Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Культурный город » Городской парк


Городской парк

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Высокие деревья, ароматные цветы и уютные тропинки. В этом парке растут цветы и травы со многих миров. Оттенки пестрят разнообразием. Красивые птицы, мелкие животные.
Отличное место для прогулок и отдыха. Тут всегда лето и хорошая погода.

0

2

<---- Дом Алькано де Гранде

Ночью жара спала. Парк обезлюдел, но где-то глухо кричала птица. Иномирный пернатый хищник, которому и дела не было до того, что творилось внизу. А меж тем, не все было гладко в наземном царстве…
- …страх потерял, звездюк недоделанный?! А ну пшел отсель, не про твою честь местечко!
- Так его, Криспин! Пусть чешет, неча культурным людям рожей своей досуги-то портить!
Трое молодых людей, сложения изрядного, стояли под сенью векового вяза. А по центру между ними покачивалась и икала тощая фигурка с початой бутылкой в руке. Фигуркой был Василе. Пьяный до зеленых чертей, и все еще злой.
- Крис-с-спин, да? – Протянул он, вглядываясь в среднего и самого толстого из оппонентов. – Че, тот самый? Помню… ик!.. ты был едис-с-ственным, у кого на баб… ик!.. силы-то…
- Ну, ты! Пасть прикрой, не то без зубов домой поползешь. Мамочке плакаться!
Грянул смех, но быстро стих – молодым людям не улыбалась привлекать внимание стражи. А Василе было плевать.
- Так, а че? – Глотнув мутного пойла, протянул он. – Я что ли тогда… ик!.. с-сврал? Неа! Всех твоих девок, Крис-с-спинушка, опросил. И даже как его… ну, с которым тебя еще булошник-то поймал? Риаз… Умриз…
- Лабаз! – Гаркнул парень слева, тут же зажал себе рот рукой, но было поздно: Василе вспомнил. 
- Во! – Сказал он, взмахнув бутылкой. – Он с-с-самый и ес-с-сть! Вот они мне… ик!.. в один голос, Крис—с-спинушка, и вещали, что не мужик ты, как хошь, а…
- Слышь! Терпеть не буду, прошли годы, когда мамку твою жалел! Так отмудохаю, что имя свое забудешь, лепешка ты навозная! Или че, думаешь, бессме…
Бутылка грохнула оземь, разлетелась со звоном, брызнули осколки. Раскинув руки в стороны, Василе шагнул к Криспину. Улыбнулся в его красную, щекастую рожу. Сказал:
- Ну так бей. Или че, язык только у тебя… ик!.. и шевелится?
- Ты! Ты!..
- Бей. – Улыбаясь еще шире, протянул Василе. – А то че как баба, Крис…
Удар прервал на полуслове, Василе швырнуло вправо, но он устоял. Сплюнул под ноги кровью. И рассмеялся.
- Все? – Протянул он, выпрямляясь, хотя перед глазами уже плыло. – Слаба…
Следующий пришелся в живот. Василе согнулся, к горлу подступила тошнота. Ноги подкосились сами. А стоило упасть, вся троица пришла в движение – пинали по ребрам, почкам, ногам, локтям. Василе не сопротивлялся – его душил смех. Смех пузырился алой пеной на разбитых губах. Не давал дышать похлеще ударов.
«Вы ж… - думал он, - годами мне… в спину плевались, че ж ненависть-то у вас такая… беззубая?»
Он слышал топот ног, резкие окрики стражников, а вот самих их уже не увидел – отключился раньше. В тюрьму сопроводили двоих: красного, как свекла, Криспина и даже в отключке улыбающегося Василе.

----> Камера временного заключения

+2

3

Начало игры --->

Сообщение о трупе в городском парке поступило около шести часов в утра от уборщика, только заступившего на смену. В половине седьмого периметр места страшной находки уже был оцеплен стражей, и велась криминалистическая работа.
Доктор Фратос сидел на корточках возле жертвы и записывал в подробностях каждую деталь, которая могла бы помочь следствию. Солнце только поднималось над горизонтом. Ночная прохлада еще не уступила место дневной жаре, и на траве и листьях кустарников лежала роса.
Водяные капли блестели и на оголенной коже трупа, имевшей чистый фарфоровый оттенок. Посмертные изменения уже начались: ногтевые пластины приобрети синюшный цвет, слизистые побледнели. Трупного окоченения не наблюдалось. Однако это относилось к расовым особенностям жертвы - у эльфов неподвижность мускулатуры отмечалась гораздо позже того же явления у людей.
Вероятно, смерть наступила ночью или же поздним вечером, вряд ли раньше.
"Нужно выпить сладкого чаю." - думал Раух, рукой в перчатке осторожно приподнимая промокшую от росы рубашку - единственную вещь из одежды на мертвом теле.
Вызов застал доктора дома, и Фратос не закончил свой утренний моцион. Завершить чайный ритуал он сможет в лаборатории, когда первое свидание с красавчиком-мертвецом перейдет во второе, более тесное - вскрытие.
... кожные покровы чистые, отсутствуют следы борьбы - напротив знак вопроса. Под рубашкой, которую доктор Фратос срежет в кабинете, могли оказаться так называемые свидетельства того, что жертва сопротивлялась: ссадины, ушибы, порезы.
- Следователю Ириё доложили?
- Конечно. Наверное, будет с минуты на минуту.
Способ умерщвления - рассеченное до шейных позвонков горло отсылал к двум найденным ранее трупам. Кто-то убил эльфа (личность пока не установлена в виду отсутствия нор-диска) и бросил в кусты жимолости вдали от парковых дорожек, где труп и пролежал до сегодняшнего утра. Так же, как и в предыдущие разы, жертва была практически обнажена и не имела следов борьбы на теле. Так же, как и у двух первых несчастных, у нее отсутствовала затылочная часть скальпа.
Дела вел Илай Ириё, и, по всей вероятности, он получил еще одного "клиента", точнее покажет полное исследование.

+1

4

К месту преступления Илай подошел с кружкой остывающего травяного отвара в руке. Отвар этот он сделал после вызова, щедро бухнув в кружку и зелья, без которого днем был слеп как крот. Особой бодрости это не добавило, но глаза не закрывались сами собой – уже победа.
- Доброе утро, Араэ, - сказал Илай, всучив кружку стражнику-русалу с безмятежным лицом статуи, - доброе утро, Кинсан, доброе утро, доктор Фратос.
Кинсан, второй стражник, цыкнул языком и отвернулся. По его мнению, следователь должен был вести себя иначе: серьезнее, что ли, авторитетнее. А это что? Араэ, однако, было плевать – кружку он взял, покрутил в руках и пожал плечами.
- Не надо осуждений. – Вскинув руки, Илай улыбнулся. – Я давно не сплю. Я устал и заслуживаю снисхождения.
Снисхождения, однако, он ждать не стал: шагнул к кустам жимолости, замочив росой носки белых сапог, и остановился за спиной доктора. Глянул на труп, скользнул взглядом по кустам, траве, ближайшим деревьям – и от души зевнул, прикрывая рот ладонью.
- Час от часу не легче. – Выдохнул он.
Выглядел Илай совершенным раздолбаем: встрепанный, заспанный, да еще и в куст едва не наступил. Кинсан не удержался и сплюнул под ноги. Араэ же, усмехнувшись, покачал головой: ему случалось работать со следователем Ириё, и он знал цену этому спектаклю.
- Что скажете, доктор Фратос? – Спросил Илай, присаживаясь на корточки рядом с нелюдимым криминалистом. Легкий ветер поигрывал прядями его волос, трепал ворот белой рубахи и доносил отчетливый запах остывшей, мертвой крови.
«Нор-диска у бедолаги нет, - думал Илай, снова зевая, - если только внутри тела не спрятан, что вряд ли. Следы есть лишь со стороны Араэ и Кинсана: Раух не дал бы им затоптать следы жертвы, а значит – их не было. Красавчика принесли, скорее всего, по воздуху. И судя по тому, что крови вокруг почти нет, убили не здесь. А судя по месту расположения тела, и не пытались прятать. Как и в прошлые разы…»

Отредактировано Илай Ириё (2018-04-27 22:55:06)

+1

5

- Здравствуйте, Илай. Вряд ли это утро можно назвать добрым, хотя бы для нашей куколки, - сказал доктор Фратос, имея ввиду мертвеца.
В профессиональном отношении судмедэксперт отличался холодным цинизмом, чем удивлял своих студентов и горожан, не имеющих понятия о медицине.
Ничего не выражающий взгляд Рауха скользнул по следователю Ириё, даже не задержавшись на его неправильно застегнутой рубашке. Руки доктор не подал. Он уже имел контакт с трупом и частично загрязнил ладони.
- Эльф, возрастной диапазон в ввиду расовой принадлежности пока определить затрудняюсь, достаточно свежий - ночной или вечерний. Характер ран соответствует двум предыдущим жертвам. Предположительно смерть наступила от повреждения сонной артерии тонким острым предметом. Одежда и личные вещи отсутствуют, за исключением украшения, найденного в полутора метрах от тела.
- Кинсан, будь добр, покажи следователю, что мы нашли.
Пока страж демонстрировал Илаю находку - крохотный выполненный из золота цветок подсолнуха с ребристыми краями, напоминающими гребень, доктор Фратос продолжал говорить:
- На безымянном пальце правой руки я заметил опоясывающий след на коже. Возможно, это было обручальное кольцо. И снято оно было непосредственно до смерти либо в момент ее наступления, так как покровам не удалось восстановиться.
Три жертвы за последний месяц. Все мужского пола, привлекательной внешности, но разных рас. И все они лишились скальпов по воле все еще остающегося на свободе убийцы. Раух и Илай прозвали его "Коллекционером", маньяки-серийники получают свои прозвища у тех, кто ведет их дела, за характерный почерк, повторяющуюся раз за разом особенность преступления. В данном случае - это оголенный череп с ровными краями срезанной кожи.
Доктор Фратос нагнулся над трупом и снял с ворота рубашки зеленый лист. Повернув его к солнцу, криминалист покачал головой.
- Осина. В этой части парка, насколько мне известно, это дерево не растет, - доктор только что фактически подтвердил догадку следователя о месте убийства. Лист тоже был приобщен к делу.
- Похоже, что нам с вами еще не скоро удастся выспаться.

+1

6

Слушая доктора, Илай кивал. Сведений было больше, чем достаточно, однако каждое из них лишь усложняло картину: тонкий, острый предмет, свежий труп, срезанный скальп. Слишком много противоречий. И Илай невольно хмурился, разглядывая тело.
«Может перемещать их по воздуху, - думал он, прикусив ноготь большого пальца на правой руке, - а значит, владеет магией достаточно хорошо. Но убивает руками. Коллекционирует части тел: по идее, по личному мотиву, возможно, какой-то фетиш. Но сами тела не прячет. Только нор-диски. Он хочет, чтобы трупы нашли. А значит, личными причинами мотив уже не ограничить…»
-  Скальпы. – Вдруг сказал Илай. – Это не фетиш. Он что-то говорит нам. И именно поэтому не прячет тела. Тела – послание. Шифровка, как кодовое письмо. Все, что с ними сделано… Даже нор-диски. Возможно, это не столько попытка скрыть личность жертв, сколько указание на их обезличенность. На то, что живые для Коллекционера – вещи. И все мы – вещи. На то, что он может владеть живыми и решать, когда им жить и когда умирать. Но скальпы…
Покачав головой, Илай нахмурился. Взгляд его, мгновение назад еще мягкий и даже рассеянный, сделался холодным и цепким. Ни следа сонливости не осталось в лице.
-…скальпы – это необычно. Что они могут значить? Почему именно скальпирование?
А глянув на украшение, поднесенное Кинсаном, Илай не сдержался:
- Ого… - Выдохнул он, однако, не трогая побрякушку и пальцем. – Не эльфийское. Либо подарок жертве от кого-то, либо потеря убийцы. Или не потеря. Он же очень внимателен: все трупы обработаны одинаково до дотошности. И эта цацка вряд ли оплошность. Даже обручальное кольцо… На первой жертве оно тоже было, помните, доктор? Было снято. Мы тогда обсуждали ревность, как один из мотивов. Но теперь…
Снова покачав головой, Илай встал. Обогнул куст жимолости, шагнул на парковую дорожку и, достав из кармана платок, обтер носки сапог.
- Сон подождет. – Распрямившись, сказал он. – Я бы хотел составить вам компанию на вскрытии, доктор Фратос. Если отрублюсь, пристроите на свободный стол. Только резать не надо, я еще пригожусь. Поверьте на слово.

+1

7

Доктор Фратос слушал Илая, не отрываясь от работы. Перевернув лист с актом осмотра места преступления, он зарисовывал всю картину местности с мертвым эльфом на ухоженной траве. Сохранить все в точности на длительное время было невозможно. Парк - посещаемое место. Скоро следы затопчут. Если слухи разнесутся быстро, даже в эту отдаленную и уединенную часть сада пожалуют зеваки всех мастей.
- Не торопитесь с выводами. Преступники не так часто стремятся выйти на открытую беседу с законом. Я бы не стал считать скальпы только посланием нам. Вероятно, в них так же есть смысл для самого убийцы. У всех трех жертв был разный волос: цвет, фактура, длина. И это может стать чертой для примерного представления о Коллекционере.
Раух закончил. Он поднялся, разминая затекшую шею. Из управления должны были прислать телегу для перевозки трупа. Но пока что она запаздывала.
- Наш "друг" достаточно тщеславен, чтобы считать себя умнее нас, - он закрыл блокнот. - И он не остановится, пока не докажет это окончательно. Нам нужно постараться, чтобы найти связь между жертвами. Вы подымали архив за прошлые года?
Последовав за следователем Ириё, доктор топнул блестящими ботинками по камню дорожки. По безупречно начищенной коже лишняя влага скатилась кристально чистыми слезами.
- Даже преступные гении могут допустить оплошность, - сказал Раух, имея ввиду золотой подсолнух. - Не позволяйте и себе думать, что маньяк умнее нас. Он мог ошибиться и оставить незамеченную вещь. Никто не безупречен.
Сарказм доктора Фратоса был известен в управлении не меньше его цинизма по отношению к жертвам. Однако он искренне хотел помочь Илаю поймать этого подонка, уже несколько недель водившего стражей за нос.
Рауха раздражал сам факт повторяющихся убийств. Если преступник все еще на свободе, значит, работа сделана не идеально, чего-то не хватает и халатность может стать роковой для очередного несчастного и профессиональной гордости криминалиста.
- Прекрасно помню. Как и супругу первой жертвы, ворвавшуюся в управление с заявлением, что ее мужа разделали, как барана в мясном рядом. Невежда. Как иначе я мог провести вскрытие? - фыркнул доктор Фратос.
И тут же улыбнулся Илаю:
- Как будет угодно. Но в таком случае захватите с собой что-нибудь к чаю.
Доктору нравилось чужое присутствие во время работы, он любил поговорить на интересные ему темы. Например, изучить строение внутренних органов при полностью вскрытой грудной клетке. Однако желающих наблюдать сие действие находилось мало.

+1

8

Смех Илая, мягкий и теплый, слился с шелестом листвы на ветру, не нарушив покоя утреннего парка. Но Кинсан вздрогнул. Глядя на мертвого эльфа, стражник подумал, что убийца, наверное, похож на этого безумца, хохочущего в шаге от трупа. Однако ничего не сказал. Следователь, чтоб его… вон и Араэ терпит. Недолго осталось.
- Профессора Академии видно сразу, - не замечая волнений Кинсана, мягко сказал Илай, с губ которого все еще не сошла улыбка. – «Не торопитесь», «не позволяйте»… Должно быть, вы очень бережете юные умы ваших студентов, доктор. И полагаю, из вас получился отличный учитель.
С ветки платана взлетела птица, хлопая крыльями, поднялась в небо. Илай проводил ее взглядом, прищуриваясь от восходящего солнца.
- Я ценю вашу заботу, доктор Фратос. – Сказал он, по-прежнему глядя в голубую небесную высь. – Но говоря, что преступник беседует с нами, я не имел ввиду ни вас, ни себя, ни закон. Нет, такие частности его не волнуют, уверен. Тут размах куда шире – общество, доктор. И одновременно с тем, вы правы, напоминая о личных мотивах. Ведь он выражает свои взгляды, желания, то, что его тревожит… личное. Однако, его личное обращено не только к нему, иначе он бы прятал тела. Если ему хватает ума выследить жертву, заманить в место для убийства, совладать с ней без насилия и незаметно доставить в людное место, на сокрытие трупа он способен. Если захочет. Но он хочет показывать. Демонстрировать. И не просто так.   
За разговором Илай отвлекся от исчезающей в небе птицы, прошелся по парковой дорожке туда-сюда, взял у Араэ кружку и глотнул остывшего отвара. По его мнению, разница в скальпах скорее сбивала с толку, чем давала какую-то ниточку. Сходство тут помогло бы больше… но упоминать об этом Илай не стал.
- В архиве ничего похожего. – Вместо этого сказал он, не скрывая вздоха. – Три ночи за ним просидел, ни минуты на сон не потратил, но результата ноль. А что до цацки этой, - кивнув на Кинсана с украшением, Илай снова глотнул холодного отвара, - это точно не оплошность. Преступник снял кольцо, доктор. По вашим же словам, снял или во время, или после убийства. Он помнил о таких деталях. А это украшение забыл? Вот так на виду? Запросто? Не верю.
На фырканье обычно серьезного доктора Илай расхохотался, едва не подавившись остывшим пойлом. Кинсан, стоя у жимолости, скрипнул зубами. Араэ вздохнул.
- А чего бы вы хотели? – Спросил Илай, имея ввиду чай. – Я-то могу обойтись и «Розой миров» Анортада: пища для ума мне милее, вы знаете. Кстати, книга еще у вас? Прошлый раз я, кажется, забыл ее в мертвяцкой.
На остекленевший глаз убитого эльфа села муха и деловито засучила лапками.

+1

9

Поведение следователя Ириё, отличающееся от принятых общественных норм и от представлений о стражах закона в целом, ни коим образом не тревожило Рауха. Пока Кинсан и Араэ недоумевали, доктор Фратос убирал свои инструменты в кожаный ридикюль.
- Красавчики, которые попадают ко мне на стол, требуют внимания. Этот не исключение, - сказал криминалист, имея ввиду невозможность отрываться на чтение во время вскрытия. - Если у вас будет возможность, принесите той превосходной лягушачьей икры, которой баловали мой вкус в прошлый раз.
С звонким щелчком Раух стянул перчатки из рыбьего плавательного пузыря. Тонкие и прочные, они обеспечивали достаточную защиту рукам при работе с трупами, иногда уже разлагающимися и смердящими. К тому же приятно пахли донным илом.
- Книга ждет вас там, где вы ее отставили. В комнате перед хранилищем.
На тело село еще несколько мух, они норовили забраться в ноздри и слегка приоткрытый рот. Было жарко, тянуть с вскрытием нельзя, иначе скоро тело раздует.
- Позеры. Почему они считают, что заявить о себе, продемонстрировать свои мысли могут только посредством убийства? Есть множество других способов привлечь к себе внимание, - доктор Фратос вынул из сумки аккуратно сложенный отрез материи и, расправив, накрыл им мертвого эльфа. Время шло, и в парке могли появиться гулящие.
Криминалист был далеко не во всем согласен с Илаем. Некоторые их выводы совпадали, другие же кардинально разнились. Главные образом расхождение во мнении касалось деталей. Раух видел в подсолнухе зацепку. Мелкую вещицу, к примеру, зацепившуюся за одежду в момент близкого контакта, можно не заметить. К тому же, она была найдена в траве, а не выставлена на показ, как тело самой жертвы.
- Мы отправили Инуха - уборщика, это он нашел мертвеца, в управление. Вдруг вы захотите его допросить, - подал голос Араэ, который до этого лишь вздыхал. "Вдруг" явно относилось к недоверию следователю Ириё и сомнениям в его профессионализме.
Это вызвало у доктора Фратоса неодобрение и он поджал губы и дернул хвостом. Причин сомневаться в коллеге у криминалиста не было. Раух знал, что они поймают преступника. Вопрос лишь в том - когда это случится.

+1

10

Лягушачью икру, о которой упомянул доктор, Илаю подарили. Что примечательно: в публичном доме, куда порой приходил следователь Ириё, но не по делам сердечным. Однако это не помешало одной из работниц, русалке Орсии, проникнуться симпатией к вампиру и угостить его редким для суши лакомством. А Илай принес икру Рауху: радовать нелюдимого доктора ему нравилось. Так искателю сокровищ нравится шажок за шажком приближаться к древней гробнице, полной богатств и опасностей. 
- Я бы с радостью, доктор Фратос, - улыбаясь, сказал он, - да только вряд ли найду такой деликатес без предзаказа. Но я постараюсь удивить вас чем-нибудь не менее приятным.
На упоминание о томике Анортада Илай кивнул: несмотря на показную небрежность, к книгам он относился внимательно и берег их. Но в прошлый раз намеренно оставил «Розу миров», чтобы Раух мог прочесть ее. Илаю было интересно мнение доктора о последней работе известного безумца, философа Анортада, считавшего, что только через страдание и боль можно прийти к высшему пониманию собственной природы. 
«Жаль, что у вас не нашлось времени прочесть» - подумал он, а вслух сказал:
- Разум убийцы, доктор Фратос, зачастую подобен плотно закрытому кипящему котлу, который долго, очень долго, не снимают с огня, но постоянно подкидывают дров, чтобы сильнее грело. Обычно, они очень терпеливы, борются до последнего, а потом крышку с котла срывает, и содержимое выплескивается единственным путем – самым очевидным и бурным. Для них нет другого способа. Хотя из правил есть исключения.
Наблюдая за Раухом, Илай лениво отмахивался платком от мух – их становилось все больше. Шорох ткани, скрывшей мертвого эльфа, заглушало пение птиц. А с дальней дорожки донесся стук колес: похоронная телега уже направлялась к редким зарослям жимолости.
- А действительно! – Широко улыбнувшись, Илай обернулся к Араэ. – Почему бы мне вдруг не поинтересоваться свидетелем? Я рад, что вы вспомнили об этом сегодня.
Несмотря на шутливый тон, к стражнику Илай пригляделся внимательно: нехарактерна была для Араэ эта нотка сомнения. Она скорее подошла бы Кинсану, который и сам уже походил на раскаленный котел. Впрочем…
- Я наведаюсь на рынок, потом допрошу Инуха и сразу навещу вас, доктор. – Сказал Илай, всучив Араэ грязный платок и пустую кружку из-под отвара. – Телега вот-вот будет здесь. Увидимся через пару часов?

---> Прозекторская

Отредактировано Илай Ириё (2018-05-01 16:14:27)

+1

11

Доктор Фратос направил на Илая не мигающий взгляд желтых глаз, выделявшихся на лице своим ярким цветом. Он улыбался, не разжимая тонких губ. Однако же теплее от этого взгляд не стал. Это являлось особенностью Рауха. Лед не только был ему подвластен, но и проморозил его насквозь.
- В таком случае не стоит утруждаться. Не хочу доставлять вам лишние хлопоты. Ваше присутствие, Илай, само по себе, как подарок и деликатес.
Фратос был любезен и сух даже в выражении расположения.
Рассуждения следователя о разуме убийц вызвали интерес. Раух внимательно слушал. Котел, кипяток, огонь - все это символы возбуждения и эмоций. Но к смерти можно подходить совершенно иначе. Она - неизбежность, вечный итог любого начала. Имея с ней дело, не нужно поддаваться суете. Без эмоций. Вода в котле холодна до обморожения и остановки дыхания.
Доктор ничего не ответил.
В следующий момент действие сменилось цокотом лошадиных копыт и скрипом телеги-труповозки. Стражники повернулись на звук, Араэ, казалось, был несколько пристыжен и делал вид, что полностью поглощен ожиданием, но платок и кружку следователя ему пришлось взять.
На парковой дорожке показалась телега с впряженной в нее тягловой лошадью. Конь шел не спеша, будто понимая, сколь скорбную работу исполняет.
- Буду вас ждать к десяти. Не опаздывайте, - сказал доктор Фратос.
Возница с синей форме поздоровался с присутствующими и спрыгнул на землю, чтобы помочь занести тело под тканевый полог.
Эльфа разместили и завязали боковины, скрывая труп от возможных любопытных глаз.
Когда с приготовлениями было покончено, криминалист сел на козлы рядом с кучером, поставив ридикюль на колени.

<---- Прозекторская

Отредактировано Раух Фратос (2018-05-01 21:56:08)

+1

12

Лавка зелий "Чудо в кармане" -->

Солнечный свет смягчился и стал каким-то розоватым в преддверии заката. Вилли сидел на скамейке, по-хозяйски расставив ноги и откинувшись на спинку. Курил, как всегда. И даже больше - хватал сигарету одна за другой, сплевывая бычки мимо урны.
Голова все еще гудела после нападения полтергейста. Настроение в ноль херовое.
Единственный костюм в косую выебистую полоску пришлось отправить в стирку: на заднице пыльное пятно, спина в побелке. Накинув мятые штаны и рубашку с коротким рукавом, Громгард светил тюремными татуировками на зависть отдыхающим. Присесть к нему на скамейку никто не желал.
До ушей долетало, что утром в парке кого-то чикнули, прямо под кустом. Цидя сигаретку, Вилли слушал об ужасных подробностях, будто среди пальм и елок завелся суровый маньячина.
"Чё такие трусишки?" - думал гном, выискивая взглядом ту, ради которой он приперся сюда, побитый призрачной рожей.
С женщинами Вилли в последнее время не везло. Первые с краю отношения завершились пару месяцев назад. С тех пор он изнывал в одиночестве.
Страсть к азарту нашептала обратиться к профессиональному сваху, известному в городе под именем господин Любовь. Именно так. Чертов демон. Вилли уже казалось, что его наебали.
За половину золотого гном получил свиток с кратким описанием дамочки и ее портрет. Тоже демоница, судя по рогам. Ни расы, ни роста, ни даже веса в аннотации к будущей половинке не прилагалось.
"Была - не была!" - с такой мыслью Вилли подмахнул контракт крестиком. В конце концов он как-то раз почти был женат на орчихе. И, если бы она не решила его сожрать в первую годовщину, все вышло бы идеально.
Громгард любил, когда было за что подержаться. Но пока он мог пощупать лишь сигарету, да букет роз, который, как настоящий кавалер, принес на свидание. Но у роз шипы. А баба, точнее дама, опаздывает.

+2

13

Начало игры

Судьба любит пошутить. Спор, начавшийся как шутливая переброска фразами, закончился тем, что Ксанке пришлось пойти на свидание с первым встречным. Никогда не садитесь играть с демоном в карты и не спорьте с ним на желание. Иначе, как и гарпии, вам придется выполнять обещанное.
Господина Любовь Ксанка нашла в таверне. Или это он нашел ее, подсев за стол в самый неожиданный момент. Вечер был томным, бокалы не пустели, и в глазах Шерри появился тот блеск, который предвещает авантюры и приключения.
Она не знала, что согласится. Но карточный долг - святое дело.
Любовь ушел. А у Ксанки остался свиток с анкетой знакомств и портрет "жениха" - маленькая картина, помещающаяся на женской ладони. Изображенный на нем пришелся гарпии по вкусу. Ей нравились резкие скулы и нестандартные лица. От него веяло опасностью и мужественным началом. Разве что веснушки... но кто совершенен?
По совету господина Любви гарпия примерила платье. Обычно она не носила юбок. Неудобный сверток ткани, на котором остается вся грязь городских улиц... Но демон каким-то образом убедил ее, что первое впечатление должно навевать романтизм.
Ксанка долго блуждала по Солнечному рынку, пока не нашла платье из струящейся голубой ткани, отделанное скромным, но элегантным жемчугом. Образ дополнили соломенная шляпка и туфли.
Ей не понравилось, что отражало зеркало. Слишком много воспоминаний было связано с платьями и юбками, с открытыми ногами... Пленивший гордую гарпию черный маг любил облачать ее, тогда еще дикую и не понимающую традиций людей, в ткани. Ксанка рвала их, он рвал их сам, когда...
Романтизм. Придерживая шляпку, Шерри шла по парку, к скульптурной композиции, олицетворяющей дружбу народов.
Лучшего места для первого свидания невозможно было представить. Цвели деревья, раздавалась музыка уличных артистов, ублажающих слух отдыхающих за звонкую монету. Кажется, сейчас звучали флейта и свирель.
Ксанка не думала о встрече всерьез. Посидят, поговорят и разойдутся по своим дорогам. На парковую дорожку кто-то насыпал хлебных крошек, и они хрустели под каблуками.
Она остановилась под статуей могучего человеческого воина. Простертой рукой он совершенно случайно указывал на одну из скамеек.
"Не может быть..." - Гарпия почти прошептала это вслух.
Ее "жених" был ничтожно мал ростом и вонюч, от запаха сигарет щекотало нос и хотелось чихать. Ксанка заметила его синие от татуировок руки, жидкую козлиную бороденку, на портрете казавшуюся привлекательно густой. И захотела закрыть лицо шляпкой и удалиться в наступающие сумерки.
Но спор есть спор. К тому же, кажется, он ее уже заметил и поднялся навстречу с букетом цветов.

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-05-08 22:39:28)

+2

14

Вилли часов не наблюдал. Все как в известной фразе о счастливых. Зато отсидел задницу на перекладинах скамейки. Почти кончились сигареты, в кармане завалялось две или три. Темнело.
У подножья изваяния в дальней части скопища каменных истуканов мелькнул голубой подол. Громгард цикнул окурок, на этот раз попав в урну.
Невеста, наконец, явилась. Пришла мысль свериться со свитком. Анкета клятвенно обещала прожженную авантюристку, которая остановит горящего коня и в избу на скаку войдет. Но вместо нее появилась дама. О чем говорить с леди?
"Блядь. Хоть бы вспомнить пару стихов." - Вилли тихо свистнул сквозь зубы, пригладил бородку. Ему действительно хотелось произвести хорошее впечатление.
Все рифмованные строчки разом испарились из головы, кроме матерных частушек и ядреных поговорок сокамерников. Выплюнь что-то подобное, дама тут же слетит с крючка вместе со своей шляпкой.
Поднимаясь со скамейки, гном разглядывал женщину. Она прекрасна... Как раз по вкусу Громгарда, разве что верхние сферы могли быть побольше, посочней, чтобы пальцы утопали, когда мнешь. Высокий рост? Не помеха. Почти все пассии Вилли были выше его.
Он взял букет. Чем хороши розы, так это тем, что они могут долго оставаться свежими даже без воды.
- Ксанка? Я Вилли, - гном протянул цветы леди. Не слишком-то элегантно и галантно, но как умел.
Башня закружилась. Громгард сглотнул вязкий комок из слюны и табака. Пусть ему херово, но свидание он выдержит... Можно лежа головой на женских коленях, вперив тяжелый от темного желания взгляд в ее бездонные глаза. И все-таки они могли быть побольше.
Еще Вилли надеялся на то, что не ранит хрупких чувств и не получит розами по морде. Так иногда случалось.

+2

15

В сторону Ксанки смотрел букет в серой оберточной бумаге. Но она не спешила брать розы. Может быть, потому, что гарпии никто не дарил цветов. Иногда иной кавалер, распустив щипанный павлиний хвост, пытался оплатить Ксанке выпивку или купить жаренного поросенка на ужин. Таких мужчин она не любила. Уходила. Потому что не жаждала обязательств - пустых и мелочных, как соринки на отвороте плаща.
- Приятно познакомиться, Вилли, - Сказала она и все-таки взяла букет.
Бумага оказалась шуршащей и шероховатой. Нижний срез цветов с соком и водой уже успел ее пропитать. И пахло так влажно и сладко. Ах, если бы еще Вилли столько не накурил.
Ксанка приняла его за человека. Он совсем не был похож на изображенного на портрете. Что же это? Держа в руке розы, гарпия почувствовала холодные объятия разочарования.
Пусть свидание сразу виделось ей первым и последним, данью за корточный проигрыш безжалостному шутнику Любви, но жаль было рассыпавшегося образа и обманутых ожиданий.
Вилли был достаточно прямолинеен, чтобы Ксанка проследила его взгляд. Куда смотрел его единственный глаз, она поняла. И пальцы сжались на розах, но Шерри даже не почувствовала уколов шипов.
Первое очарование цветов грозило разбиться вдребезги, но гарпия решила дать "жениху" еще один шанс. Она взглянула на скамейку за его спиной. Все было усыпано бычками, рядом уже топтались голуби. Кто-то решил добавить к ложке дегтя еще половник - голуби были белые, породистые с курчавыми хвостами и "штанами" из длинных перьев, таких выпускают на бракосочетание.
- Пройдемся? - Предложила Ксанка, садиться на скамейку ей не хотелось, было жаль пачкать платье.
"О чем же с тобой можно поговорить?" - Хотя бы занять вечер ничего не значащими словами и расстаться, пусть не друзьями, но знакомыми.

Отредактировано Ксанка Шерри (2018-05-09 23:08:48)

+2

16

Первый шаг навстречу счастью и приятному вечеру удался. Вилли это сразу понял, как только Ксанка взяла розы.
Он носился за ними по всему цветочному ряду Солнечного рынка. Найдя предлагаемые торгашами букеты жухлыми и дряблыми, ломанулся в теплицы. Дорого, конечно. В карманах теперь дыра. Но зато романтично и со вкусом.
Пока ждал Ксанку, Громград стрелял взглядом по чужим кошелькам. Без особых проблем мог бы подрезать парочку. Разини бы и не заметили, как золотишко уплыло. Но он же решился на новую жизнь без преступлений. Значит, пока что будет чист, как стекло пивной бутылки в затрапезном кабаке. Слово гнома - закон.
Что дышло. Куда повернул - туда и вышло. Ха-ха-ха.
- А пошли к озеру? На лодке прокатимся? - Вилли сразу согласился размять ноги.
Компания статуй ему уже порядком надоела. Хотелось живого общения. Наедине, тет-а-тет, там, где подслушивать могут только лягушки и громадные золотые карпы, плавающие под поверхностью воды. Наверное, после суматошного дня Вилли кроме пресловутых влюблялок хотелось еще и отдыха. Он в нем нуждался, как утопающий в глотке воздухе.
Изваяния бросали на парковые дорожки тени. В наступающем мраке глаза статуй казались живыми и внимающими миру с равнодушием и спокойствием.
По легенде, которую Вилли услышал краем уха в одной питейке, как только в Воларионе появлялся представитель какой-либо расы, его каменный колосс тут же дополнял композицию. Облик статуи был точной копией первопроходца. И надо такому случиться, что первый гном, ступивший на брусчатку города, оказался классическим коренастым силачом с бородой до колен. Его скульптурная копия держала на плечах пузатую бочку и смотрела прямо на Громгарда из-под густых бровей.
Вилли цикнул, встретившись с ней взглядом. Ссутулился, сунув руки в карманы и поспешил догнать Ксанку.
- Красиво тут, - хрипло выдал он самую откровенную банальщину, которую только мог.
Хлоп - пришиб комара, усевшегося на костлявый загривок.
- Чем ты занимаешься? Расскажи о себе, мне очень интересно.
Под ноги полез голубь, белый, как простынь в дорогой гостинице.
- Ебана рот! - прорычал Вилли, едва о него не наебнувшись. - Бесова пятка... пт...тыца.

+2

17

Ксанка редко посещала парк. Быть может, зря. Тут действительно очень красиво. Цвели деревья, многие из которых принадлежали разным мирам и были гарпии не знакомы. На центральных дорожках играли уличные музыканты, бродячие артисты разыгрывали сценки и миниатюры, непризнанные поэты читали свои стихи. С приближением темноты фонарщик стал зажигать фонари, от одного до другого перемещаясь с неугасимой лучиной.
Она подумала, что почти готова ощутить романтизм, обещанный господином Любовью. Плеск воды и порхание стрекоз - Вилли предложил пройти к озеру, и Ксанка согласилась.
"Надеюсь, он не рассчитывает, что я сяду на весла" - Женщина спрятала улыбку в цветах роз.
Наверное, ей впервые хотелось ощутить себя слабой. Той, за которой ухаживают и которую оберегают. Ксанка надеялась только на свои силы, гарпия не привыкла рассчитывать на мужчин, будучи физически сильнее многих из них. Но в глубине души нуждалась в тепле и заботе.
Вряд ли Вилли бы способен на это...
Ксанка наблюдала за ним втихорца. Соломенная шляпка скрывала тенью взгляд, словно вуалью. Именно Вилли первым нашел нужные слова, которые послужили бы началом разговора. Гарпия была ему за это благодарна, потому что терялась и не знала, о чем можно спрашивать, а о чем - нет. Кабаки остались за пределами парка, и в них все было намного проще.
Но и он выглядел растерянным.
Так неловко. Все это: приглушенно шуршащее платье, холодящее кожу прикосновениями ткани, цветы, шляпка, маленький Вилли, которого при желании можно было спрятать в карман. И унести далеко-далеко, на седой горный хребет.
- Путешествую по мирам, ищу необычные вещи. - Ксанка дала неопределенный ответ, до конца не признаваясь, что жизнь ее полна приключений и опасностей. - А ты?
"Кроме того, что сидел, судя по татуировкам и лексикону, большую часть своих лет?"
Вилли оступился, и Ксанка поймала его. Все произошло очень быстро, не нашлось и мгновения, чтобы промедлить.
- Не любишь птиц? - Она наклонила голову.
Голубь, получив пинок ботинком, не пострадал, но пострадала его птичья гордость. Важной походкой он пошел по мостовой, и не думая взлетать, оставив странную парочку наедине.

+2


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Культурный город » Городской парк


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC