Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Эпизоды вне сюжета » Затерянный остров. Василе Ецко, Алькано де Гранде.


Затерянный остров. Василе Ецко, Алькано де Гранде.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sh.uploads.ru/ViSD6.jpg

Обычно, враги – это про кинжал под ребром, про яд в бокале, про кровную месть, про сожженные замки и украденных в плен жен. Обычно. Но порой враги – это про суровые школьные будни, про обидные клички, про драки в туалетах и на задворках школы, про девчонок, которые вместо хороших парней выбирают плохих. И, казалось бы, что проще? Разошлись дороги, забыли, прожили. Время лечит. А если нет? Если от бывшего врага зависит работа? Или – жизнь?

Эрнест

http://s7.uploads.ru/fdlcA.jpg

Самсон

http://s8.uploads.ru/2GAMj.jpg

+2

2

[AVA]http://sd.uploads.ru/5hwl2.jpg[/AVA]«Усы дона Джованни». Эрнест кривился всякий раз, когда смотрел на это название. Смотреть, как и кривиться, приходилось часто, поскольку именно в этой пиццерии он и работал. Со временем надеялся получить руководящую должность, хотя и теперь был не последним человеком в сети. Имел основания для таких надежд. Но вывеска…
Глупое название. Эрнест понятия не имел, кому из директоров пришло в голову так пошутить. Глупая шутка. Совсем как у нового повара, которого наняли месяц назад. Что ни шутка – то глупость. Мужик не изменился со школьных времен, когда отзывался на хриплое «Миха», ржал с пацанами в закутке для тайного перекура, задирал очкастых ботанов и тискал самых красивых девчонок класса. Не изменился он, зато стал другим очкастый ботан.
Тогда он стеснялся своего имени, хотя по имени и не звали. Звали по фамилии – Чистяков, если учителя, или по кличке от той же фамилии – Чистик, Чистюля, если ученики. Тогда он обходил «курилку» десятой дорогой, а то мало ли? Заметят, тут же прицепятся, не отобьешься. В туалет ходил с дрожью в душе – могли поймать и там. И совсем тайно любовался Леночкой Беленькой, которую «Миха», не стесняясь, лапал на переменах. Она смеялась, и на ее щеках появлялись ямочки.
Теперь Леночка работает здесь же, в «Усах» - она менеджер зала, ей нравится ее работа, потому что с тремя детьми и без мужа трудно выбирать. И именно Леночка написала одну из докладных, что лежали в папке Эрнеста. Еще две он без проблем получил от Арсения, такого же повара, как и «Миха», и Виталины – официантки.
Эрнест уже не был «Чистиком», не был ботаном, хотя очки остались. Он курировал отделения пиццерии «Усы дона Джованни» в городе N три года и вскоре собирался перебраться туда, где заседало руководство. А этот «Миха»…
Что ж, месяц был веселым. Хотя Эрнест не ожидал, что вспомнит поганца, с которым учился в одном классе. Память – штука забавная, но пришло время избавляться и от бородатого повара.
Пикнула сигналка на новом «Ситроене», хлопнула за спиной дверь пиццерии, уставшая Виталина, собирая со столика грязную посуду, кивнула и улыбнулась. 
- Здравствуйте, Эрнест Кириллович. – Сказала она.
- Добрый вечер. – Он сел за свободный столик. – Пригласи Акапяна, будь добра.
Снова кивнув, Виталина исчезла вместе с тяжелым подносом. А Эрнест откинулся на спинку мягкого дивана. На стол легла кожаная папка: сюрприз давнему школьному знакомцу.

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-19 22:35:20)

+1

3

Миха не думал, что вернется в городок. Сразу после школы он уехал в Москву, потом была родная Армения, Австрия, Америка... Лас-Вегас в миллионе огней - ярких лампочек, в которых сгорают наивные мотыльки. В армянской диаспоре Миха крутил бизнес. В основном занимался наркотой, контролировал поставки, крышевал нужных человечков и заметал следы.
Пять граммов счастья в прозрачном пакетике с зип-застежкой. И за него любая скулящая шавка у твоих ног. Сам товар ни разу не пробовал. Миха не идиот.
Копы тоже не идиоты.
Акапяну пришлось бежать. В городок он приехал, держа под кожанкой волыну.
Но Самсон Акапян "Миха" - приличный человек. Снова здорово. Полгода работал у дядьки Рафика в киоске с выпечкой. Лепил ароматные лаваши, сладкую пахлаву и крутил шаурму "из котят" - дешевого мяса со скотобойни, привозимого Рафику нелегально и в обход СЭС в полцены.
А дальше... дальше были "Усы". Кафешка-пиццерия с "настоящими итальянскими поварами". Миха бы там не оказался, если б не терки с дядькой.
В "Усах дона Джованни" Акапян встретил Лену - давнюю школьную любовь. За белые волосы, за длинные ноги. Хороша была. А сейчас груз из троих безотцовщин и кредит на красное шевроле. Старший Ленкин сын иногда заглядывал в пиццерию. Волосы черные, крупный нос, глубоко посаженные глаза, будто обведенные сурьмой...
Миха ее спросил, поймал у подсобки и прижал. Нет, говорит, не твой. А в профиль - одно лицо и по годам как раз...
А еще в "Усах" был Чистяков. Тоже школьный "товарищ". Для прочих  - Эрнест Кириллович, для Михи - просто Эрнест. Всегда на "ты", даже если распять захочет. А распинал часто.
Услышав от заглянувшей на кухню Виталины о том, что Эрнест снова хочет его видеть, Миха только кивнул. Хлопнул рука об руку, стряхивая мучную пыль, и вышел в зал.
Кафе уже закрывалось. Оставалось только раскатать тесто для заготовок под заказы на дом. По-хорошему могло бы обойтись без Чистякова, но не обошлось.
Он сидел за столиком по центру. Закованный в строгий костюм человек, весь характер которого за линзами очков.
Миха сдвинул ко лбу свои, оставляя на дужках белые отпечатки.
- Привет! Если ты по поводу того волоса, то я здесь ни при чем. Сказал - готовить в шапочке, вот, все на мне, - говорил Акапян громко, его голос еле сдерживал горский темперамент, сметающий все на своем пути.
На голове повара "Усов" действительно была белая шапочка на длинных волосах, собранных в гульку на затылке. Борода, волосатые руки и приоткрытая расстегнутой рубашкой грудь были без шапочки.
Неделю назад произошел досадных случай. В пиццерию приезжал ревизор из санитарной службы. На поданном ему куске пиццы среди натертой моцареллы лежал волос. Этого оказалось достаточно для постановки "Усов" на особый учет. Но, разумеется, не из-за Михи.
[NIC]Самсон Акапян[/NIC][AVA]https://c.radikal.ru/c10/1806/cf/e54a35dcc874.jpg[/AVA][STA]Миха[/STA]

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-06-19 21:18:47)

+1

4

[AVA]http://sd.uploads.ru/5hwl2.jpg[/AVA]- Сядь. – Сказал Эрнест, и кивнул Виталине, которая появилась из-за спины «Михи» с кружкой кофе в руках. Одной. Поварам жрать на работе не положено, как и пить, им не за это платят. – Сядь и заткнись.
Говорил Эрнест тихо, очень спокойно, но каждое слово получалось весомым. Слышали его всегда, слушали – тоже. А в школе было иначе, он тогда не умел – так, умел только мямлить, смотреть в пол, сутулиться, сжиматься. Словно невидимая скорлупа окружала, барьер неудачника, возникший благодаря таким, как этот Акапян.
- Эрнест Кириллович, - Виталина, поставив кофе на столик, не уходила: мялась, стоя за плечом, - могу я…
- Иди. – Сказал он, не глядя на нее. – До закрытия 2 минуты. Не критично.
- Спасибо! До свидания, Эрнест Криллович, пока, Миш, всем до завтра! – Виталина выпорхнула из зала, будто ей было 17, а не 35. Эрнест покачал головой, придвинул к себе кофе, но пить не спешил.
Акапяна, кстати, он ни за что не отпустил бы. Даже за минуту до закрытия. И без зазрения совести оштрафовал, если бы повар осмелился уйти самовольно хоть на 30 секунд раньше. Приятные мелочи. Глупые забавы. Как с шапочкой, которую с тем же успехом можно было надеть на гориллу. Но кто знал, что в итоге все обернется так?
- Вот. - Эрнест толкнул тонкую кожаную папку «Михе». – У тебя 5 минут. Вникай.
В умственных способностях Акапяна он сомневался, но читать это дитя гор учили, так что должен был понять, что ему грозит. Три докладные, два шага до комиссии и один – до увольнения по статье. Эрнесту было не жаль: поваров в городе много, замена отыщется быстро, а новый, глядишь, додумается не стучать в СЭС. Интересно было, конечно, что наплел инспекторам этот «Миха»…
«…впрочем, - думал Эрнест, отпивая кофе, и глядя на повара, как на пустое место, - расскажет. Куда ему теперь деваться?»

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-22 18:39:07)

+1

5

Акапян сел напротив Чистякова. Но не "заткнулся". Заставить его замолчать было бы не под силу даже Папе Римскому.
- Да что опять? - спросил Миха, глядя Эрнесту прямо в глаза, в эти его блестящие линзы очков, жрущих свет диодных ламп под потолком ресторанного зала.
Управляющий, мягко сказать, надоел. Михе приходилось больше времени уделять его придиркам, чем дышащим сыром и томатами пиццам в раскаленной печи.
То шапочка, то "не кури на кухне", будто бычки в пепельнице - банке из-под горошка - Акапяна, а не любимого в жопу Арсения, или "убери машину от входа, твоя приора загородила проезд." А, и штраф в пятьсот рублей с зарплаты...
Появилась Виталина. Видная дэвушка-пэрсик, принимающая комплименты Михи, но влюбленная по уши в "Эрнеста Кирилловича". Она все ждала, пока он бросит жену. Ждала и носила ему кофе в надежде на внимание.
- Подожди меня, через пятнадцать минут освобожусь и подвезу, - крикнул ей Миха.
Нужна ему официантка... А вот Эрнесту хорошо бы подумать, чего лишается.
Но Виталина только махнула рукой:
- Нет, Миш, я на такси.
Выпорхнула в шлейфе духов и запахе выпечки, въевшемся за день.
"Вот"...
"Вот" - это уже знакомая Михе папка. Снова просится к нему в руки. Повар отказываться не стал, схватил ее и раскрыл. Первым же лежал листок, исписанный мелким круглым почерком. Ленкиным, знакомым Мише со школы. Вторая и третья докладная принадлежали неизвестно кому, но закрались подозрения в авторстве Арсения.
"Сука." - думал Акапян. "Заложил все-таки".
Второй повар делился с управляющим информацией, что Миха втихаря сбывает продукты с кухни "Усов". Так оно и было, Акапян приторговывал мясом, креветками и фруктами. Списать ингредиенты было просто. Испортились, протухли, сожрал уборщик... А рубли в кармане не лишние.
Так же разговорчивый "Арсений" в красках описывал, что посещают повара какие-то подозрительные типки. Якобы подъезжающие к черному ходу на тонированных машинах и оставляющих свертки. Вот это была полная херня, с "бизнесом" Миха завязал.
Ленкина служебка касалась недавнего случая, когда Акапян выкинул из "Усов" клиента. Крепко выпивший мужик пристал к официантке. И Миха за нее заступился. Он сломал мужику нос и вышвырнул его с переломом ребра.... Оказалось, что это какой-то там помощник депутата по городскому округу...
- Я могу все объяснить, - сказал Миха.
Закрытую папку он пододвинул Чистякову.
Честно сказать, Акапян не думал, что случай с избитым клиентом всплывет. Обычно такие вещи оказываются "внутри" заведения. И Лена... Миха от нее такого не ожидал. Давняя любовь... Бросил. Из-за этого? Но столько лет прошло.

[NIC]Самсон Акапян[/NIC][AVA]https://c.radikal.ru/c10/1806/cf/e54a35dcc874.jpg[/AVA][STA]Миха[/STA]

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-06-20 21:24:12)

+1

6

[AVA]http://sd.uploads.ru/5hwl2.jpg[/AVA]Эрнест снова отпил кофе – его здесь умели варить, он получался вкусным, бодрящим – и ответил на звонок. Пока подносил к уху телефон, на экране мелькнуло фото женщины: длинноволосой блондинки с голливудской улыбкой и ямочками на щеках, до одури похожей на Леночку Беленькую в школьные годы.
- Да, малыш? – Сказал Эрнест, поглядывая на Акапяна, погруженного в изучение докладных. – Нет, сегодня никак. Да, буду поздно. Не дожидайся. Ага… да, хорошо. До встречи, котенок.
Голос Эрнеста был холодным и строгим, будто он говорил не с женой, а с той же Виталиной. Однако возражений не возникало. Анечка Чистякова, в девичестве – Соболева, была моложе мужа лет на 15, зависела от него во всем и не позволяла себе создавать проблем. И она никогда не села бы за стол к такому вот «Михе», даже не посмотрела бы на него, не говоря уже о том, чтобы позволить коснуться. Правда Анечка и не смеялась, как Беленькая – не запрокидывала голову, не блестела глазами, не…
Чашка звякнула о стол. Эрнест подвинул ее ближе к краю: кофе успел остыть, пока Акапян вспоминал буквы, разглядывая докладные. Холодного кофе, как и тугодумов, управляющий «Усов» не любил. Со школы.
- Начинай. – Согласился Эрнест. – У тебя 15 минут на все. И объясняй по порядку.
Папка легла на мягкий диван рядом с Эрнестом: он даже не заглянул в нее, будто после просмотра «Михой» документы потеряли всякую ценность.
- Имей ввиду, - сказал он, - если соврешь, пожалеешь. Горько пожалеешь.
А правда во многом была известна Эрнесту. Личности избитого помощника депутата он не знал, но все остальное, включая воровство продуктов, не было тайной. Как и попытка прижать Леночку после прихода ее сына, регулярные стычки с Арсением, нарушения санитарных норм – Акапян успел отличиться. В школе ему это тоже вполне удавалось: Эрнест не помнил, чтобы имя «Михи» хоть раз упоминали в связи с чем-то, не связанным с хулиганством. 
«Я тебя посажу. – Подумал он. – Без проблем. Соврешь – и в твоей колымаге найдут наркоту. Или оружие. Так что давай, «Миха», дерзай»

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-22 18:44:12)

+1

7

Разве так нужно разговаривать с женщиной? Как будто Чистяков разговаривал с браузерным помощником, и интонации ему мешали.
Выдал ледяным тоном и сидит, кофеёк гоняет. Женщину нужно любить, холить и лелеять... Жена Акапяна жила в Армении вместе с их двумя детьми. И даже на расстоянии получала тепло и ласку, а лучшее доказательство - золото на руках и шее делали эту связь прочней.
"Педераст." - подумал Миха.
Он тронул нос, облокотился на колени под белым поварским фартуком, чтобы быть к Чистякову ближе.
Пятнадцать минут не вязались с обещанием котенку быть поздно.
"Шалишь? А, Тютя?" - Тютей Миха смеялся после того, как закончился "Чистик"... После Ленки.
Спортсменка, комсомолка, красавица. Современная Ниночка из "Кавказской пленницы". Дружила с Эрнестом, любила Миху. А, может, не любила. Может, ей приходилось любить, потому что Акапян не давал ей прохода. Лена ходила к Чистякову домой, они вместе делали домашние задания и слушали Бони Эм на кассете. Все было вполне невинно. Но узнавший об этом Миша пришел в ярость.
" - Что у тебя с очкарем?
- С каким? С Эрнестом? Мне он нравится... как друг. Я не вижу в нем мужчину.
- Да что ты..."[NIC]Самсон Акапян[/NIC][AVA]https://c.radikal.ru/c10/1806/cf/e54a35dcc874.jpg[/AVA][STA]Миха[/STA]
Ага. Да, да, конечно. Миха весь день проторчал во дворе Чистякова. Не один, с братанами. Поймал его вечером в наступавшей темноте и отмудохал, выбив передние зубы.
Сейчас они были на месте. Куда там, Чистяков весь сиял.
- Слушай, Эрнест. Я - деловой человек, ты - деловой человек. Бизнес барыш приносит. Понимаешь? Давай сойдемся на двадцати процентах? Кто там этот сыр, салями, муку считает? А тебе деньги в карман. Сделка пройдет - своего котенка в Турцию свозишь. Или в Египет.
Стол между Акапяном и Чистяковым не позволял дотронуться до управляющего, иначе Миха хлопнул бы его по колену.

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-06-23 21:10:01)

+1

8

[AVA]http://sd.uploads.ru/5hwl2.jpg[/AVA]- Это все? – Спросил Эрнест, со скучающим видом глядя в окно. – Других объяснений у тебя нет?
Многого от «Михи» он не ждал, но взятка от продажи остатков? Разглядывая в окно прохожих, Эрнест видел и стоянку «Усов», на которой остались две машины: его и Акапяна – новенький «Ситроен» 2017 года и «Приора». Конечно, без продажи салями тут никак. Эрнесту вдруг стало смешно, но он сдержался, разве что глаза блеснули чуть ярче под стеклами очков.
- Котенок привык к Мальдивам, Самсон. – Продолжил он, впервые назвав повара по имени. – На сыр и муку будешь свою благоверную по турецким клоповникам таскать. Но продукты придется добывать в другом месте. Что на счет драки?
По дракам «Миха» всегда был спец. Это Эрнест помнил. Особенно Акапян лютовал с теми, кто был легче и мельче его. И черт бы с ними, с зубами, вставлять которые было унизительно и дорого. Эрнест помнил, как было страшно, когда из темноты возникли рослые, плечистые фигуры, с характерным акцентом спросили сигарету, а потом началось. Боли он не чувствовал, адреналин перекрыл все, но страх – другое дело. Еще долго после того случая Эрнест ходил домой по разным маршрутам, издали разглядывая родной двор: не прячутся ли где-нибудь те ублюдки? Ублюдков не было. Но…
- Учти, - ровным голосом сказал Эрнест, не глядя на «Миху», - если больше тебе сказать нечего, я уйду. А ты вылетишь отсюда в течение недели. Отработка не нужна: тебе подобные в центре занятости пачками толкутся. Понимаешь, деловой человек?
Взяв с дивана папку, Эрнест мельком глянул в нее, поправил бумаги, чтобы лежали ровнее, и начал вставать – впрочем, без особенной спешки.

+1

9

Чистякову достался тяжелый взгляд из-под густых черных бровей. Начал седеть Акапян рано - сказывались гены, отец и дед в сорок пять были полностью седыми, у Михи же седина еще не коснулась бровей и бороды. Чего не скажешь о волосах.
- Эээ, зря ты так, - повар покачал головой, досадуя на отказ управляющего.
Акцент вдруг стал особенно заметен. Он всегда присутствовал в речи Акапяна, не смотря на то, что Миха родился в России. В Сочи, если быть точнее. Но южный город многонационален, и в окружении родни у него не было и шанса на чистое произношение.
- Не хочешь зарабатывать деньги - не надо. Но жену мою не трогай. Да?
Миха поднялся вместе с Эрнестом. Тоже без спешки. Только бумаги в папке не тормошил, размял белые от муки руки друг о друга. Ему нужна была эта работа. "Усы" с глупым логотипом - усами, срисованными с настоящих владельца пиццерийной сети, на каждом предмете в ресторане, даже на шапочке и фартуке повара, служили своеобразным оплотом спокойствия. [NIC]Самсон Акапян[/NIC][AVA]https://c.radikal.ru/c10/1806/cf/e54a35dcc874.jpg[/AVA][STA]Миха[/STA]
И, не смотря на грехи прошлого и на то, что пальцы привыкли считать бабло больше, чем отмерять соль для блюда, Миха любил готовить. И умел - клиенты хвалили. В ...атых он закончил кулинарную академию, но Эрнест вряд ли об этом знал. Верней, видел диплом повара, но придал ли ему значение? Смотрел с высока сквозь свои блестящие очки, а Акапян постепенно свирепел от постоянных придирок и претензий.
Работа нужна, но все накатило одновременно. А угроза увольнения сыграла роль подожженого фитиля динамитной шашки.
- Не было драки, понимаешь? Этот мудак стал лапать Марину, и я выкинул его из заведения, - сказал Миха прямо в лицо Чистякова.
Мариной звали одну из официанток, новенькую, не проработавшую в "Усах" и двух месяцев. А сломанный нос и ребро... получились, когда мудак навернулся с порожка. Случайно.
- Но ты же меня все равно уволишь... - Самсон схватил Эрнеста за полы его дорогущего пиджака и дернул на себя. - Да, Тютя?
Может, с этого расстояния удастся что-то разглядеть в его глазах за стеклами очков.

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-06-27 22:54:20)

+1

10

[AVA]http://sd.uploads.ru/5hwl2.jpg[/AVA]Эрнест не потерял равновесия, не споткнулся, не упал, как обязательно случилось бы в школьные времена. Тогда его тоже называли «тютей». А когда после таких вот фокусов он падал, ржали всей толпой. Если поблизости не было учителей, могли и пинков отвесить: немного, так, «для смеха». Краснея от унижения и страха, Эрнест с трудом поднимался, брал с пола очки, которые всегда сбивали, и мечтал однажды вернуть должок. Если не всем, то хоть этому «Михе». Долго мечтал. Потом, в годы студенчества, забылось, ушло не второй – на десятый план. А теперь…
Ладонь Эрнеста легла на стол, папка с тихим стуком выпала на пол. Управляющий «Усов» сделал только один невольный шаг к повару. Наклонился чуть ниже, не желая рвать пиджак, в который этот «Миха» вцепился белыми от муки руками. Вздохнул.
- Идиот. – Сказал он ровным, спокойным голосом. Ни лицо, ни взгляд за идеально чистыми линзами очков не изменились. - Оглянись. Ты не в горах: никто не бегает с дубинками и в набедренных повязках. Видишь? Ты в цивилизованном мире. И твои методы, как и ты сам, этому миру не нужны.
О том, что и правда собирался уволить «Миху» в любом случае, Эрнест промолчал. Свободной рукой сжал запястье Акапяна – ощутимо, до боли. Так, как никогда не сумел бы в школьные годы.
- У тебя полминуты, чтобы отпустить пиджак. – Сказал он. – Потом начнешь жалеть.
На последнем курсе института Эрнест занялся боксом: не верил, что получится, но надеялся хоть как-то поднять уверенность в себе. Тренер попался зверский, семь шкур спускал, но результатов добивался. В том числе и с Эрнестом, который со временем полюбил бокс и занимался им даже сейчас. Акапяну он бы сломал челюсть одним ударом. И сделал бы это с удовольствием: за Леночку Беленькую, за треснувшие очки на полу класса, за выбитые зубы, за насмешки и унижения, за…
-  Эрнест Кириллович! – Арсений мелькнул за стойкой. – Я полицию вызову! Сейчас!
Цыкнув сквозь зубы, Эрнест убрал руку от запястья Акапяна. Это действительно был цивилизованный мир, опускаться до драк не стоило. А если «Миха» не одумается сам, его вразумит полиция.

Отредактировано Василе Ецко (2018-06-30 16:32:22)

+1

11

Акапян молча терпел боль от цепких пальцев Чистякова. Он все смотрел в глаза за стеклами очков, пока не нашел во взгляде ответ на свой вопрос.[NIC]Самсон Акапян[/NIC][AVA]https://c.radikal.ru/c10/1806/cf/e54a35dcc874.jpg[/AVA][STA]Миха[/STA]
"Так и знал. Уволил бы, не сегодня, так завтра,"
- А такие, как ты, нужны? - прохрипел Миха в лицо Эрнеста.
Он подался в сторону, чтобы увидеть Арсения, прячущегося за стойкой. Тоже в шапочке с нарисованными усами. Герой! На помощь управляющему не пришел, зато тявкает первым... и строчит служебки.
"Ты здесь откуда?" - Арсений должен был уйти домой еще час назад.
Черные глаза Акапяна прожгли во втором поваре дыру. Но, о чудо, руки Михи внезапно разжались. Блеснуло золотое кольцо на заросшей волосами фаланге безымянного пальца.
- Не надо полиции, я все понял, - Акапян покачал головой. - Зря ты так, дорогой Эрнест Кириллович. Могли бы дружить.
Миха стянул с головы шапочку, скомкал ее в руках до бесформенного состояния. Проходя мимо стойки, с силой швырнул ее в лицо притихшему Арсению с телефонной трубкой. Следом полетел фартук "дона Джованни", накрывший тихушника белой простыней.
Позвонить дяде Рафику. Но сначала напиться в баре "Гиперборея", единственном клубе на весь город. На крыльце Миха толкнул заходящего в ресторан посудомойщика, чуть не сбив его с ног.
Заниженная Приора со срезанными амортизаторами на кавказский манер взревела движком. Акапян круто развернулся, едва не задев Ситроен Чистякова, и поддал газу. Машина сорвалась с места, оставив после себя только черные следы шин и сизое облако выхлопухи.

Отредактировано Алькано де Гранде (2018-06-30 21:47:41)

+1


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Эпизоды вне сюжета » Затерянный остров. Василе Ецко, Алькано де Гранде.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC