, грусти и надежды.
Рельеф местности становился все сложнее, свидетельствуя о том, что до заветных холмов было уже недалеко. Все чаще приходилось пересекать гривы, ложбины и овраги, благо, что кое где еще сохранились остатки лестниц и мостиков, созданных из камня и переплетения живых деревьев. Ломэ показал на крону одного из лесных исполинов, еще хранящую следы того, что когда-то там был обустроен большой талан - начинались окраины заброшенного города рунари. Наконец, поднявшись на очередную гряду, эльф притянул к себе Асталиона и обнял, указывая второй рукой вперед. Сквозь стволы и облетевшие кроны можно было рассмотреть скалистый кряж, поросший лесом, а на его склонах виднелись развалины каких-то построек.
- Добро пожаловать в Элкайр, силья. Вот он, город под холмами в самом сердце леса, - голос рунари был тих и печален, - наша цель и надежда.
Эльф не торопился продолжить путь. Зоркий взгляд внимательно ощупывал склоны холмов в поисках каких-либо признаков движения. Однако несколько минут наблюдения не выявили ничего подозрительного. Похоже, орки, разорив эту местность, двинулись дальше в своем бесконечном странствии в поиске пропитания и средств к существованию.
- Пойдем, Элен, лучше затемно добраться до города... Вернее, того, что от него осталось. И будь осторожен, хотя снаружи все тихо и спокойно, кто знает, что ждет нас внутри.

Отредактировано Ломэлин Элкайримэ (2018-05-17 11:47:22)

+1

36

Ломэлин вел его домой, и каларим это чувствовал, так как друг шел уже явно не ориентируюсь, а просто вспоминая знакомые места. Поэтому он предпочел ничего сейчас не говорить, давая тому возможность просто пережить возвращение. Ступать он старался след в след, чтобы не создавать лишний шум, ведь лес здесь был другим, не просто уснувшим с наступлением осени, а словно настороженный. Причины таких ощущений Асталион понял достаточно быстро, увидев первую из стоянок орков. Нет, прежде он их никогда не видел, но ему рассказывали достаточно, чтобы понять, что это такое.  Чем дальше они продвигались, тем чаще стали попадаться на пути стоянки, правда, все старые, о чем говорили покрытые мхом пни когда-то срубленных деревьев, но в некоторых местах он чувствовал чужую магию и невольно передергивал плечами. Каларим понимал, что война не могла пройти бесследно, но сейчас глядя на раны леса, не мог не чувствовать горечь, а уж как должно быть трудно смотреть на все это рунари сложно было даже представить. Низкие серые тучи превращающие день в подобие сумерек, делали лес мрачным, и это невольно порождало чувство тревоги, в итоге эльф стал чаще оглядываться и словно пытался стать незаметней.
Волнение Ломэлина усиливалось с каждым шагом, и он это явственно ощущал и, к своему огорчению, понимал, что пока ничем не может помочь, даже слова подобрать никак не получалось, да и, наверное, не было подходящих для такого слов. Двигаться становилось трудней, и этому каларим даже порадовался, необходимость решать, как лучше пройти, прекрасно помогала избавиться от тяжелых мыслей и чувства тревоги, последнее, пусть и притупилось, но не исчезло совсем. При этом Асталион старательно запоминал дорогу и ориентиры, такие, как полуразрушенный талан, явно обозначавший границы некогда большого поселения, однако если бы его спросили, зачем он это делает, внятно он вряд ли бы смог ответить. Подъем на достаточно крутую гряду неожиданно закончился остановкой, эльф уже было собирался спросить, что случилось, когда рунари притянул его к себе и указал, куда стоит смотреть. Перед ним были руины некогда прекрасного города, а в том, что он был именно таким, у каларима не возникало даже сомнений. Видеть это оказалось невообразимо трудно, Асталион не удержался от печального вздоха.
- Ломэ…,-сказать, что ему жаль, было как-то странно, или что он рад тут оказаться, мысли скакали, словно белки по весне-… я разделяю твою печаль, силья, и надеюсь, там мы найдем убежище.- К словам о возможной опасности калирим отнесся серьезно, сейчас им лишние травмы были совсем ни к чему, зелий и так оставалось не очень много, и вряд ли из собранных ранее трав удастся пополнить все.
- Хорошо, я тебя понял, ты тоже береги себя.-Тихо отозвался Асталион и последовал за другом в сторону кряжа, который до этого они рассматривали. Тут часть переходов пострадала больше всего и иногда, чтобы перебраться через камни, приходилось прилагать усилия. Каларим тихо вздыхал, беспокоясь о повреждениях Ломэлина, и периодически проверял свою руку, сгибая и разгибая пальцы. Одолев последний переход, эльф невольно замер, глядя на разрушенные двери некогда величественного города, одна из створок валялась на земле, вторая каким-то чудом смогла устоять, но была распахнута и перекошена. На секунду картинка словно размылась, и он вместо них увидел искореженные ворота светлого города и, побледнев, мотнул головой.
- Это не правда… так не будет,- шепотом произнес Асталион.

+1

37

Рунари все чаще стискивал зубы, стараясь не замечать следы запустения и разрухи, сосредоточившись лишь на возможных признаках опасности. Приходилось сдерживать себя и не срываться на бег, чтобы быстрее оказаться в родном городе, а с другой стороны, глушить в себе страх увидеть грубое наругательство над тем, что светло и трепетно хранила память. Еще Ломэ с сожалением отметил про себя, что на охоту придется ходить далеко. Даже не смотря на то, что следы нашествия орков постепенно слизывало и скрывало время, звери до сих пор обходили эти места стороной, и когда лягут снега, добыча пропитания  может оказаться большой проблемой. Хотя стоило заглянуть в ручьи, которыми изобиловали эти места. Вода здесь струилась по склонам холмов и стенам внутренних пещер, низвергаясь небольшими водопадами, образуя внизу тихие заводи, отчасти рукотворные, и в отдалении потоки собирались в одну небольшую речку. Так что до ледостава еще можно попытать удачу в рыбалке... Развороченные двери города всколыхнули волну праведного гнева, но Ломэ лишь крепче стиснул ладонь каларима, уловив отголоски его тревожных мыслей.
- Не надо, силья. Мы сделали все, чтобы это больше не повторилось, - тихо, с каким-то внутренним ожесточением произнес он и опустился на колени. Это был безотчетный порыв - дань памяти - и к тому же надо было достать из сумки фиал с магическим кристаллом и солью, который у эльфов назывался светом упавшей звезды. Для того, чтобы он засиял, оставалась только добавить в фиал воду. Иного освещения, как не безосновательно подозревал Ломэ, у них в ближайшее время не будет - орки, скорее всего, растащили все, до чего могли дотянуться их грязные лапы. Эльф откупорил флягу, сделал пару глотков и заполнил фиал прежде, чем подняться на ноги.
- Пойдем Элен. Мы достигли цели. Осталось совсем немного, осмотреться и найти подходящее место для отдыха.
Рунари ободряюще улыбнулся Асталиону и шагнул под своды дверной арки. Через несколько шагов, если бы не фиал, эльфы оказались бы в кромешной тьме. А сейчас белый свет вырывал из темноты высокие своды с изящной резьбой. Когда-то гладкие стены с цветным орнаментом были покрыты грязью и клочьями старой паутины. По началу под ногами еще шуршали занесенные ветром опавшие листья, но дальше в окружившей путников тишине был слышен лишь тихий шорох шагов по каменной кладке плит. Эльфы покружили пустынными коридорами, переходами, лестницами и залами. На всем лежала печать разорения и запустения со следами присутствия и проживания орочьего племени. Но к счастью, только следами. Ничего более опасного и страшного, кроме мышей, земляных и летучих, в подземном городе они не встретили.
- Уже неплохо, если можно так сказать, - подытожил результаты разведки рунари. - Мы здесь одни, так что можем располагаться и обустраиваться по своему усмотрению. Только тут мы ничего полезного для себя не найдем. Все до нас растащили. Ты еще хочешь что-то посмотреть, Элен?

+1

38

Крепкое пожатие пальцев помогло окончательно отогнать странное и пугающие видение и мысленно взмолился Поющим, чтобы все это было лишь отражением его страхов, но никак не посланным предупреждением.
Я не пророк… не смотря на предков… значит не будет… точно не будет.
- Ты прав, пока будет жив хоть один защитник, такое не повторится, не позволят,- эльф вновь мотнул головой, отгоняя тревожные мысли, сейчас у них были совсем другие дела, более важные, не сделав которые, он точно не сможет вновь пройти через ворота Светлого города. Руку друга он выпустил сам, понимая, что тот хочет что-то сделать, и просто молча наблюдал, не желая вмешиваться, это была встреча, которая так походила на прощание.
Впереди ждала темнота разрушенного города, а потому Асталион вслед за другом разыскал свой магический светильник, свалиться куда-нибудь по собственной глупости после проделанного пути ему хотелось меньше всего.
- Веди, тут я могу только следовать за тобой. Уверен, что там легко потеряться в сплетении коридоров. Ты же меня не потеряешь? - Каларим ответил на улыбку улыбкой и пошел за другом, освещая себе путь светильником и стараясь не отставать и при этом смотреть под ноги. Даже то, что выхватывал свет от фиала, давало понять, что прежде город был очень красив. Вверх тянулись колонны, украшенные искусной резьбой, роспись по стенам, даже несмотря на грязь, притягивала взгляд. Город поражал воображение, и чем дальше они уходили от ворот, тем горше становилось калариму, что все это было разрушено и покинуто, что тишину этих коридоров нарушают только тихие звуки их шагов, вместо песен и разговоров. Иногда ощущалась чуждая магия, и это вынуждало оставаться настороже, но ничего опасного им на пути не встретилось, и за это определенно стоило благодарить Поющих, очень хотелось верить, что испытания остались позади.
- Одни, кроме мышей и нет никого, но боюсь с едой и обогревом могут возникнуть проблемы. Шум воды я недавно слышал, её ведь можно пить?- Асталион оглядывался в том месте, где они остановились и размышлял.-Надо нам выбрать место, чтобы не очень далеко от ворот и так чтобы сразу никто найти не мог и округу проверять не мешало. Есть такие, Ломэ?- Задав очередной вопрос, каларим попытался вспомнить что же он хотел посмотреть в городе в первую очередь и после нескольких секунд раздумий спохватился.- Покои целителя надо найти, может там что-то осталось полезного, чем не поживились орки или место, где ваш целитель мог сохранить или спрятать нужные вещи. Я все же надеюсь, что мне удастся вылечить тебя как можно скорее.

+1

39

Ломэлин остановился, слушая вопросы и размышления друга, к которым прибавлялись и свои. Время близилось к вечеру. И, конечно, хотя тут, под сводами, оно не имело такого значения - можно сутками бродить по заброшенному городу, но сейчас им действительно надо найти подходящее место для ужина и отдыха. И в этом-то была вся загвоздка. Дрова, смола или горючий камень на пройденном пути не попадались, орки выгребли все подчистую. Можно было проверить дворец владыки, но рассчитывать на то, что там что-то полезное могло сохраниться, тоже не приходилось. Эльф с тоской подумал о покоях, в которых прежде проживала его семья.
- Да, конечно, вода здесь всегда была изобильным даром, взрастившим поколения рунари. Так что об этом можно не беспокоиться. Пойдем посмотрим, что осталось от палат целителей, потом заглянем во дворец и проверим еще одно место.
Если орки не нашли и не добрались до малой сокровищницы, то можно надеяться, что жизнь их тут станет более-менее комфортной. Запасливые рунари поколениями копили сокровища, произведения искусства, лучшее оружие, доспехи, прочие предметы и продукты, и хранилось это все в большой сокровищнице, которая была опустошена самими эльфами перед уходом. Все самое необходимое, что можно и нужно было увезти с собой, было упаковано и погружено на лошадей. Все достойное сохранения в ожидании возможного возвращения хозяев города было убрано и спрятано в малой сокровищнице, вход в которую был тщательно сокрыт и известен лишь властителям и приближенным. Все остальное было оставлено и закрыто в залах большой сокровищницы на разграбление и для отвлечения внимания.
Следуя своему предложению, Ломэ повернул назад и повел каларима другими коридорами к одному из малых входов в город, где располагались палаты и жилища целителей и их учеников. Прежде это была малонаселенная часть города, и здесь все предназначалось для того, чтобы обеспечить покой и уход пострадавшим и раненым. Как и предполагал рунари ничего полезного в покоях не нашлось. Под ногами похрустывали осколки битой посуды, лавки, ложа, навесные полки и столы отсутствовали - видимо все было использовано в качестве топлива. Уцелел только очаг, рядом валялся треснутый орочий котел и обрывки грязных тряпок,  в углу виднелось несколько полуразвалившихся разноразмерных кадок и  бочонков, а на стенах в каменных нишах топорщилось несколько тощих пучков каких-то трав.
- Мне жаль, Элен, но, кажется, здесь мы ничего не найдем, - вздохнул рунари, но все же счел нужным провести более детальный осмотр этой и нескольких смежных комнат. - А ты там еще посмотри, - он махнул рукой в сторону лишенного дверей прохода в отдельную палату.
Неожиданно Ломэ остановился и повернулся. Все еще не верящий в удачу взгляд вперился в кадки. - Элен! У нас есть дрова!

+1

40

С выбором дальнейшего пути Асталион друга не торопил, время, конечно, было не на их стороне и, скорей всего, предстояло не только набирать воду в ближайшем источнике, но и искать топливо для костра. Вот, тут помимо еды и появлялась проблема -  во всех залах и коридорах, что они обошли, ничего пригодного каларим не заметил, а это означало только одно - за дровами придется идти наружу, и чем больше будет проходить времени, тем дальше от города придется удаляться. Подобные мысли совсем не обрадовали эльфа. Похоже, о заготовке сушняка для обогрева им придется задуматься в самое ближайшее время, ведь делать это, когда ляжет снег, станет ещё труднее. Стоило оглянуться на Ломэлина и он понял, что друга одолевали похожие не слишком приятные мысли, пережить зиму теперь казалось куда сложнее, чем думалось прежде.
- Хорошо, что хоть об этом нам не придется беспокоиться, главное, чтобы были места, где она не замерзает зимой.- Каларим огляделся вокруг и понял, что надежда на последнее вряд ли осуществится, разоренный город не был больше гостеприимным местом, и температура тут мало отличалась от той, что за стенами.- Веди как тебе удобней, главное не сворачивай неожиданно, а то потом придется и меня искать в этих хитросплетениях переходов.
Ломэлин пошел назад, но вскоре свернул на какой-то еще незнакомый путь, и Асталиону только и оставалось, что вновь стать очень внимательным, Он пока очень слабо представлял, как сможет передвигаться тут без сопровождения, первое время так точно придется ходить и запоминать. Хотя стоило об этом задуматься, и каларим понял, что по большому счету много путей ему знать и нет необходимости. Нет, город, разумеется, манил своей, пусть и оскверненной, но красотой, но любоваться всем в одиночестве он бы никогда не стал.
Новое место, куда они пришли, даже в нынешнем виде было почти узнаваемо, похожие палаты были и в Каларине, а сам Асталион проводил там достаточно много времени с наставниками, чтобы перепутать их с чем-то другим. Разгром и запустение произвели тягостное впечатление, и эльф уже понимал, что тут вряд ли удастся обнаружить хоть что-то полезное, если только не наткнутся на какой-то тайник. Быстро оглядев пучки трав, трогать их каларим не стал, пользы они точно принести уже никому не могли и, скорей всего, превратились бы в руках в пыль, а пачкать руки чем-то подобным у него не было никакого желания.
- Ты прав, ничего полезного я тут не вижу, хорошо сейчас схожу, будь осторожен.-Оставив друга осматриваться тут, он прошел в соседнюю меньшую комнату, освещая себе путь. Та больше походила на кабинет, а потому он стал осматриваться внимательнее. В углу тихо журчала вода, это не особо удивило, но порадовало, значит, можно будет далеко не ходить, и наполнить все тут, осталось только проверить, насколько она чистая.
- Силья, это хорошая новость, у нас тут и вода есть, правда, я ее пока только слышал. Можем сегодня тут устроиться на ужин и на ночь, а уже завтра продолжить исследовать город искать другое место, если захочешь.- Говорил он не очень громко, но не сомневался, что Ломэлин его услышит. Не найдя ничего интересного, эльф прошел чуть дальше и понял, что скорей всего ошибся в своих предположениях и кабинетом являлась именно эта смежная комната, в которой он сейчас находился, и вновь взялся за поиски, возможных полезных вещей. Тайник в комнате действительно был и обнаружился в углу в стене, на удивление не вскрытый захватчиками, хотя, возможно, дело в том, что ослабли заклинания или в его способностях целителя.
- Ломэ, подойди. Здесь есть что-то интересное, но хочу, чтобы ты посмотрел и не обвинил меня потом в безрассудстве.

+1

41

Рунари собирался уже заняться бочками, как услышал зов Асталиона, так что только успел заглянуть внутрь и убедиться, что почти все были пусты, и лишь в одной на дне что-то валялось - то ли обрывки шкур, то ли грязные тряпки. Ломэ пошел за другом в кабинет главного целителя. В детстве ему тут бывать не приходилось, так что он даже не имел представления, что тут можно найти и увидеть, он и с палатами был знаком только понаслышке.
- Что тут у тебя, Элен? - рунари заглянул через плечо друга в указанном направлении. Как ни странно, сейчас на голой стене слабо высвечивался круг рунной надписи. Это действительно было похоже на те механизмы, при помощи которых лесные эльфы прятали свои сокровища. Но что тайник делал тут? Что хотел сохранить главный целитель? Мало веря в успех, Ломэлин все же поднес ладонь к центру круга, как его учили в детстве, когда посвящали в дворцовые тайны, и прочел светящееся заклинание в обратном порядке. Надпись вспыхнула и потухла, а кусок стены под ней отошел внутрь и в сторону с негромким звуком трущихся камней. Внутри тайника обнаружилось несколько футляров со свитками или пустыми, с первого взгляда не определить, и небольшая резная шкатулка.
- Похоже, тут целый клад, - улыбнулся Ломэ, радуясь не столько самой находке, а тому, что впервые нашли нечто, принадлежавшее эльфам. - Забирай, может, что-то полезное. После ужина разберемся, - напомнил он о насущных задачах и пошел назад. Надо было разобрать кадки и бочку на доски, расчистить очаг и место для ночлега. Только мысль о том, что придется спать на холодном и жестком полу радости не добавила. Но сначала следовало поужинать, может, на сытый живот голову посетят какие-то светлые мысли. В смежной комнате рунари набрал полный котелок воды и вернулся в первую палату. Сначала Ломэ думал, что с досками без топора будет трудно справиться, однако на деле все оказалось легче, стоило загнать кинжал под скреплявшие обручи, как трухлявые доски сами отваливались от креплений. Он сложил гору дров около очага и помог другу освежевать зайца, придерживая тушку, когда его нож доходил до особо упрямых мест, затем занялся разведением огня. И вскоре по стенам палат заплясали отсветы изменчивых язычков пламени, жадно лизавших сухие дрова, и в ответ на заботу, даривших озябшим эльфам тепло. Пока Асталион устанавливал вертел с тушкой зайца, начиненной теми немногими кореньями, что удалось собрать по пути, не особо отвлекаясь на их поиски, рунари подвесил котелок с водой.
- К сожалению, завтра придется думать еще и от том, что будем есть, - начал он размышлять вслух. Оказалось, что добраться до города, это еще не все. Стены давали защиту, но все остальное им придется добывать. И самое печальное, что сделать запасы на всю зиму они уже не успеют.

Отредактировано Ломэлин Элкайримэ (2018-05-19 12:46:44)

+1

42

Пока рунари добирался до комнаты, он продолжал рассматривать обнаруженный тайник, но руками не лез, все же это был не его город, и принципы сокрытия вещей разумеется были другие. А потому получить какие-нибудь неприятные последствия по причине собственного любопытства очень не хотелось, особенно с учетом и так имеющихся трудностей. Оставалось только надеяться, что Ломэлин, если не поможет вскрыть, то хотя бы подскажет, как это лучше сделать, чтобы сохранить содержимое, при его наличии. На особую ценность возможной находки Асталион не рассчитывал, но все же надеялся, что в тайнике обнаружится что-то интересное и, возможно, даже полезное.
- Предположительно тайник, очень надеюсь, что ты мне поможешь с ним совладать,- эльф указал рукой на стену и вопросительно посмотрел на Ломэлина, ожидая вердикта изучения. Когда рунари сам принялся открывать, ничего не говоря, и каларим с трудом сдержался, чтобы не схватить того за руку, только страх помешать и сделать хуже помог погасить порыв. За происходящим эльф смотрел очень внимательно, готовый в любой момент оттолкнуть друга в сторону, если сработает защита. К счастью ничего страшного не произошло, руны просто засветились, и часть стены отъехала, показывая нишу, и Ломэлин опять полез туда без проверки, вызывая желание поругаться.
- Ломэ, клад, конечно, но там же могли быть какие заклинания, чтобы обезопасить содержимое, а ты не сам не проверил, не мне не дал.- Эльф только покачал головой, но находки аккуратно забрал. Вряд ли их владелец жив, а потому стоило сохранить найденное хотя бы в память о нем, решив на всякий случай уточнить у рунари о судьбе эльфа, если получится выяснить, кому все это принадлежало. А пока он просто очень аккуратно отнес все к своему мешку и занялся делами первой необходимости, ужин, увы, сам приготовиться не мог. Ломэлин подхватил котелок и ушел за водой, а Асталион занялся прихваченной с собой добычей, ту следовало выпотрошить и закрепить на вертеле, на котором та до этого висела. С водой и дровами друг закончил быстро и даже помог ему закончить с зайцем, правда, начинял и закреплял его каларим уже сам. А вот с вертелом пришлось повозиться, так чтобы закрепить его над очагом, да так чтобы не сжечь в итоге их ужин.
- Придется, а потому место жительства на зиму надо выбирать не так далеко от выходов, и дрова надо начинать заготавливать, чтобы зимой оставлять как меньше следов, и пока не отсырело все.- Асталион тоже принялся размышлять и, посмотрев, что заяц вроде готовиться нормально, пошел вытаскивать мешочек с травами для чая,  думая еще и о предстоящей перевязке.  Вернувшись к готовящемуся ужину, эльф присел рядом с другом, заправил за ухо прядь волос, выбившуюся из косы, и невольно поморщился.
- Силья, ты говорил, что здесь у вас много воды, может где-то есть покой, чтобы помыться, пока волосы еще на волосы похожи. Пусть не сегодня, но в ближайшее время.- Сняв котелок с закипевшей водой, он насыпал туда трав и перевернул дичь на вертеле. Этот заяц был меньше, а потому и приготовиться должен был уже совсем скоро. В своих прогнозах эльф не ошибся, травяной чай только успел настояться, когда после очередной проверки Асталион понял что мясо готово и можно приступать к ужину.

+1

43

- Прости, силья, тогда не подумал, -  в ожидании ужина Ломэ решил вернуться к разговору о тайнике и объяснить ситуацию так, как она ему виделась. Кроме того, посвящая друга в историю рунари, он словно и сам оживлял ее в памяти. - Но не думаю, что старые тайники могут причинить нам какой-то вред. Наш народ долгое время жил в мире и не знал врагов. Первые стычки с орками случились более четырех веков назад на южных границах Элкайра, неподалеку от соляных копей. Но они были столь незначительны, что хватало силы одного разъезда, чтобы отогнать дикарей в степи. Так что здесь в городе долгое время никто и подумать не мог, что его придется оставить. Поэтому, если кто из народа и считал нужным что-то укрыть от взоров и любопытства других, то делали это именно так, без особой защиты, лишь полагаясь на то, что любой рунари поймет и  не станет проводить обыск без дозволения хозяина. Да, и что нам прятать друг от друга? - молодой эльф вздохнул и поворошил угли в очаге, подсовывая огню непрогоревшие куски досок.
- Я не помню, чтобы при моей жизни у нас сменили главного целителя. С той самой поры до сей за здоровье рунари  и обучение молодых целителей отвечает дар* Тэльриел. Дочь его тоже была целительницей, и она погибла вскоре после моего рождения в одном из разъездов на границе. Полагаю, что Тэльриел здесь хранил ее вещи, как спрятанную от себя память, хотя могу и ошибиться.
Рунари на какое-то время замолк, глядя на угли, но вопрос Асталиона отвлек от грустных воспоминаний и заставил вернуться к насущным делам.
- Мы можем наведаться в купальни, - вспомнив о них, эльф радостно улыбнулся и поделился своими мыслями. - Надеюсь, что им не повредило присутствие орков. Для того, чтобы разрушить магию земли нужен очень могущественный чародей, и вряд ли среди дикого племени такие найдутся. Так что там мы сможем откиснуть и отогреться, силья. Если ты не сильно устал, можем сходить туда после ужина. Отсюда это не очень далеко. Только оттираться придется своим мыльным корнем. Вряд ли там что-то уцелело помимо теплых камней и воды.
Воодушевленный этой идеей, и в то же время опасаясь тешить себя излишними надеждами, Ломэ с удовольствием расправился со своей частью ужина и выпил чашу травяного настоя, прежде чем сцедить его остатки в свободный котелок.
- Думаю, этим можно будет сполоснуть волосы после мытья. На что-то другое рассчитывать не приходится пока что.
И уже перед самым уходом рунари подкинул в очаг еще несколько досок и бросил на них пищевые отходы.
- Пойдем, Элен.
Сначала Ломэ вел друга той же дорогой, что и пришли, но потом свернул на боковую лестницу, уходящую вниз. Путники преодолели еще несколько разветвлений и переходов. Неожиданно в сводах потолка сквозь прорехи засияли звезды. В этой небольшой сотворенной природой зале было явно теплее, чем можно было ожидать. В неровном полу было много разных углублений, частью естественных, частью рукотворных, заполненных водой, над которой поднимался пар. На полу валялся разный хлам, по которому Ломэлин сделал вывод, что эту помещение, прежде используемое рунари для выделки шкур, орки приспособили под свои нужды.
- Нам еще дальше, Эль. Извини, что пришлось идти этим путем, так сказать, с черного хода. Из дворца дорога казалась короче.
Рунари свернул в одну из ниш, в глубине которой открывался довольно узкий проход в следующий коридор, скорее даже пещеру, поскольку стены и потолок сохранили первозданный вид. И лишь миновав его, путники вновь оказались в рукотворном переходе, темноволосый подвел друга к малоприметной каменной двери и нажал на одну из резных панелей. Плита медленно отъехала в сторону пропуская посетителей в купальню.
- Прибыли наконец-то, - улыбнулся Ломэлин, показывая жестом на окружающее их великолепие. С потолков пещеры свисали каменные гирлянды сталактитов, которые дальше к стенам образовывали колонны, уходящие под светлую воду. Насколько можно было судить, сама пещера состояла из нескольких небольших залов, и в каждом по два или три бассейна разного размера и глубины. Вода в них до сих пор сияла голубоватым светом от множества магических кристаллов вросших в дно. Несколько ламп с кристаллами располагались на стенах и потолке, так что тут было достаточно светло и тепло, последнее даже начало ощущаться через подошвы сапог. Судя по относительному порядку, было похоже, что орки до этого места так и не добрались. Ломэ закрыл за собой дверь и принялся снимать и складывать амуницию на каменную лавку, широко улыбаясь калариму.
- Располагайся, силья. Мне сейчас кажется, что это самое лучшее место во всей Эйрилии!

_______
* дар - мудрый, старейший.

Отредактировано Ломэлин Элкайримэ (2018-05-20 09:47:27)

+1

44

Занимаясь разделкой готового зайца на части, он внимательно слушал рассказ Ломэлина об истории народа и создании тайников в городе, не перебивая, позволяя другу высказаться, понимая, что тому просто необходимо сейчас поделиться и разделить все.
- Я понимаю, Ломэ, это твой дом, и тебе все привычно, но прошу, хотя бы говори мне, что собираешься делать, чтобы я не волновался без причины.
А, вот, дальнейший рассказ заставил каларима задуматься над находками, ведь, по словам друга, получалось, что владелец тайника жив и, значит, он, если подумать, не имеет права изучать вещи, и должен просто сохранить и передать, если им удастся вернуться в потаенную долину. Так что теперь эльф разрывался между любопытством и долгом, но в душе уже понимал, что выберет.
- Если все так, то я не имею права на то, что мы нашли.- Тихо произнес Асталион, прерывая ненадолго свой ужин.-Тебе стоит забрать их, и когда мы вернемся домой, отдать владельцу. Только он должен решать, что делать с нашей находкой, я отдам тебе все после еды.
Вернувшись к ужину, Асталион закончил его достаточно быстро и теперь неспешно пил чай, пока друг рассказывал ему о купальнях, устроенных рунари. Подобное было и у них в Каларине, но хотелось увидеть, что же создали здесь. Рассказ звучал вдохновляюще, пусть раны и нельзя было мочить, но погреться в теплой воде и постирать одежду было совсем не лишним.
- Будем надеяться, что они не смогли найти и разрушить все, но проверить все равно стоит, зимой нам это точно пригодится.- Упоминание мыльного корня показало ещё одну проблему, осталось только надеяться, что получиться найти и собрать достаточно. Хорошо хоть, что время для сбора было самое походящее. Допив отвар, эльф кивнул на слова друга и, сполоснув руки, пошел к мешку, чтобы переложить все удобней и не рыться потом долго в поисках необходимого.
Подхватив вещи, эльф взял фиал удобней и вновь последовал за рунари в темноту переходов города, но на этот раз особо не разглядывая все вокруг. Усталость начинала сказываться и хотелось немного отдохнуть, но он понимал, что случится это еще не скоро. Неожиданный свет звезд заставил Асталиона замереть, он не видел их уже несколько ночей и сейчас бы с удовольствием полюбовался, только понимал, что задерживаться им не стоит, тем более, по всему было видно, что рунари хотел продолжить путь.
- Не извиняйся, идем, главное дойти и найти нам нужное,- эльф еще раз посмотрел на звезды и последовал за другом дальше вглубь пещер. Там следов пребывания орков заметно не было, что давало надежду на то, что все сохранилось так, как оставили уходящие рунари. Когда Ломэлин воспользовался механизмом для открытия плиты, надежда только окрепла. Оказавшись внутри, Асталион принялся оглядываться, тут опасность им явно не угрожала и можно было просто любоваться творением природы и рук мастеров. Светлая сияющая вода выглядела очень заманчиво, и хотелось окунуться, конечно,  после проверки безопасности. Теплый пол под ногами, позволял надеяться, что они тут точно не замерзнут, так что каларим пошел к каменной лавке, чтобы оставить вещи. Он успел снять часть доспеха, когда Ломэлин справился со своей амуницией, а потому эльф оставил все и начал ему помогать разоблачаться.
- Не могу не согласиться, на такое я даже не надеялся.- Асталион улыбнулся, достаточно ловко, несмотря на руку раздевая рунари и складывая все рядом, остановился он, сняв рубаху и тут же внимательно посмотрел на повязку. Крови видно сверху не было, что уже радовало, но все же вода могла попасть в рану, а этого допускать не стоило.- Тебе придется быть очень осторожным. Повязку мочить нельзя, пусть даже вода будет чистой рисковать не стоит, как вымоемся, я тебя снова перевяжу.
Оставив друга раздеваться  дальше, эльф вернулся к собственному разоблачению, стараясь управиться как можно быстрей. Уложив все вещи на лавку, он проверил свою повязку, привычно пошевелил пальцами и, прихватив бывшие верхние повязки, и мыльный корень пошел к воде. Смущения он не испытывал, не раз приходилось купаться в реках со всем отрядом, так что дойдя до одного из не самых глубоких бассейнов, Асталион уложил прихваченное рядом и убедившись, что вода безопасна, шагнул в неё.

+1

45

Асталион помог снять доспех кольчугу, и верхнюю одежду, с обувью и штанами рунари справился сам. Достав из сумки мыльный корень, он еще раз решил проверить сундуки и полки. Как он и предполагал, в одном из сундуков обнаружились отрезы полотна, которые можно было бы попытаться использовать по назначению, если бы не опасение, что ткань истлела от времени. Ломэ достал верхнюю стопку, развернул полотно и чихнул от поднятой в воздух пыли. Оно действительно истончилось на сгибах, грозя расползтись при первом же натяжении, но все же это было лучше, чем ничего, и ткань можно было использовать если не для вытирания, то хотя бы для того, чтобы промокнуть воду с тела. Эльф достал еще одну стопку полотна и взял с полки ковш. Глаза его сияли неподдельным, почти детским восторгом, когда он ступая босыми ногами, пошел следом за каларимом. Только здесь и сейчас Ломэлин наконец-то смог ощутить, что оказался дома.
- Ой, ой! Ты сам, наверное, не мочи повязку, - спохватился он, глядя как друг спустился в бассейн. Ломэ оставил ткань на полу у лестницы и тоже зашел в воду, с непривычки она показалась почти горячей, -  давай, я тебе помогу, силья.
Он кинул свой мыльный корень в воду, чтобы напитался водой. - Вот, торопыга! Ну, да, не удивительно, после всего пережитого, эта купальня - настоящее счастье. Жаль, что нельзя поплавать и побрызгаться.
Стоило задуматься, как в таких условиях помыть голову. В результате размышления рунари решил пока не трогать косы, мытьем волос придется заняться после купания, а пока удобнее удержать заплетенные волосы, чтобы они не мешали мытью.
Он закинул белокурую косу калариму на затылок. - Придержи пока, если получится, можешь раненой рукой, а я тебя пока помою.
Ломэ поймал плавающий рядом мыльный корень и, зачерпнув ковшом воду, аккуратно, чтобы не забрызгать повязки, полил на кожу шеи и плеч. Растирая корнем тело друга и покрывая его забавной пеной, рунари сначала только улыбался, борясь с незаметно подкравшимся желанием обнимать и ласкать. Потом все же не выдержал, и глубоко вздохнув от волнения, выразил свое восхищение, и, словно впервые касаясь и изучая прекрасное тело,  медленно провел кончиками пальцев от шеи вниз почти до пупка. - Элен, ты такой красивый...
Глянув в глаза, рунари слегка смутился из-за своей несдержанности и, опустив взгляд, сосредоточенно продолжил мытье.

+1

46

О том, что он будет делать с волосами, Асталион задумался, только уже сделав несколько шагов в воде, но ещё не успев намочить так и не расплетенную в забывчивости косу. По всему выходило, что самостоятельно сейчас вымыть голову уже не получится, да еще так, чтобы при этом не намочить повязку. Так что выбор был невелик или оставить все как есть, чего совсем не хотелось, или доверить волосы Ломэлину, и последнее немного смущало, ему уже очень давно никто не помогал в мытье головы. Повернувшись к другу, чтобы посмотреть чем тот занят, эльф с удивлением обнаружил, что тот нашел вполне приличное с вида полотно, которым потом можно было вытереться, а не сохнуть самостоятельно и не пользоваться заклинанием. 
- Не буду мочить не переживай, мне это тоже пользы не принесет,- каларим улыбнулся, глядя на сияющие глаза друга, тот словно временно оставил серьезность и стал таким, каким он его помнил, сидя под звездами в саду.
-Почему это я торопыга?! Просто уже сколько не было возможности в теплой воде вымыться. Помогать я тебе тоже не мешаю, и поплавать у нас еще обязательно получится, когда залечим раны. Ты же сам говорил, что останемся тут до весны и раньше никуда не пойдем.- Асталион был искренне удивлен сожалениям друга, а потому сам себе пообещал постараться вылечить того как можно быстрей, чтобы избавить от ненужных сожалений. Замаячившую перед лицом косу пришлось перехватывать, чтобы не упала и не помешала, поднять каларим решил больную руку.-Недолго точно получится, я скажу, если рука начнет уставать.- Отозвался эльф, и пока Ломэлин не начал, скинул в воду свой мыльный корень, собираясь потом помочь другу вымыться. А пока постарался не мешать рунари и не делать лишних движений. Теплая вода, стекающая по коже, дарила, казалось бы давно забытые ощущения, он даже прикрыл глаза, просто наслаждаясь. Прикосновения сначала не смущали, но потом что-то поменялось в самом отношении Ломэлина, и эльф открыл глаза, чтобы посмотреть, что же произошло, ведь новое касание было совсем другим.
- Я такой же, как и раньше, просто… просто теперь говорят не глаза… говорит сердце, и мне тоже,- Асталион поймал взгляд и осторожно, словно боясь разрушить происходящее, провел рукой по щеке, а потом чуть подался вперед и коротко коснулся губ.-Давай домоемся, а потом поговорим,- поборов смущение от собственного поступка, тихо произнес эльф и больше не мешал, а когда взялся за мытье рунари, сам перехватил его косу больной рукой и принялся добросовестно намыливать ниже повязки, смывая все аккуратно с помощью ковшика, а, вот, выше пришлось уже брать ткань и просто вытирать, смочив водой. На собственные чувства он очень старался не отвлекаться, хотя теперь хорошо понимал первую реакцию Ломэлина, хотелось забыть о повязках и хотя бы просто обнять.
- Остальное придется тоже вытирать, когда сниму повязку, прости, пока по-другому никак.

+1

47

От таких простых, но полного глубокого смысла прикосновений, сердце замерло, наполняясь радостью. - Элен... Силья... хорошо.
Сейчас из рунари можно было вить веревки, и попроси Асталион у него звезду с неба, пошел бы доставать, а не только ждать столько, сколько нужно подходящего момента для разговора. С легкой мечтательной улыбкой он домыл каларима и с удовольствием, таким же образом придерживая свою косу, чтобы не мешала, передал себя в его руки, стараясь лишь не смущать взглядом или движением, хотя так и подмывало обнять и вернуть тот легчайший словно касание крылом бабочки, поцелуй.
- Спасибо, силья.  Пойдем, ляжешь на край купальни, и помоем тебе голову, - предложил Ломэ. Он снял заколку со своей косы и друга и положил рядом на пол, подождал пока Асталион, закутавшись в полотно, улегся на спине и свесил вниз голову, теперь можно было расплести косу. Высвобожденные светлые пряди быстро напитались водой и заструились в ней, как водоросли в подводном течении. Рунари взял ковш и принялся осторожно поливать на голову, смачивая корни. Дальше уже можно было спокойно намылить. Мягкими движениями он массировал кожу головы, взбивая пену. В их положении было только одно неудобство, что калариму для того, чтобы помыть его голову, придется снова возвращаться в воду, но по-другому, увы, никак не получилось бы. Ломэ смыл пену и повторил процедуру еще раз для того, чтобы хорошо промыть волосы, после чего тщательно выполоскал и, слегка отжав, подал собранные в жгут волосы в руку Асталиона.
- Все, радость моя, теперь ты будешь самым красивым эльфом в этом городе, - с легкой грустью улыбнулся он собственной шутке. Выбираясь из воды, Ломэ успел немного расплести собственную косу, потом сам растянулся на полу, так же свесив голову над водой.

+1

48

Управиться удалось достаточно быстро, даже несмотря на то, что каларим все же ненадолго, но отвлекался, чуть задерживая прикосновения. Отступив от рунари, эльф поставил ковшик на край бассейна и поправил собственную повязку, по всему выходило, что вымыть осталось только голову, а значит пора было выбираться из воды.
- Не благодари, Ломэ, пойдем, время идет, а ни мы не домылись, ни вещи в порядок не привели.- Асталион выбрался из воды и, осторожно развернув ткань, замотался в нее, очень надеясь, что та не расползется на сгибах, хотя после того, как он устроиться на полу то полотно надо будет либо стирать, либо выкидывать. Осмотрев край бассейна, эльф все же выбрал самое удобное положение и расположился так, чтобы лишний раз не пачкаться. Он чувствовал, как рунари ловко расплел косу, и как пряди отяжелели от воды. Дальше он вновь позволил себе просто наслаждаться прикосновениями и на окружающую действительно почти не реагировал, только уже когда Ломэлин начал отжимать волосы, открыл глаза и забрал мокрый хвост. Поднявшись, он завязал на затылке что-то на подобие узла, чтобы волосы не елозили по спине и, оставив ткань, снова спустился в купальню.
- Не грусти, силья, мы вернемся в долину и тогда точно не будем единственными эльфами на целый город.
Асталион перехватил пряди, оказавшиеся в воде, закончил расплетать косу и начал смачивать ту часть волос, что еще не намокла. Вот, таким Ломэлин казался куда притягательней, чем в сиянии камней на праздничной одежде. А потому эльфу даже пришлось чуть мотнуть головой и вернуться к действительности, намыливая пряди, при этом стараясь не тянуть и не дергать. Подхватив вновь ковшик каларим принялся аккуратно промывать волосы, так чтобы мыльная вода не попала ни на повязки, ни в лицо. Было просто приятно касаться волос и в том, что он немного увлёкся, Асталион понял, только промывая и так уже чистые волосы не первый раз. Смутившись, эльф осторожно отжал пряди и так же, как до этого друг, передал тому волосы, а потом выловил оставшиеся в воде корни.
- Все, теперь ты такой же красивый, как и я,- он улыбнулся рунари и, выбравшись из купальни, вытерся почти сухой и чистой частью полотна, обернул вокруг бедер и подсушил волосы себе и Ломэлину оставляя их влажными, но не мокрыми. Оставался вопрос с одеждой, и когда он его задал, друг указал на почти незаметный проход в соседнее помещение. Подхватив, все что могло пригодиться для запланированной стирки, каларим отправился на разведку. Эта часть помещений тоже не пострадала и, как и основной зал, освещалась голубоватым светом кристаллов. Быстро осмотревшись, он не стал терять времени, надо было ещё менять повязки и устраиваться отдыхать, да, и разговор Ломэлину был обещан, посмотрев на устроившегося рядом со своим свертком одежды эльфа, не смог ему не улыбнуться.

+1

49

Поведение каларима и отголоски его чувств, которые уловил Ломэ, вселяло надежду, что Асталион испытывает подобное тому, что и он, и что эти чувства глубже или шире рамок дружбы и духовной близости. Понимание этого заставило более серьезно отнестись к неизбежному разговору по душам и  не торопить события, прежде самому стоило разобраться в своих желаниях и признать себе, что они в значительной мере идут вразрез с принятым в обществе отношением между полами. Решись они связать себя узами, порицать их за это никто не станет, но и бурного одобрения такой союз не вызовет. А ведь еще есть родители и правители...
Занятый размышлениями, Ломэ так же завернулся в кусок полотна, подколол заколкой скрученный на затылке жгут волос и пошел следом за Асталионом в смежное помещение.
- Кидай сюда одежду, - он указал на одну из емкостей в полу, бросил туда свой одежный ком и открыл заглушку, пуская в нее воду из проточного желоба. В ожидании пока наберется вода, рунари пошел проверять стоящие под стенкой сундуки. Если ему не изменяла память, то раньше там хранилась чистая одежда на тот случай, если кому не хватало времени постирать свою и высушить. Не особо надеясь на удачу, он открыл первую крышку, но внутри была только труха от душистых трав, которыми перекладывали вещи для сохранения свежести. Повезло только с третьим сундуком. В нем действительно оказалось несколько комплектов простой одежды. Оставалось только проверить ее на прочность и надеяться, что она придется более-менее в пору. В четвертом сундуке оказалась стопка женских рубашек и платьев, и рунари, закрыв крышку, вернулся к предыдущему.
- Эль, я кое что нашел, - доставая два комплекта из середины сложенных вещей, обрадовал он друга. - Надо примерить. Если сразу не расползется, то до следующей стирки можно будет перебиться.
Рунари еще проверил полки. Там, как и в прежние времена, стояли несколько банок с толченным мыльным корнем. Все отличие было в том, что теперь их покрывал толстый слой пыли. Отряхнув и прихватив одну с собой, Ломэ вернулся к калариму. Вода как раз успела набраться в стиральную емкость, так что он вновь вернул заглушку на место. Слежавшийся порошок в банке перед тем, как высыпать половину в воду, пришлось хорошенько расковырять лопаткой, найденной на той же полке. И после этого оставалось только прочесть заклинание бурления, а дальше вихревой поток теплой воды, мыльная пена и ребристые стенки емкости сами сделают свое чистое дело. После окончания действия заклинания надо будет только прополоскать все в проточной воде.
- Давай пока займемся перевязкой, потом сполоснем одежду и разложим сушиться на полотне, чтобы не пачкалась. Дальше оденемся в чистую и будем причесываться, - поделился своими мыслями рунари.

+1

50

Посмотрев в предложенную емкость, каларим попытался представать, как же там стирать одежду, но, так и не придя к однозначному выводу, вещи все же бросил, надеясь увидеть дальнейшее и понять. Понаблюдав, как заполнялась емкость, эльф опустился рядом и потрогал воду, убеждаясь, что та тоже теплая, и проследил взглядом за отправившимся куда-то другом. Приглядевшись, Асталион заметил, что там, куда ушел рунари, находились сундуки. Предоставив другу хозяйничать по своем усмотрению, каларим вернулся в смежный зал к оставленным вещам. Вытащив все грязные повязки из мешка, каларим заторопился назад и как раз успел вовремя, Ломэлин уже закончил проверку сундуков и похоже, нашел что-то интересное.
- Вижу. Это нам весьма кстати, лишних вещей-то нет, а нам тут ещё долго жить. Даже если будет велико, не страшно.
По внешнему виду одежды он предположил, что на сундуке были какие-то чары, и только они позволили всему так сохраниться, хотя стоило ещё посмотреть поближе, когда рунари закончит свои поиски. Правда, что именно уже на полках пытался найти друг, эльф не очень понимал. Мыльный корень у них был, и можно смело начинать стирку. С окончанием поисков оказалось, что Ломэ нашел баночку с толченым корнем и, похоже, даже хорошо сохранившимся. Мешать проверке последнего Асталион не стал и просто с интересом наблюдал, хотя когда друг начал активно нагружать руку, нахмурился и уже собирался вмешаться, но тот уже высыпал порошок в воду. А уж после произнесения заклинания стало ясно, что рунари очень хорошо все продумали и придумали.
- Сейчас займемся. Только я повязки стирать поставлю, их потом, конечно, прокипятить придется, но основное тут отстираем.- Поместив ткань в соседнюю емкость и сразу туда добавив корня из банки, он так же открыл заглушку, чтобы набиралась вода, и вновь вернулся в купальню, на этот раз уже за лекарствами и чистым перевязочным материалом, а заодно и гребень воткнул в волосы, чтобы вновь не ходить туда-сюда.
- Давай посмотрим, как заживает твоя рана,- на время вручив мешочек с тканью для перевязок Ломэлину, каларим сполоснул руки из фляги с зельем и размотал старую повязку на плече. К сожалению, ничего особо не изменилось. Несмотря на использование зелий, применять магию на открытых ранах эльф все же опасался, боясь непредсказуемой реакции. Только, если так пойдет и дальше, придется рискнуть, а пока Асталион только покачал головой, протер кожу вокруг шрама и раны смоченной водой из фляги тканью, вновь все обработал и перебинтовал.
- Ломэ, надо либо искать инструменты целителей, либо делать самим. Так оставлять твою рану нельзя, надо удалять все то, что я не смог убрать в лесу. Пока же прошу, меньше нагружай руку.- Асталион отвел глаза, сожалея, что ничего не сможет сделать сейчас, и повернулся к Ломэлину боком, чтобы тот смог заняться его рукой. Отвлекать разговорами друга он не стал, не желая мешать, пока тот менял повязки, лишь бегло осмотрел рану. Увиденное давало понять, что заживление хоть и медленно, но идет, и, возможно, скоро рука перестанет его беспокоить. По окончании каларим кинул снятые повязки к уже лежащим во второй емкости и перекрыл воду. Он воспользовался тем же заклинанием, что до того использовал рунари для стирки.  За это время Ломэлин успел слить воду и начать полоскание одежды. Тут эльф, разумеется, взялся помогать, чтобы поскорее закончить это дело.

+1

51

Перевязка и проверка состояния ран радости не принесли. Собственная, как и предполагалось, не могла зажить из-за инородных тел, а рана Асталиона затягивалась слишком медленно, и все это, по-прежнему, представляло угрозу их выживанию. Даже если подумать о завтрашнем дне, то похоже, на завтрак им придется точно обойтись без горячего, доедая скудные запасы орехов и кореньев. Не было топлива, чтобы разжечь огонь и сварить хотя бы кашу, не говоря уже о чем-то более существенном. И до сих пор Ломэ так и не смог определиться с местом, где можно было бы удобно разместиться, обеспечив себе более-менее приемлемые условия существования. Заброшенный и опустошенный город был слишком велик для двоих.
- Элен, давай, наверное, здесь и отдохнем, - предложил рунари, имея в виду купальню. - Хоть и жестко спать, зато не замерзнем. А завтра с утра соберем вещи - они к тому времени уже высохнут - и проверим еще одно место. Если орки туда тоже не добрались, то есть надежда, что наша жизнь тут будет получше моих опасений. А если разорили, то придется трудится долго и упорно - охота, заготовка дров и съестных припасов, обустройство места для отдыха согрева и приготовления пищи. И все это придется делать неподалеку от одного из выходов из города, так как нет смысла бродить коридорами из одного конца в другой.
Ломэ вздохнул. Никто не обещал им легкой жизни, однако сила самообмана, что вела его сюда, разбилась о жестокую реальность. Конечно, все это лучше, чем копать землянку и зимовать в лесу. Или не лучше? Только в нынешнем состоянии, с поврежденными руками даже о землянке мечтать не приходилось.
Собрав выстиранные вещи и найденную одежду, эльфы вернулись в купальню. Осталось совсем немного - разложить мокрую одежду и перевязочный материал на расстеленное на полу полотно и готовить место для сна. Для этого сгодились каменные лавки, после того как с них убрали пыль и грязь и так же застелили полотном. Ломэ оделся в чистое. Новые зеленые штаны оказались немного коротковаты, как и рукава рубашки, но с этим можно было смириться. Оливкового цвета туника со скромной вышивкой довершила наряд. Рунари сполоснул ноги в воде, вытер и натянул сапоги.
Настал черед волос. За это время они почти высохли, но долго возиться с прическами уже не было сил, так что расчесав друг друга и заплетя косы, эльфы наконец улеглись каждый на своей лавке, подоткнув под голову свернутые плащи и пожелав друг другу светлых грез.
После пробуждения, как надеялся Ломэ, ранним утром, ибо определить, какое время суток под землей сейчас не представлялось возможным, странники на скорую руку перекусили тем, что было, сложили вещи и прибрали за собой, ведь это место им посещать придется не единожды.
И снова рунари повел друга длинными коридорами и переходами сначала к дворцу и большой сокровищнице, с чувством горечи отмечая по ходу то, что в будущем могло пригодиться среди остатков сломанной мебели, разбросанных черепков, битого стекла, камней и прочего хлама. Тут даже не имело смысла останавливаться, поэтому миновав двери последней залы, Ломэ свернул в небольшой коридор, закончившийся пещерным тупиком, однако не дойдя до него, эльф остановился и начал пристально осматривать левую стену, испытывая нарастающее волнение. Еще бы, стена казалась нетронутой, осталось только проверить. Наконец, он нашел одну ему известную панель и малоприметный рычаг в нескольких шагах от нее.
- Элен, потянешь, вот, за этот выступ на себя, когда я прижму ладонь к стене, - попросил он каларима, едва сдерживая нетерпение. - Да, помогут нам Силы!

+1

52

Предложение остаться тут было, пожалуй, самым лучшим на настоящий момент, место было далеко от выходов из города и надежно закрыто, так что никто незаметно подкрасться к ним не мог, да, и теплее тут было в сравнении с остальными помещениями. А потому отказывался он даже не подумал, перспектива спать на жестком, тоже не пугала,  в других местах то мягче все равно не будет.  Каларим переоделся в найденную другом одежду. Та оказалась почти в пору, только чуть широковата в плечах, но это были мелочи, не стоящие особого внимания. В купальне Асталион в первую очередь разложил сохнуть перевязочный материал, а уже потом занялся одеждой и своим обуванием. Застелив лавку полотном и свернув себе под голову плащ, эльф пошел помогать переодевшемуся рунари с волосами, которые за это время успели высохнуть, он заплел простую косу и потом вверил свои волосы другу. Длинный день, наконец, подходил к концу и, пожелав Ломэлину спокойной ночи, каларим занял свою лавку, накрылся частью полотна и вскоре уснул. Сколько он проспал, Асталион точно сказать не мог, но как проснулся друг, услышал сразу и открыл глаза. Предстоящий день тоже обещал быть не из простых и бездумно тратить время не стоило. Первым делом он собрал все свои вещи и высохшие повязки, аккуратно убрав все в мешок, впрочем рунари тоже был занят сборами, а потом уже был легкий завтрак и новое путешествие до длинным коридорам города, освещенным лишь небольшими  фиалами. Куда они идут, Ломэлин так ему и не сказал, но каларим очень надеялся, что от этого похода будет хоть какая-то польза. Ведь если они не найдут что-то стоящее, то вполне могут остаться без нормального ужина, а не то что обеда. К сожалению, на пути пока подались только разграбленные помещения, но зато на обратном пути можно будет прихватить то, что когда-то было мебелью, для растопки очага. Когда рунари в итоге привел его в тупик, Асталион на несколько секунд сначала растерялся, а потом понял, что тут, скорей всего, имелся какой-то потайной ход, известный только жителям города или кому-то определенному.
- Хорошо, главное чтобы работало,- эльф ободряюще улыбнулся. Спрашивать, что же там скрывается за стеной, он не стал, просто потянул, как и просили. Часть стены медленно, но отъехала в сторону, позволяя пройти в достаточно просторное помещение. Каларим, проверив проход, скользнул вовнутрь и быстро оглядевшись, пошел в сторону бочек. Само помещение его мало интересовало, как и сундуки, а, вот, в бочках вполне могло храниться что-то из припасов, к тому же на них были чары, подпитываемые артефактами, что гарантировало сохранность содержимого. Пришлось действовать аккуратно, чтобы не повредить содержимое, зато уж когда Асталион вскрыл небольшой бочонок не смог не улыбнуться.
- Кажется, нам действительно повезло, Ломэ, солонина на первый взгляд не испортилась, думаю и остальное тоже можно будет употреблять в пищу, так что голодными не будем. Может, зима и не доставит особых проблем.
Продолжив дальнейшую проверку, каларим обнаружил крупу и орехи, больше он ничего открывать не стал, а то, что уже проверил, отобрал понемногу в мешочек и запечатал назад. Теперь он стал осматриваться внимательней, надеясь, что тут окажется ещё что-то полезное для проживания в городе.
-Силья, ты нашел что-то интересное?

+1

53

Потайная дверь отъехала в бок, открыв доступ к малой сокровищнице. При виде того, что в помещении сохранился первозданный порядок, невозможно было скрыть радость, ведь здесь могло быть много того, что помогло бы пережить зиму. Рунари занялся проверкой, переходя от одного сундука к другому. Беглый осмотр показал, что под сохранными чарами в промасленной ткани хорошо сохранились оружие и кольчуги, можно было подобрать себе новый лук по руке и не беспокоиться о запасе стрел (эльф с сожалением вздохнул, ибо в нынешнем состоянии об этом можно было только мечтать). Дальше обнаружился большой выбор зимней и летней одежды, включая подбитые мехом плащи, обувь, свертки тканей, выделанная кожа, шкуры и меха. В шкатулках и сундучках, расположенных в нишах стен, Ломэ нашел золотые и серебряные слитки, самоцветы, драгоценные украшения и посуду.
- Да, Элен, есть оружие, доспехи, одежда на любой вкус и любую пору года. Можно благодарить владыку, рунари и Силы за такую предусмотрительность и заботу, - откликнулся он на вопрос каларима и продолжил осмотр. Несколько бочек были заполнены горючим камнем и смолой, но навскидку, этого запаса хватило бы только на первое время, а если сильно экономить, можно было бы дотянуть до середины зимы.
- Топлива к сожалению немного, но это лучше, чем ничего, - добавил Домэ и пошел дальше. Зато с пропитанием эльфам повезло больше, обнаружилось две бочки с застывшим от времени медом, в который обычно добавляли толченые орех, зерна, сушеные ягоды, коренья, цветы и пыльцу. Даже выпивка была. Ломэ остановился  у стойки с четырьмя винными бочками и широко улыбнулся.
- О, силья, мы должны отпраздновать наше спасение! - рунари даже не пытался скрыть плещущую через край радость. Наверное, если бы не воспитание, когда его с детства приучали вести себя так, как полагается отпрыску королевского рода, он подхватил бы сейчас Асталиона и закружил в танце.
- Единственный вопрос, который остался нерешенным, вернее два, - поправился он, стараясь себя отрезвить и не поддаваться прихотям, - найти подходящее место для жилья и наше с тобой здоровье.
Тем не менее, отказываться от своей затеи рунари не собирался. Достав из сундука с посудой два блюда и пару кубков, он вырезал каждому по куску меда и пошел снимать пробу с вина, опасаясь одного, что за это время оно превратилось в уксус. Однако стоило открыть кран и унюхать насыщенный аромат летних цветов и винограда и сделать первый глоток, как все страхи развеялись. Выдержанное вино было великолепным на вкус, и его густая струя быстро наполнила оба кубка. Расположив импровизированный стол на крышке одной из бочек, Ломэ позвал друга. - Эль, радость моя, иди сюда, будем снимать пробу.

+1

54

Судя по звукам, рунари все это время был у стены с сундуками, а потому, задавая вопрос, Асталион надеялся услышать что-то действительно интересное. Драгоценные металлы и камни сейчас особой ценности не представляли, но ведь там могли оставить оружие, горючие материалы или камни для светильников, тоже бы пригодились.
- Одежда нам точно пригодится, да, и просто, если шкуры есть, сможем застелить их полотном и спать, все будет лучше, чем просто на камне, да и теплее. Особенно, когда погода окончательно испортится. Кстати, Ломэ, сколько еще примерно осталось времени до выпадения первого снега?.-Вопрос эльф задавал не просто так, ведь как только пойдет снег, с дровами для приготовления пищи станет сложнее.- А владыку мы обязательно поблагодарим, вот, как только удастся добраться до долины, так и поблагодарим, если меня к нему, конечно, пустят, а то придется тебе самому.
Каларим переместился ближе к другу, чтобы посмотреть самому, что же там такого находиться у другой стены.
- Доберем дровами  и хворостом.  Правда, придется не один раз сходить в лес, но ведь выхода то у нас все равно нет.- Асталион следом тоже оценил количество камня и смолы и вынужден был согласиться с выводами друга - там было меньше, чем хотелось. Оставив Ломэлина искать дальше, эльф пошел к оружию, его интересовали небольшие кинжалы, ведь могло оказаться, что там есть что-то более подходящее, чем было у него. Досмотреть не получилось, отвлек возглас рунари и, судя по наполнившему помещение запаху, тот нашел вино, видимо тоже хранившееся с помощью артефактов.
- Ваш правитель очень запасливый,- он улыбнулся и покачал головой, но друга прекрасно понимал, после всего, что с ними случилось, вот, такой приятный сюрприз просто не мог не вызвать радости.  - А вопросов у нас все-таки три, про дрова я уже упоминал, с местом для жилья я тебе, увы, помочь не могу, со здоровьем сделаю все, что в моих силах, ты только подумай и скажи, сможешь ли мне сделать инструмент, который я нарисую.- Каларим подошел к импровизированному столу и вдохнул аромат вина, оно пахло летом, так знакомо и незнакомо одновременно.
- Пробу обязательно снимем,-Асталион взял кубок, чуть качнул жидкость, темная и густая она на долю секунды напомнила кровь, эльф чуть повел плечами и сжал больную руку в кулак. - Мы живы, силья, но сейчас, когда будущее перестало казаться неопределенным, я хочу вспомнить тех, благодаря кому у нас появился шанс. Я вед маг, и меня учили, я должен был защитить, а в итоге они погибли все.- Он замолчал и опустил взгляд на кубок. Раньше задуматься о произошедшем не получалось, было слишком много других проблем, но сейчас, когда большая часть их просто отпала, навалилось осознание. И пусть каларим был уверен, что все ушли звездной дорогой, легче от этого на душе не становилось. - Я, вот, даже тебя не смог вылечить и себя тоже, но ладно моя рука заживет, а вот ты…

+1

55

- Кристаллы упавшей звезды в той шкатулке, - откликнулся рунари и указал на одну из ниш в стене, когда Асталион подошел ближе. - Тоже немного, но для освещения покоя, в котором будем жить, и еще нескольких помещений, хватит с лихвой. Что касается погоды, обычно снег ложится к концу первого месяца зимы. Раньше, когда здесь жили рунари, снега выпадало не так уж и много и морозы были не на столько сильны, как в горах, благодаря усилиям магов, и жизнь за пределами города не прекращалась даже в самое суровое время года. Как будет сейчас, предсказать не берусь. Навскидку, у нас около месяца в запасе.
Стоило на время прервать осмотр и пригласить каларима отведать лакомства и вина, как эльфа охватили странные и противоречивые чувства, с одной стороны, можно было вздохнуть спокойно и рассчитывать на то, что они более-менее нормально перезимуют, с другой, беспокоила неопределенность, словно что-то было не досказано, не доделано или безвозвратно упущено, и найти корни этого беспокойства пока не удавалось. Следующий вопрос друга немного отвлек и направил мысли в другом направлении.
- Раньше смог бы, силья, все, что пожелаешь и нарисуешь. Но сейчас прежде, чем сказать с определенностью, надо сходить к кузням и посмотреть что там осталось. Сам понимаешь, нужен горючий камень, и много, горн, руда или самородок, и прочие инструменты. Так уж получается, чтобы создать один инструмент, надо использовать кучу других.
О том, что придется хорошо поработать руками, рунари промолчал, не желая лишний раз волновать друга, в конце концов, он мог взять молот в другую руку.
Ломэ следом за другом взял кубок с вином и вновь вдохнул насыщенный летний аромат. - Ты прав, Элен. Вспомним и вознесем благодарность тем, кто был с нами рядом в том недолгом бою.
Он и сам собрался помянуть погибших, и был рад, что каларим тоже об этом вспомнил. Покачав вино в кубке, Эльф плеснул добрую половину на каменный пол. - Пусть звезды рассеют туман и дорога ваша будет светла, - произнес он принятое у рунари пожелание ушедшим и перечислил поименно всех, кто пал рядом с ними. Сделав несколько глотков, он обнял и притянул к себе каларима. - Не вини себя, силья. - Ломэ успокаивающе коснулся губами светлого виска. - Это наша общая вина и неопытность. Нападение было внезапным, из засады сверху, и против дротиков наши доспехи оказались слишком слабыми. Можно сколько угодно готовиться к встрече с врагом, но когда приходит новый, неизведанный враг, жертвы неминуемы, потому что мы еще не знаем его тактики боя. Ведь до сих пор нам не приходилось сталкиваться с дроу, а слухи... Что ж на слухах защиту не выстроишь, - рунари вздохнул и сделал еще глоток вина. - Беду я вижу в том, что никто не донес эти знания до наших народов. И хотя мудрые поняли, что случилось с отрядом, у них нет никого, кто смог бы рассказать и предупредить, а, значит, будут еще потери...
Ломэ замолк и, отпустив Асталиона, отрезал ножом кусок застывшего меда, наколол на острие и отправил в рот. Лакомство медленно таяло на языке, насыщая вкусом и доставляя настоящее удовольствие после нескольких дней полуголодной жизни. Эльф чувствовал насущную необходимость сменить тему разговора, чтобы не давать калариму грустить и дальше терзаться чувством вины.
- Может быть, сегодня позволим себе отдохнуть, хотя бы относительно? Потому что все равно, надо решить, где нам лучше обосноваться. Если оставаться здесь, то тут негде готовить и спать, и поблизости нет воды. Можно занять любой пригодный покой, но тогда придется заняться переноской туда всего необходимого хотя бы на первое время.

0


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Эпизоды по ту сторону зеркала » Ломэлин Элкайримэ, Асталион Эт' Фойнарин/ Эйрилия/ Середина лета 511 г


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC