Volarion - Город зеркал

Объявление

Об игре: 

 Добро пожаловать! 

 Администрация:

Рейтинг: NC - 17

Рады приветствовать вас на форуме Воларион - город зеркал!    

Если вы ещё не зарегистрированы и у вас есть вопросы, задать вы их можете в гостевой книге 


Ждем в игре
Амин Димеш

Жанр: фэнтези, юмор, приключения

Даал Ишхат

Мастеринг: пассивный

Семиаль Ар Левинор
Система игры: смешанная 

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Драконья площадь » Дом Даррина Фатара


Дом Даррина Фатара

Сообщений 61 страница 90 из 100

61

Тварь подползала все ближе и ближе. Напряжение достигло той точки, что казалось, Тень вместе с дракончиком увязли в нем, как мухи в сиропе. "Ой, что сейчас будет"! - мысли скакали как бешеные весенние белки по ветвям. - "Что делать?! Что делать-то"?!
Даррина хватило только на то, чтобы приморозить лича к полу. Однако эта мера оказалась временной, и пока нежить с треском выдрала костяшки пальцев изо льда, Тень только успел заслонить собой ребенка. Рука скелета ухватилась за ближайший предмет на своем пути к цели - штанину. Ангфрит дернул ногой, отчего великоватые ангельские штаны едва совсем не спали с бедер.
- Ах, ты ж зараза!
С ладоней сорвались два огненных шара. Лич зловеще зашипел, а замороженная было вода растаяла, высвобождая пленника изо льда, и тот поднялся на ноги. Тень только успел подернуть предательские штаны и схватить лича за плечевой сустав рукой, которая за какой-то миг до этого облеклась в латную, до локтя перчатку. Что с этим делать дальше, он не знал. Огонь, бывший в распоряжении ифрита, мало чем помог.
"Айнэл!!! Спасай!" - Тень запаниковал и уступил контроль над общим на двоих телом, скрывшись в глубинах сознания.
Словно проснувшись от дурного сна, ангел пошатнулся и вдруг с удивлением обнаружил себя вцепившимся в плечо какой-то твари.
- Спасай? А это еще что такое?!
В глазницах черепа заалел какой-то мертвенный свет. Лич протянул руки и обхватил свою добычу.
- Даррин, отойди подальше!!! - приказал Айнэл, лихорадочно соображая, что с этим делать и как не выпустить дальше. Щупальца тьмы сгустились так, что стали почти осязаемыми, потянулись к своей добыче, обвивая и проталкиваясь внутрь. Со стороны казалось, что две фигуры, окутанные темным извивающимся облаком, сплелись в каком-то диком танце, то кружась на месте, то дергаясь в разные стороны.
Ангел еще успел заметить краем глаза, как на лестнице появился слуга.
- Варух, забери Даррина!
Последние слова потонули в шипении лича. Прибытие, пусть даже такой небольшой подмоги, словно отпустило завязки памяти, заставляя вспомнить то, чему учили в детстве и юности. Айнэл собрал все силы света, бывшие в распоряжении. Фигура дивного окуталась сначала слабым, но с каждым мгновением становившимся ярче сиянием, которое медленно, но верно пробивалось сквозь щупальца тьмы, шаг за шагом отвоевывая захваченные в немой борьбе позиции. Прикрыв глаза, и сосредоточившись на магических потоках, Айнэл пытался отыскать уязвимое место лича - его крестаж. И вскоре ему повезло -хранилище души некроманта оказалось здесь же, в черном хрустале, оправленном в древнюю полуистертую диадему, украшавшую голову лича. Когда Айнэл, обхватив ладонями череп, притянул к себе и коснулся губами камня, подземелье озарила ослепительная вспышка света. И все прекратилось. Только слышно было, как с сухим стуком на пол падают кости.
- Покойся с миром... - прошелестели пересохшие губы, и, словно вняв этим словам, старые кости рассыпались прахом.
Ангел пошатнулся и, чтобы не упасть, оперся рукой о стену, медленно приходя в себя. Сил в нем осталось ровно столько, сколько необходимо для поддержания жизни. Если прежде потоки света омывали свое создание, как полноводная река, то после проклятия они иссякли, превратившись в пересохший ручей, с трудом выдавливавший каплю за каплей. Восстанавливаться он будет долго.
- Пойдем отсюда... - отдышавшись, Айнэл поднял взгляд на слугу. - Варух, позовите взрослого дракона, Канэ ар Риша. Эту комнату лучше запечатать. Я не смогу.

Отредактировано Айнэл Сулинэ (2018-03-15 16:51:43)

+1

62

Даррин перепугался так, как никогда в своей пока еще маленькой жизни. Непонятная тварь схватила Тень, и маленький дракон задохнулся от ужаса и беспомощности. Какие великие подвиги? Его хватило только на то, чтобы ненадолго остановить чудовище. Он должен был его уничтожить и не смог! Сквозь набегающие на глаза слезы Дар смотрел как обвиваются щупальца тьмы вокруг его нового друга. Почему он не позвал взрослых? Почему не подумал головой? Теперь за его ошибку Тень расплатится своей жизнью! Даррин хотел закричать и позвать на помощь, но не мог. Голос попросту не слушался его. Вместо крика вырвался какой-то жалкий хрип. Слезы от осознания собственного бессилия бежали по щекам, а он стоял и смотрел, как темная тварь убивает его друга.

Внезапная вспышка ослепила его. Она была такой яркой что на несколько секунд он потерял возможность видеть. Только услышал голос Айнэла, приказывающий ему отойти подальше. Но не смог сделать ни шагу.
И только когда все кончилось, когда все действительно кончилось, и кости рассыпались по полу с отвратительным сухим стуком, Даррин бросился к Айнелу и вцепился в него изо всех сил.

Варух прибежавший, наконец, на шум никак не мог уговорить хозяина отпустить Айнэла. Маленький дракон плакал и упрямо мотал головой. Оборотень махнул рукой и поспешил за ар Ришем.
- Тень... Он убил Тень! - охрипшим от слез голосом проговорил Дар и снова разревелся, уткнувшись носом в одежды ангела.
Если б не Айнэл, то эта гадость и его убила бы. А его новый друг умер. Потому что он, Даррин не смог его защитить. И горю Дара не было предела. Он ужасный дракон! Он должен был защитить, но не смог.
Только когда появился целитель маленького дракона удалось отцепить от Айнела.

+1

63

Видеть детские слезы было еще тяжелее, чем справиться с чувством омерзения от скверны, которую, казалось, еще хранило тело и одежда после поползновений порождения тьмы, и больше всего сейчас хотелось все это смыть. Но прежде надо было успокоить Даррина, пока тот все глаза не выплакал. Ведь детское горе всегда огромно и глубоко, как море.
- Нет, никто никого не убил, - ангел присел на корточки, пытаясь завладеть вниманием вконец расстроенного и перепуганного ребенка. Он хотел вытереть слезы с мокрой щеки, но забылся и коснулся ее перчаткой, лишь потом поменял руку. - Только не плачь, Даррин. Все хорошо. Ничего страшного не случилось.  Тень просто ушел... за подмогой. Он не знал, как справиться с личем, и позвал меня. Так что скоро ты его увидишь, как только все успокоится...
Айнэл вздохнул в ожидании, когда слова дойдут до затуманенного сознания ребенка. Хотелось  обнять дракончика, прижать к себе и качать на руках, но сознание собственной нечистоты мешало это сделать. Он облизнул пересохшие губы и наткнулся на ранку. Кончик языка языка что-то царапнуло. Оставалось предположить, что в губе застрял один из осколков разлетевшегося черного хрусталя, но этим он займется позже. Сейчас главное увести отсюда  малыша.
- Пойдем, Даррин.
Айнэл поднялся на ноги, не выпуская руки дракончика. Наконец на лестнице появился уже знакомый взрослый дракон.
- Доброй ночи, господин Ар-Риш, хотя вышла она не самой доброй. Простите за беспокойство, но, видимо, без вашей помощи нам, пока Даррин не повзрослеет, не обойтись.  Тут только что пришлось упокоить невесть откуда взявшегося лича, и я не знаю, какие еще сюрпризы можно ждать от этой комнаты. В результате столкновения никто не пострадал. Если моя помощь более не нужна, то мы пойдем. Попытаюсь успокоить Даррина и уложить спать.

+1

64

- Он правда не умер? - смаргивая слезы спросил Дар.
Ему очень-очень хотелось поверить в то, что он не виноват и с его новым другом все в порядке. Он решил, что такой героический ангел, как Айнэл врать не будет, и с Тенью ничего не случилось. Его до сих пор потряхивало от пережитого, но он позволил Айнэлу себя увести, крепко держась за него и совершенно не желая отпускать.
- Ты настоящий герой! Почти как дракон! Спасибо. - проговорил он за секунду до того, как на лестнице появился весьма встревоженный Канэ ар Риш. Вид у него был совершенно не драконий, будто он только что вскочил с кровати и примчался сюда.

- С вами все в порядке? - первое, что спросил дракон, внимательно глядя на Даррина и его спутника.

- Со мной - да. Эта гадость не успела до меня дотянуться. Меня и Тень спас Айнэл. Он убил эту неживую гадость.  Пострадал ли он сам я не знаю. Нам надо дверь закрыть. Пока ничего больше не вылезло. Там артефакты на пол упали. Мало ли что может произойти, пока мама и папа где-то пропадают?

Целитель только головой покачал, но ругаться не стал. Даррин этому даже обрадовался. Он и сам знал, что поступил неразумно и глупо. Теперь бы он точно так не поступил. От родителей ему, конечно, потом влетит. Но разве они не оставили его одного с совсем незнакомыми существами? Хорошо еще, что Айнэл оказался таким молодцом, а то для них с Тенью эта ночь могла оказаться последней.

- Айнэл, благодарю вас, что присмотрели за малышом. Юные драконы - существа очень бесстрашные и лезут в любые неприятности, почитая, что с ними ничего не случится. Вы подоспели очень во время. С этого дня, в Воларионе вы - друг драконов. О вашем поступке узнают все наши сородичи. Сейчас я приглашу коллег и мы надежно заделаем вход в подвал до тех пор, пока Даррин не сможет разобраться с проблемой. - проговорил Канэ, церемонно наклоняя голову.

+1

65

- Правда, правда, - поспешил заверить малыша Айнэл в надежде умерить его горе, - я не герой, я простой ангел... По крайней мере, был им до недавнего времени.
Радовало то, что поток слез потихоньку иссяк, и маленький Даррин начал осознавать, что опасность миновала, и теперь все в прошлом.
- К счастью, мы не пострадали,- успокоил он старшего дракона и, выслушав до конца, поклонился. - Спасибо за теплые слова, господин Ар Риш. Я не мог поступить иначе и сделал лишь то, чему меня учили, так что моя заслуга невелика. Благодарить надо моих наставников. Больше я ничем помочь не могу, так что позвольте удалиться. Нам обоим надо отдохнуть.
Айнэл еще раз кивнул целителю и повел дракончика вверх по лестнице, мечтая лишь о двух вещах - очищающем омовении и полноценном сне. Наверное, Даррину тоже стоило принять ванну или душ. Как предположил дивный, контакт с родной стихией, помимо свежести и чистоты, должен был принести с собой покой  и умиротворение.
- Даррин, как ты смотришь на то, чтобы искупаться? - спросил он уже на пороге спальни, с удивлением озирая парившие на своих воздушных подушках вазочки с недоеденным мороженым и толстенную книгу, тихо бубнившую что-то на разные голоса. - Мне так точно это необходимо... - добавил он растерянно. Похоже, что Тень времени даром не терял, а иначе откуда здесь появились эти чудеса? Знать бы еще, что теперь с этим делать? Однако вопрос этот не был первостепенным, так что можно было оставить все, как есть, до лучших времен.
Ангел отпустил руку дракончика, предоставив тому возможность решить самому, и направился к ванной.

+1

66

- Нет, ты самый настоящий герой! Они всегда говорят, что ничего особенного не совершили, а на самом деле... - Даррин зевнул.
Его очень вымотала бессонная ночь. Он перенервничал, наколдовался, и кажется, окончательно устал.
Поэтому на предложение Айнэла сходить в душ пробормотал очищающее и потопал к кровати, не обращая никакого внимания на книгу, продолжавшую рассказывать сказки.
Говорила она негромко, и совершенно не мешала дракончику.

- Айнэл, ты когда помоешься подушку бери и приходи ко мне. А то вдруг оно вернется. - попросил Дар.
Спать в одиночестве ему теперь не хотелось. Когда он был помладше он часто убегал к брату или родителям, когда снился плохой сон или просто становилось страшно в темноте. Дар знал, что это самый действенный способ не бояться. пусть теперь он и стал старше, но сегодня оставаться одному ему было страшно. Стоило закрыть глаза, как перед глазами вставал оскаленный череп с горящими глазницами.

Мороженое растаяло в вазочках, смолкли голоса драконов внизу, а дракончик лежал борясь со сном, ожидая Айнэла. Он вздрагивал при каждом шорохе или скрипе половиц. В каждом звуке ему мерещился гадкий скрежет когтей о камень и дракончик вздрагивал под одеялом, стараясь открыть глаза как можно шире. Он все ждал, когда же вернется ангел. Потому что не может же еще и он оставить его одного, как это сделали мама, папа и брат.

+1

67

- Как скажешь, мой господин, - Айнэл едва заметно улыбнулся левым уголком рта, нижняя губа со стороны пореза немного онемела. Выверяя каждый шаг, он прошел в ванную. Еще на лестнице обнаружилось, что ходить в бескрылом облике непривычно и неудобно, центр тяжести все время норовил куда-то сместиться, и приходилось следить за равновесием. 
Ангел скинул одежду и попытался снять черную, испещренную синеватыми узорами перчатку. Увы, попытка не увенчалась успехом. Перчатка словно стала продолжением тела, заместившим кожный покров чем-то, напоминающим на ощупь металл и кость одновременно. Бескрылое отражение в зеркале навеяло очередной приступ тоски - оказалось, что вернуть крылья на место ему тоже не под силу. Похоже, что только Тень обладал способностью трансформировать тело по своему усмотрению.
Преодолевая усталость, Айнэл подошел к зеркалу почти вплотную, чтобы лучше рассмотреть ранку на губе. Продольный порез был невелик, а осколок так мал, что почти неразличим простым глазом. Дивный попробовал его извлечь самостоятельно, но для этого явно не хватило ловкости и чувствительности обоих рук - мешала перчатка. В результате неудачных манипуляций осколок лишь ушел глубже, по крайней мере, язык за него теперь почти не цеплялся. Ангел решил отложить это дело до лучших времен - сейчас главное помыться и добраться до кровати. Почти засыпая, он встал под душ и, зажмурившись, запрокинул лицо.  Каждая стекавшая на пол струйка одна за другой смывала с тела и души скверну этой ночи. Вода немного освежила и придала толику сил, стало легче дышать. И когда дивный наконец-то почувствовал себя очищенным, перекрыл воду, вытер голову, закутался в висевший на вешалке халат и побрел к постели.
Тихое неровное дыхание доносившееся из-под одеяла указывало на то, что Даррину после пережитых треволнений так и не удалось заснуть. Айнэл забрался под край одеяла и обнял малыша, после чего сразу провалился в тяжелый сон. Тень в эту ночь больше не показывался.
Утро уже было в самом разгаре, когда нетерпеливый луч солнца, проскользнувший сквозь неплотно прикрытые занавеси, вполз на кровать, заставляя сонного лишь плотнее смежить веки и заслонить глаза рукой. Под боком сладко сопел Даррин. Рядом что-то тихо и убаюкивающе бубнило. Голова была тяжелая как после похмелья, которое пришлось испытать пару раз в такой далекой прежней жизни. Выбираться из постели не хотелось, и ангел снова задремал.

Отредактировано Айнэл Сулинэ (2018-03-20 16:39:43)

+1

68

Даррин проснулся от того, что его настойчиво звали по имени. Он с трудом заставил себя раскрыть глаза, и приподняв с подушки тяжелую голову, недовольно посмотрел на Варуха, настойчиво будившего его. Зачем? Для чего?
Вчерашняя ночь была слишком беспокойной и теперь дракон никак не мог заставить себя проснуться. Организм требовал сна, спасаясь от пережитого кошмара. Перед мутным взглядом возникли подносы с едой. А Дар все еще никак не мог заставить себя подняться.
- Я не хочу завтракать. Я хочу спать! - сообщил дракончик, пытаясь сфокусировать взгляд на оборотне.
Осторожно, чтоб не задеть Айнэла он сел на кровати так, чтобы не разбудить ангела и протянул руку за румяной булочкой, лежавшей на подносе.

- Хозяин, вы настолько доверяете этому ангелу, чтобы разделить с ним постель? - спросил оборотень немного помявшись.

- Варух, ты с утра всегда такой подозрительный? Вчера Айнэл спас меня и Тень, а Канэ назвал его другом драконов. Так что неважно ангел он или нет. Он - друг. Поэтому к нему надо относиться хорошо.

- Знаю я таких друзей! Сначала в дом, потом в кровать, а потом и в мэрию под ручку. Я его насквозь вижу. - проворчал оборотень.

- А в мэрию то нам зачем? Мы туда не собирались! - удивился Дар, отхлебывая ягодный чай из большой белой чашки с изящным вензелем.

Он посмотрел на Айнэла и задумался: будить или не будить. Айнэл наверняка толком не поел, и теперь голодный, но вчера ангел наверняка устал, сражаясь с чудовищем и хочет спать. Как лучше поступить Дар не знал. Он замер, размышляя, а потом все-таки решился:
- Айнэл, вставай пока завтрак горячий. Если что потом доспишь. - дракончик осторожно потрепал ангела за плечо.

Варух бормоча под нос что-то нелицеприятное про "всяких там крылатых" ушел на кухню. И Дар вздохнул спокойнее. Ему не слишком удобно было спорить со взрослым. Но насчет Айнэла он не мог с ним согласиться. Пусть у него и не получается мороженое, зато его друг смелый и красивый.

+1

69

Третий день

Легкий шум, голоса и запахи вывели ангела из состояния дремы, но он пока так и лежал, прикрыв лицо сгибом руки, не желая шевелиться. И лишь когда слуга высказал очередную порцию своего недовольства, спокойно ответил. - Варух, исходя из последствий ваших вечных опасений, мне, кажется, в вашем роду были предсказатели. Все, что вы тут напророчили, к сожалению, сбывается. Так что в следующий раз хорошо подумайте прежде, чем оглашать ваши мысли, а то мы действительно можем оказаться в мэрии. И тогда вам придется терпеть мое общество вечно! - добавил он, немного повысив голос вдогонку уходящему слуге, и сел на кровати.
В действительности, он ни о чем таком не помышлял. В прежних его планах на жизнь мысль о браке была отнесена к категории неактуальных, и отстояла по времени в далеком будущем, хотя и предполагалось, что в спутницы жизни он выберет себе прекрасную ангелику, которую с радостью примет семья. А сейчас бы с насущными проблемами разобраться и как-то дожить до истечения срока проклятия.
- Спасибо, Даррин, - ответил ангел на предложение юного дракона позавтракать и, перебравшись поближе к подносу, потянулся к ближайшей булочке. - Кажется, я впервые за последнее время чувствую себя голодным.
Надо отдать должное, занимался ли оборотень готовкой сам, или покупал в ближайшей лавке, но выпечка была вкусной - свежей, ароматной, с заварным кремом внутри и густо посыпанной сверху крошкой с точеными орехами, так что пришлось встать, чтобы не намусорить в кровати. И надо было как-то приспосабливаться к новой перчаточной руке, пальцы которой почти утратили тактильную чувствительность и былую ловкость. Все еще держа булочку в правой и  пользуясь тем, что нити проклятия еще не натянулись до предела, Айнэл, обходя воздушные подушки со следами ночного пиршества, прошелся за ближайшим стулом, и перенеся его ближе к кровати, устроился рядом с подносом. Теперь можно было спокойно позавтракать. Сказочная книга, если кому и мешала, то только взрослому, зато дракончик наслушется на всю оставшуюся жизнь.
Поглощая булочки и запивая ягодным чаем, Айнэл задумался. По прикидке, до того момента, когда они снова будут стоять перед выбором - либо близко, либо желание - у них была пара часов. И этим временем лучше распорядиться правильно. Кроме того, как бы ни нравился маленький дракончик взрослому, вероятность возникновения новых непредвиденных ситуаций с неизвестными последствиями в таком состоянии была значительно выше. Можно было, конечно, последовать совету Ар Риша и просто ждать, когда само собой рассосется, но больше рассчитывать на помощь магических сил света не приходилось, и надо было думать о том, как обезопасить обоих. Так и не придя к окончательному решению, Айнэл вернул на поднос опустевшую чашку и вытер руки салфеткой.
- Спасибо. Было вкусно. А теперь надо бы теперь как-то тут прибраться.

+1

70

Дар быстро насытился. И теперь сидел, болтая босыми ногами на кровати, ожидая, когда Айнэл закончит свой завтрак. Он был воспитанным и знал, что покидать стол, пока за ним едят не очень то вежливо. А потом придется идти умываться, причесываться, что дракончик особенно не любил, потому что коварная расческа так и норовила запутаться в длинных светлых прядях.

- А почему если мы окажемся в мэрии Варуху придется терпеть тебя вечно? - полюбопыствовал он, совершенно не представляя себя что же в этой мэрии такого делают? В рабство продают что ли? Да нет, такого быть не может. Ни у одного дракона рабов не было, а значит Варух не раб.

Он было совсем зажегся мыслью разгадать эту интересную задачку, как его взгляд упал на руки ангела и Дар замер с открытым ртом, позабыв задать очередной вопрос. Все остальное разом вылетело у него из головы. Он смотрел на перчатку на руке Айнэла и никак не мог отвести глаза.
- Ай, а что такое у тебя надето? Откуда она? - испуганно спросил он, проигнорировав слова ангела об уборке.
Убираться маленький дракон любил еще меньше, чем расчесываться. Это так скучно и вообще не по драконьи.
Да и до уборки ли тут, когда вокруг такое твориться? Неужели ангел не видит, что перчатка темная? Вокруг нее клубяться завитки тьмы.

- Ай, сними ее, пожалуйста. Ее нельзя носить. Это плохая вещь. - попросил он.

+1

71

На вопрос ребенка о мэрии Айнэл, занятый сбором вазочек из-под и с растаявшим мороженым и перестановкой их на поднос, не мог не улыбнуться, правда, снова одной стороной рта.
- А это лучше при встрече уточни у своего слуги, что он имел ввиду. Может, я его не так понял и погорячился.
Похоже вопрос с воздушными подушками разрешился сам собой. Стоило одну освободить от своей ноши, как она тут же бесследно растаяла. Загрузив весь поднос посудой, ангел потянулся к книге. Видимо, поэтому Даррин обратил внимание на перчатку. Мужчина с удивлением перевел взгляд с латной руки на дракончика и обратно. Ничего такого он не чувствовал, но, возможно, лишь потому, что перчатка была частью его самого?
"Может, я и сам незаметно для себя меняюсь"? - шевельнулась тревожная мысль. - "Хотя куда уж больше, изменения то стали уже постоянным фактором".
- Я тоже хотел бы знать, откуда она, - задумчиво ответил Айнэл. - Когда я пришел в себя и столкнулся с личем, она уже была. Могу только предположить, что это самодеятельность Тени.
Он взялся за книгу и попытался ее закрыть, та подчинилась сторонней воле и смолкла. Ангел защелкнул застежку и отнес ее на стол.
- К сожалению, снять я перчатку не могу, точнее, рад бы, но не знаю как. Она приросла к коже или заменила ее, так что придется потерпеть до появления Тени, и расспрашивать его.
Он вернулся к кровати и легонько потрепал маленького дракончика по волосам правой рукой. - А теперь не кажется ли моему господину, что пора привести себя в порядок, как делают по утрам все достойные драконы?
Айнэл наблюдал за живой мимикой Даррина, понимая, что тому совсем не хочется этим заниматься, но отступать он не собирался, подходя к навязанному судьбой делу со всей ангельской ответственностью.
- "Когда же ты повзрослеешь"? - думал он. - "Похоже, мне просто необходимо попасть в храм Света. И промедление может быть чревато очередными неожиданностями. А в таком состоянии я даже не рискну выйти с тобой из дома".

+1

72

Дар застыл ошарашенно глядя на Айнэла, весь его привычный мир рушился не глазах. Он оказался вовсе не такой, каким день назад еще виделся дракону - добрым и забавным. Как такое могло произойти? Даррину хотелось закричать, позвать маму или отца, но он молчал, закусив губу и никак не мог оторвать взор от злополучной перчатки. Почему-то он сразу понял, что ни родители, ни брат не придут по его первому зову, а значит он должен как-то справиться с этой ситуацией сам. Но как он же совсем маленький и почти ничего толком не может? Вчерашнего урока ему было достаточно. Может он и не был достаточно взрослым, но глупым он не был тоже.

Вчерашний друг, Тень, теперь не казался ему таким уж хорошим и интересным. Как он мог заколдовать ангела, ведь он спас их обоих? Почему он так ужасно поступил с Айнэлом? И где теперь искать помощи?
- Но зачем он так поступил? - спросил Дар дрожащим голосом, в котором явно слышались слезы.
Странно, но глаза его оставались сухими, ему удалось удержаться и не заплакать. Потому что в такой ситуации надо разбираться, а слезы тут не помогут. Была  бы мама - другое дело. Тогда ему бы пришли на помощь тут же, незамедлительно, после первого же всхлипа. И пусть потом папа недовольно качал бы головой, говоря, что такие большие мальчики плакать не должны.

- Мы же друзья? Или нет? - поинтересовался он скорее у себя самого.
И тут же понял: нет, не друзья. Те, с кем он хочет дружить так не поступают! Они никому не причинят вред, без всякой на то причины.

- Мне надо найти Тень! Он должен узнать, что поступил плохо и исправить ошибку. Потому, что если он хочет дружить, то обижать тебя я ему не разрешу! - выпалил дракончик и понесся в коридор.

- Тень! - и тишина в ответ.

- Тень, ты где! - звал он, но никто не откликнулся.

Тогда он набрал воздух в легкие и заорал, что есть мочи:
- Тень!

Жалобно зазвенели оконные стекла. Варух высунул голову из-за двери, но ничего не сказав, вновь скрылся в комнате.
-Тень!

+1

73

Дракончик задавал совсем недетские вопросы, на которые Айнэл и сам бы хотел знать более точные ответы, чем предположения.
- Не знаю, - задумчиво откликнулся он, - наверное, потому что он тоже ребенок. "А дети обычно не просчитывают последствия своих действий". И потому, что он отчасти ифрит. Или наполовину ифрит.
Если бы он сам мог увидеть Тень и поговорить, а не ограничиваться записками, было бы намного проще понять, но увы...
- Даррин! - ангел спохватился когда ребенок, воодушевленный свое идеей нести миру справедливость, самым решительным образом приступил к поискам Тени. - Даррин, стой!
Но куда там, юный дракон уже сорвался с места и вылетел из комнаты в поисках виновника появления перчатки.
- Ты не найдешь Тень сейчас! Он появляется, когда я сплю, - объяснение приглушил громкий хлопок двери. Не оставалось ничего, кроме как кинуться следом. Даррин бегал по дому с призывами. Ангел мчался следом, неловко балансируя, чтобы не налететь на углы. Вид у него, в полураспахнутом халате, едва прикрывавшем грудь и мелькавшие ноги, был не то чтобы пугающим, но двусмысленным точно. Видимо по-этому, высунувший было нос Варух предпочел быстро ретироваться и больше не попадаться на пути ненормальной парочки.
Наконец Айнэл поймал беглеца и подхватил на руки, обнимая правой рукой.
- Хватит кричать, Даррин! Говорю же, так ты Тень не найдешь, - он развернулся и отправился со своей ношей обратно. - Послушай меня, пожалуйста. Тебе придется подождать до ночи, когда я усну. Только тогда Тень появится. Мы с ним делим одно тело. Не спрашивай, почему и как. Сам не знаю. Так что раньше ночи ты мне помочь не сможешь, разве что раньше снова не повзрослеешь.
Ангел внес дракончика в спальню и прямиком отправился в ванную. - Но каким бы ты ни был, маленьким или большим, никто не отменял того, что все разумные существа должны следить за своим внешним видом, хотя бы из уважения к другим. Нехорошо показываться на глаза неумытым, непричесанным и неодетым. Так что, давай все по очереди. сначала приведем себя в порядок, потом будем думать, что делать дальше.
Он ногой отпихнул в угол оскверненную личем одежду, и только после того, опустил дракончика на пол.

+1

74

- Повзрослею? Но я не могу так быстро повзрослеть. А пока я буду расти может случиться что угодно. До совершеннолетия мне еще очень долго. Давай свяжемся с мамой и папой? Они обязательно что-нибудь придумают. Надо только позвать их обратно. Не понимаю, почему они оставили меня не предупредив. Взрослые никогда не говорят всю правду, но они могли сказать, что у них "что-то срочное" и "что-то важное"? Но сейчас у меня тоже "что-то срочное и важное". Что может быть важнее собственного сына? - нахмурился дракончик, стараясь привести лихорадочно скачущие в голове мысли в порядок.

Он не понимал, что сказал ему ангел, просто чувствовал, что тот говорит правду, как бы странно для его ушей она не звучала.
Как можно делить одно тело? И ведь тогда получается, что Тень плохо поступил не только с ангелом, но и с собой тоже?

Дракончик думал обо всем этом пока безропотно мылся, чистил зубы и расчесывался, то и дело путаясь в густой шевелюре.
Помогать себе он не разрешил: маленький он или большой - не важно. Он вполне сам справиться, а Айнэлу и так досталось.
Болтать он, однако, не переставал.
- Но даже если я найду заклинание и вырасту, то знаний то у меня не прибавится! И как тогда? Может быть стоит позвать хотя бы Канэ? Чтоб он помог тебе снять перчатку?

Дару совершенно не хотелось оставлять все так, как есть до вечера. Дракон маленький или большой всегда поступает по-справедливости. Но если у взрослых все смягчают опыт и воспитание, то мелкий рвался напролом. Он не мог оставить все как есть.
- А что надо делать, чтобы расселить вас по разным телам, чтобы никто друг другу не мешал? - спросил он, натягивая на себя чистую рубашку.

- И как убедить Тень вести себя хорошо? - полюбопытствовал Дар, затягивая шнуровку на жилете.

- Знаешь. Я не позволю ему обижать тебя. Потому что ты красивый и героически. - подвел он итог своим размышлениям, поправляя заколку в волосах.

- Может быть пойдем в гости к Канэ и попросим расселить вас с Тенью?- обняв ангела за талию и прижимаясь к нему, выражая таким образом детскую благодарность за вчерашнее спасение и сожаление, что с ангелом все так непросто.

+1

75

Слушая болтовню дракончика и предоставив ему полную самостоятельность в проведении процедур утреннего туалета, ангел в задумчивости занялся своей одеждой. А подумать было над чем. Как доходчиво объяснить ребенку, что с ним произошло так, чтобы не вызвать испуга? Мужчина собрал артефакт-очиститель, переложил на полку очищенную одежду и вновь установил его на штанах и рубашке, что были на нем прошлую ночь, надеясь, что магические кристаллы справятся со скверной, как с обычной грязью. Проверять его действие на подобного рода вещах ранее не приходилось.
- Даррин, я не смогу позвать твоих родителей. Просто потому, что я здесь недавно, и даже не знаю, в каком мире их искать. Варух, наверное, может подсказать. Но дело не в них.
Он уже собирался отвести дракончика в комнату, чтобы самому привести себя в порядок, но не тут то было. В порыве чувств Даррин решил пообниматься. Ангел погладил теплые детские ладошки, и  запахнув покрепче халат, присел на корточки рядом с ребенком, глядя в синие глаза.
- Когда мы познакомились, ты был взрослым драконом, большим, умным и ученым, живущим здесь, в Воларионе, вполне самостоятельно. Это твой дом. И кроме тебя и Варуха тут больше никто не жил.
Чтобы немного отвлечь ребенка от потрясающих разум слов, он поправил белые прядки челки здоровой рукой, чтобы те не лезли малышу в глаза.
- Так что послушай меня внимательно. Вчера днем мы пошли в ту комнату в подвале, где полно всяких артефактов. Я не знаю, что ты там искал, но так случилось, что я потерял равновесие, и часть артефактов попадала на пол. Какой-то из них упал на тебя. И ты стал маленьким, забыв большую часть своего жизненного опыта. Целителя Канэ мы уже видели. Его позвали сразу, он осматривал тебя и сказал, что со временем это пройдет, надо только подождать несколько дней.
На предложение дракончика радикально подойти к решению проблемы Тени Анйэл только вздохнул и улыбнулся уголком рта.
- Не надо нас с Тенью расселять. Не думаю, что это удачная мысль. Это несправедливо, и это будет насилием над другим живым существом. Где мы найдем того, кто добровольно согласился бы навечно отдать свое тело? И потом, никто не может предсказать, что станет со мной и с Тенью после этого. Так что это не выход. Я думаю, мне надо попасть в храм Света, может там что-то смогут подсказать. И ты сможешь отвести меня туда, как только снова станешь взрослым. А пока, пожалуйста, посиди спокойно и подумай. И не надо никуда  бегать. Я хочу помыться, и гоняться за тобой в пене по всему дому будет не самым лучшим делом, на которое мы способны.
Ангел неожиданно подмигнул и, убедившись, что Даррин воспринял слова, как и подобает разумному дракону, по крайней мере, без слез, поднялся на ноги и подвел малыша к дверям ванной.

+1

76

- Я был большим? - и без того большие глаза Дара, от удивления стали огромными.
Слишком много ошеломляющих новостей на него обрушилось разом. И все они были настолько невероятными, что поведай их кто-нибудь другой, он бы не поверил. Но Айнэл был настоящим другом, а настоящие друзья никогда не врут друг другу.
- И что теперь делать? - растеряно спросил дракончик, обнимая ангела за шею в поисках поддержки.
Он совсем не знал как теперь быть. Ведь папа и мама далеко и не придут на помощь.
- Мне обязательно надо вырасти прямо сейчас. Я не хочу, чтобы произошло еще что-то нехорошее. - проговорил он упрямо задирая подбородок.
Дар не слишком хотел становиться взрослым. Он боялся ответственности, которая ляжет на его плечи, боялся неизвестности, боялся, что не сможет вспомнить все то, что забыл в результате несчастного случая. Но он был драконом, а значит был должен защитить и помочь, вернуть все на свои места.
Даррин вздохнул, отпуская шею ангела. И отступил к дверям.
- Не бойся, ничего не случиться. Я умею сидеть тихо и никому не мешать. Я подожду тебя в комнате. - сказал он, выходя за дверь.
Полный решимости сдержать слово он подтащил кресло к окну, забрался на него с ногами и уставился на улицу, где всегда было что-то интересное.
На улице было удивительно тихо. Прошла пара огненных драконов, о чем то оживленно разговаривая, пробежал толстый рыжий кот, и никого не стало.
Смотреть на цветы возле дома Дару надоело достаточно быстро. Они были неинтересные. Шевелились от легко ветерка и все.
Дар вздохнул, усаживаясь в кресле. Он последил за часовыми стрелками, которые замерли и никуда не хотели двигаться. Слез. Пропрыгал на одной ножке от двери и обратно. Потом открыл книгу, которую нашел на столике рядом с кроватью и попробовал читать, но буквы были хоть и знакомыми на первый взгляд, но совершенно не желали складываться в слова.
- Аше наар селим, аше наар одде... - прочел он и закрыл том.
По комнате закружилась легкая золотистая дымка. И тут Дар испугался. Он опять натворил дел.
- Хватит! Хватит! Не хочу быть маленьким! Хочу стать большим и умным, как был раньше. - закричал он и топнул ногой.

+1

77

Прикрыв за дракончиком дверь, Айнэл с завистью посмотрел на ванну. Хотелось просто погрузиться в теплую или даже немного горячую воду, полежать в тишине и, выкинув все мысли из головы, расслабиться хотя бы полчаса. Но зная, что в спальне неугомонный Даррин предоставлен сам себе, был почти уверен, что этого времени ему никто не даст. Поэтому лишь огорченно вздохнув, повесил халат, встал под душ и начал мыться, не очень спешно, но и не растягивая удовольствие. И все же крик дракончика застал его врасплох. Ангел едва успел смыть пену и замотать мокрую голову полотенцем, как тут его накрыло внезапной хотелкой.
- Нееет! Только не сейчас!!!
Он не знал, что было бы, если дверь в ванную была плотно заперта. Услышал бы он желание или нет? Вынужден ли был исполнить то, что не долетело до ушей? Или оно так и осталось не обязательным к исполнению? Хотя и в этом случае, желание не было адресовано непосредственно ему, но было выплеснуто с таким эмоциональным накалом, что на мгновение ангел просто оторопел.
В голове еще успела промелькнуть мысль, что подобное неподготовленное желание обязательно надо проигнорировать, что в таком виде оно наверняка приведет к неожиданным последствиям, как руки вышли из под контроля, и ладони хлопнулись друг о друга. Сорвав с вешалки халат, Айнэл в спешке еще никак не мог попасть в рукава, так что выскочил из ванной, на бегу подвязываясь поясом.
- Даррин?!
И тут  взору его предстала дивная картина. Дракон, да, вроде бы такой же взрослый, каким был прежде, и похоже оглушенный превращением, стоял и моргал глазами, в то время, как соткавшаяся из воздуха разноцветная, с золотистыми блестками, лента обвилась вокруг его шеи и завязалась пышным бантом.
- Дракон подарочный. Одна штука, - прошелестело откуда-то, вроде бы из раскрытой на на прикроватном столике книги. - Получите, распишитесь.
Теперь мужчина испугался вдвойне. Мало того, что водный превратился неизвестно с какими последствиями, так еще и лента могла удавить.
- Даррин?! - Айнэл подскочил к дракону и помахал перед его носом ладонью, проверяя реакцию.
- Ты помнишь, как тебя зовут? Как мое имя? Какой сегодня день? Что было  вчера? - он торопливо сыпал вопросами, пока руки ухватились за бант в поиске концов ленты, чтобы поскорее развязать.

Отредактировано Айнэл Сулинэ (2018-03-30 09:55:06)

+1

78

Даррин закашлялся, видимо, золотистый дым попал ему в нос. Дальнейшее он помнил весьма смутно. Голова закружилась, в ушах зашумело, перед глазами заплясали разноцветные круги, и на какое-то время он потерялся в пространстве, разве что чудом умудрившись не грохнуться на пол.
Дракон услыхал, как кто-то окликает его по имени. Словно издалека, раздался мелодичный голос, прекраснее которого ему не доводилось слыхать. Журчание горного ручья, звон колокольчика, пение дивных лесных птиц - все это было в том чарующем голосе, звавшем его.

Дар дернулся и потряс головой, отгоняя головокружение. Это помогло. Он увидел прелестное создание, которое стояло перед ним и махало перед носом рукой задавая странные вопросы.
- Меня зовут Даррин Фатар. Тебя... - дракон замолчал, пытаясь вспомнить имя красавца, глядевшего на него с неподдельным волнением: - Айнэл?

Как он мог забыть имя своего очаровательного гостя? Даже странно. Даррин улыбнулся, глядя на манящие розовые губы.
- День я не припомню. Помню только, что вчера мы уронили с полки артефакты... Айнэл? Ты разделишь со мной небо? Ты выйдешь за меня замуж?- задал он самый волнующий его вопрос.
Ведь просто невозможно отпустить от себя такую красоту, такое дивное совершенство!
И только тут заметил, что выглядит совершенно неподобающе для подобного предложения.

+1

79

На лице ангела сначала отразилась радость - как же, ведь Даррин почти все помнил, вроде бы. Но чем дальше он слушал, тем больше вытягивалось его лицо, а последние слова просто ввели в ступор.  Айнэл замер, так и не отпустив злосчастного банта на шее дракона, ошеломленно глядя в синие глаза. Предложение казалось бредом. Разве может существо в здравом уме делать такое судьбоносное предложение тому, о чьем существовании даже не подозревал еще несколько дней назад? Он не знал обычаи драконов, но у ангелов так принято не было. Сначала проскочила отчаянная мысль, что все происходящее результат его неудачного исполнения желания. Оставалось позже, в спокойной обстановке проанализировать собственные чувства, не приплел ли он или Тень желаемое к действительному и не воплотил ли каким-то  образом в реальность. Однако Айнэл вспомнил про слова, донесшиеся со стороны раскрытой на столике книги. Это навело на мысль, что, возможно, наложилось еще какое-то колдовство. Все это промелькнуло в светлой голове, за какой-то миг, но надо было найти нужные слова, чтобы не обидеть дракона, успевшего стать едва ли не самым важным существом в жизни, своим недоверием.
- Даррин... - белый от смущения, как эрувианский фарфор, мужчина, запустил палец под ленту, ненароком проверяя натяжение, и только убедившись, что она была достаточно свободной и не душила, продолжил, - полагаю, это не самая удачная мысль в таком виде и в такое время.
Стоило ли снять ленту, или оставить как есть? Может, колдовство как раз в ней и заключалось? Раз концы ленты он так и не нашел, оставалось только ее разрезать. А если потом станет еще хуже?
- Я согласен с тем, что ты мой самый большой подарок, - наконец признался он, - и мне не терпится его распечатать...
Даже не подозревая о двусмысленности сказанного, ангел смутился снова. - Но давай трезво глянем в лицо реальности.
Он взял дракона под локоть и повел к зеркалам ванной. - Ты зачарован, а я проклят. Я не знаю, могу ли снять с тебя подарочную ленту без плохих последствий, так что давай, пока решим более насущные вопросы. - С этими словами он подал дракону свободный халат. - Что написано в той книге на столе? Ты читал ее?

+1

80

- Прошу прощения. - смутился дракон делая шаг назад.
Расползшиеся по шву детские вещи, разумеется, были совсем не тем, в чем стоило делать предложение. Дар утянул с кровати простыню и замотался в нее, чувствуя себя при этом полным идиотом.
Надо же было так опростоволоситься!

Следующая фраза заставила дракона бросить на ангела недоуменный взгляд. Даррина никогда не привлекала принимающая позиция. Он все-таки дракон и если и был готов уступить кому-то, то разве что другому дракону более древнему и мудрому.

То что Айнэл претендует на верзнюю позицию оказалось для него сюрпризом и несколько остудило пыл.
В ванной он с благодарностью закутался в поданный ангелом халат и не без облегчения перевел тему на книгу.
- На столе, если мне не изменяет память лежал древний манускрипт из моего мира с заклинаниями для семейного использования, начиная от бытовых и заканчивая призванным разнообразить супружескую жизнь. Только вот не припомю что именно я имел глупость читать вслух. - рассеянно проговорил он,  не в силах отвести взгляд от такого очаровательного и восхитительного гостя.

Может быть удастся уговорить Айнела пересмотреть свои желания?
- Знаешь, я тоже не против распечатать свой подарок. - прошептал он, нежно отведя рукой светлую прядь соскользнувшую на лицо ангела.

+1

81

Пока Айнэл вел дракона в ванную, полотенце на голове размоталось и начало сползать, так что пришлось его просто снять и перекинуть через плечо, позволив влажным волосам рассыпаться в полном беспорядке. Все было слишком необычно и волнительно. Перемещение дало возможность немного успокоиться и убедить себя в том, что сказанное Даррином недавно всего лишь последствия неудачной волшбы.
- Ах, вот оно что! - воскликнул он, окончательно уверовав в свое предположение, когда дракон сказал, что за книга была на столе, и с радостью ухватился за такое понятное объяснение.
- Это легко проверить. Скорее всего, книга будет раскрыта на той же странице, с которой читалось заклинание... - под волнующим взглядом Даррина голос ангела звучал все тише и растеряннее, пока совсем не сошел на нет. "... для разнообразия супружеской жизни, к примеру. Оооой! Верните все обратно!"
- Ну... Да... подарки положено распечатывать... Хотя бы из уважения... - Айнэл, как завороженный, сам уже не понимал, что лепетал, чувствуя, что тонет в синем омуте мерцающих глаз. Полный какого-то скрытого смысла жест дракона, коснувшийся непослушной пряди, отозвался непонятным и волнующим ощущением дежавю, хотя он мог поклясться, что никто, кроме близких родственников никогда не касался его волос. Это было... В том сне, когда он заснул с книгой о драконах, которая стала причиной научного интереса к этой восхитительной расе. Тогда он был не в силах противится притяжению, не смог устоять, готовый раствориться, забыть обо всем, ради восторга... А сейчас, сделав шаг назад на слабеющих ногах в поиске опоры или поддержки, уперся спиной в прохладное зеркало.
- Даррин... - пролепетал севшим голосом ангел и облизнул внезапно пересохшие губы, скользнув языком по так и не затянувшейся ранке. Хотелось так много сказать, но мысли все глупо и предательски разбежались, оставалось лишь ждать чего-то надвигавшегося, пугающего и восхитительного одновременно.

Отредактировано Айнэл Сулинэ (2018-04-01 23:28:54)

+1

82

Это было как наваждение. Дар услышал, как ангел зовет его по имени и все... Самоконтроль отшлифованный годами, отполированный воспитанием в миг полетел в бездну. Это было что-то сильнее голоса разума, сильнее осторожности, сильнее здравого смысла. Что-то, что как лавина смела все на своем пути, накрыв с головой, лишив возможности сопротивляться.
Если бы Даррин мог здраво рассуждать в тот момент, он никогда бы не совершил ничего подобного.
Они были слишком разные, они принадлежали народам, разделенным долгой историей взаимной вражды, они были слишком недолго знакомы, они...
Но разве это имело значение в тот момент, когда дракон сгреб в охапку такого же оглушенного непонятным внезапным чувством Айнэла и на секунду утонув в шальных, потемневших от желания глазах, впился в такие желанные губы поцелуем.

Дар на секунду ощутил жжение вокруг шеи, но отвлечься смог только тогда, когда поранил язык обо что-то острое.
Это было так неожиданно, что он дернулся и оторвался от невероятно сладких и желанных губ.
Даррин смотрел на острый осколок, вокруг которого клубилась мгла, весьма характерная для запретной магии, и никак не мог понять откуда тот взялся.

- Айнэл, что это? - хрипло спросил он, в голове уже прикидывая, как побыстрее от него избавиться и вернуться к прерванному поцелую.

+1

83

За какой-то миг до соприкосновения губ в голове ангела промелькнула шальная мысль о том, что даже лича целовать было не так страшно. По крайней мере, тогда он твердо стоял на ногах и просто знал, что должен делать. Ничего личного. А сейчас не было ни сил, ни собственной воли, его подхватило и понесло бурным течением в неведомое, как на порогах кидая из одной крайности в другую. В голове помутилось, словно накрыло волной и потянуло на дно, в ушах зашумело от перебивающей друг друга спутанной разноголосицы, перед внутренним взором с умопомрачительной скоростью замелькали неясные обрывочные картинки.
Вкрадчивый, нежный голос туманного нечто в облаке из такой же эфемерной ткани: "Так упоительно и сладостно... Томно... жарко. Обними крепче"... сменился соблазняющим нашептыванием: "Любить. Отдаться безоглядно. Нагло. Бесстыдно. Сладострастно"...
Но его тут же перебил чей-то чуждый и мерзкий голос, пробравший до мозга костей: "Холодно. Темно... Опасно. Такие, как он, убивали твоих соплеменников в других мирах. И до твоего мира доберутся. Он враг"!
Упрямый крик собственной тени: "Ничего не знаю! Даррин не такой"! заглох при появлении рядом с драконом туманного облика лича, который теперь командовал жутким голосом: "Враг! Убить! Душить. Давить, вдавить безобразный бант в шею глубоко, до сладостного хруста хрящей. Насладись агонией"!
Промелькнула корявая надпись на тетрадном листе "Глюпый Айнэл!"  и в голове забился перепуганный детский крик: "Стой, не делай этого! Любить"!
"Я, да, я буду любить. Так лучше"... Ангел успел сунуть руки за спину, подальше от соблазна, и прижать их своим весом к зеркалу.
"Но это чары! Всего лишь чары! Мы оба жертвы"...
И словно издалека пробился хриплый, но знакомый голос. И этот голос, прорвавшийся через раздиравшую сознание многоголосицу, требовал ответа. - Айнэл, что это?
Потревоженный осколок черного хрусталя пульсировал вместе с ударами сердца, которое готово было выпрыгнуть из груди. В ушах гудело.
- Это? - ангел сжал виски ладонями и непонимающе моргнул, пытаясь сосредоточиться и понять, о чем речь. - А... Это - осколок крестража. Того лича из подвала. Я не уберегся и после не смог его вытащить.

+1

84

Отрываться от дивного создания не хотелось ни на секунду. Когда рядом находилось такое чудо с опухшими от поцелуев губами вернуться к реальности удалось далеко не сразу. Но с такими вещами, как осколок запретной магии шутки плохи. С усилием отстранившись от Айнэла, дракон прикрыл глаза, досчитав про себя до десяти, чтоб хоть как-то прийти в себя.
Дар хотел пошутить, что ангела нельзя ни на минуту оставить без присмотра, потому как он обязательно угодит в какую-нибудь историю, но вовремя осекся. Он вспомнил, как Айнэл стоял между ним маленьким и голодным личем. Шутка вышла бы грубой, да и звучала скорее бы как неблагодарность.
- Кажется, что у нас девиз: ни дня без приключений. - улыбнулся он Айнелу.
Осторожно зажав в ладони все, что осталось от мерзкой твари он провел глазами по комнате, отыскивая более-менее подходящий сосуд для осколка.
По-хорошему эту дрянь следовало сразу же уничтожить, но сейчас он был вовсе не в том состоянии, чтобы творить сложное волшебство.
На глаза попался пузырек из-под травяной настойки, и Дар бросил в склянку осколок. Потом приладил на место крышку и закупорил так, чтоб прилегала как можно плотнее. Потом тонкой струей огня нанес запечатывающие руны.
Теперь эта гадость на какое-то время была совершенно безопасна. Вечером он обязательно уничтожит ее.
- Ты в порядке? - с беспокойством спросил дракон, заметивший как побледнел Айнэл.
Ангел сжимал руками виски и явно испытывал боль.

+1

85

Ангел сначала даже не осознал, что его избавили от чуждого элемента таким странным способом, лишь с недоумением затуманенным взглядом наблюдал за странными манипуляциями Даррина. И хотя внутренние голоса смолкли, но голова кружилась, и ноги никак не хотели служить верную службу, так что прекратив борьбу с самим собой, Айнэл сполз спиной по зеркалу и уселся на полу, надеясь, здесь уж его не подстерегут очередные неожиданности. И действительно стало легче. Он прижался затылком к приятно холодящему стеклу и уже более осмысленно посмотрел на дракона.
- Извини. Я немного посижу, а то голова закружилась. Ничего страшного, мне уже получше, - поторопился он успокоить Даррина. Чтобы не быть голословным, пернатый все же прислушался к себе. Освободившийся от постороннего предмета порез на губе набух капелькой крови, и ангел слизнул ее, ощущая солоноватый металлический привкус. Повторная поверка языком убедила в том, что ранка быстро затягивается, а  это был добрый знак. Прошло каких-то полминуты, как зрение потихоньку начало проясняться, а вместе с ним и обстановка ванной вернулась на свои законные места.
- Да, кажется, я уже в порядке, - как можно более убедительно заверил дракона Айнэл, и поймав его руку, поднялся на ноги. Он не знал, как себе объяснить то, что случилось. Возможно, всему виной этот злосчастный осколок и подарочный бант на шее Даррина. С одной стороны, хотел развеять все сомнения и найти успокоение в том, что они оба стали жертвами чар, с другой - страстно желал, чтобы.. Чтобы это было не в последний раз. Только без всяких голосов и внутренней борьбы.
- Даррин, сними это, - ангел прикоснулся к шее Даррина, поддев пальцем искристую ленту. - Он мне не нравится... И если после этого захочешь меня поцеловать снова, я... - он запнулся, растерявшись в поиске подходящего слова.
"Буду рад? Я согласен? Я не знаю, как буду реагировать? Давай проверим? Свет мой! Что я несу!!!"
- Я постараюсь быть хорошим учеником... - выпалил он, следующее, что пришло в голову.- О, нет! Извини. В голову все время лезут какие-то глупости. Просто я не умею этим заниматься, - добавил он тихо, совсем смутившись.

+1

86

Даррину совершенно не нравилось, как выглядел ангел - белый, как полотно, на ногах не стоит. С одной стороны не удивительно: в нем, светлом, кусок темного артефакта оказался, а с другой  - с умением Айнела находить неприятности, это могло быть и что-то еще. По-хорошему, стоило уложить его в кровать и позвать врача.
Дракон уселся рядом с Айнэлом, поморщившись от холода, исходящего от пола.

- Может быть тебя отнести на кровать? Полежишь, отдохнешь. - спросил он, с тревогой глядя на ангела.
Желание поутихло, вытесненное беспокойством о здоровье светлого. Не зверь же он на существо в таком состоянии бросаться.
Вот когда Айнэл придет в себя и Дар убедится, что с ним все в порядке...
Он поднялся и машинально протянул руку, чтобы помочь Айнэлу встать. В то, что светлому стало лучше он не слишком то поверил. С ангела вполне сталось бы соврать насчет своего самочувствия, лишь бы не причинять другим беспокойства.

- Снять что? - удивленно спросил он.
И только тогда, когда Ай прикоснулся к его шее он не без удивления обнаружил там ленту, завязанную пошлым бантиком.
- Хотел бы я знать: откуда на мне это фейное великолепие. А насчет поцелуя - ловлю на слове. И учиться тебе не надо. У тебя все прекрасно получается. - проговорил он, пытаясь развязать ткань, дернув за кончик.
Сам бы он точно такое не повязал. Но сколько дракон не пытался, не тянул за блестящие концы - ничего не выходило.
- Да чтож такое! - с досадой проговорил он.
Отчего то ему ужасно не хотелось, чтобы прекрасный ангел видел его с такой нелепостью на шее, и поэтому дергал все сильнее. И в тот момент, когда он дернул со всей силы лента вспыхнула и другой ее конец удлинившись обвился точно таким же бантом на шее Айнэла.

- Кажется, я был прав насчет того, что ни дня у нас не проходит без приключений. - вздохнул Дар, вынужденный подойти к ангелу поближе.

+1

87

- Ты же сам сказал, что перед превращением читал что-то из книги около кровати, - ответил Айнэл на вопрос, радуясь про себя, что в голове прояснилось, и вернулась способность трезво мыслить. Он смотрел на то, как Даррин пробовал избавиться от фривольного украшения на шее, помня, что сам ранее в этом не достиг успеха. Очевидно, все это было следствием наложенных заклинанием чар, развеять которые можно было лишь одним способом, если нет иной возможности разрушить заклинание. И действительно, попытка дракона снять подарочный бант не только не увенчалась успехом, но теперь они оба оказались связаны одной лентой и выглядели достаточно нелепо для существ, не связанных интимными отношениями. Видимо, без ножа или ножниц все-таки не обойтись, и то не факт, что это поможет. Ангел все еще раздумывал над тем заклинанием,что, по словам Даррина предшествовало появлению ленты, и простая логика подсказывала дальнейший ход развития событий. Что ж, раз оба связаны этими бантами, то по крайней мере, теперь они на равных. Оставалось либо бороться с заклинанием, либо постараться и в этой ситуации увидеть что-то позитивное. Больше всего ангел опасался появления в голове вновь тех смущающих и пробуждающих негодные страсти голосов. Кроме одного, который внушал любить. Но почему этот голос принадлежал Тени? Что этим хотела сказать темная часть его сущности и чего добивалась? Айнэл и так, не кривя душой, и в трезвой памяти мог признаться себе, что любит дракона. Как нечто особенное, единственную и неповторимую сущность мироздания, о которой будет помнить всю свою бесконечную жизнь даже в самом отдаленном уголке Великого древа миров. Но хочет ли он чего-то еще  большего? Тут ангел не мог найти ответа. Поцелуи Даррина разбудили нечто, доселе неизведанное, однако тут крылатый не мог дать себе отчета в том, были ли это его собственные чувства, или навеянные нынешними обстоятельствами и давним сном, однако воспоминания о сладостном и будоражащем соприкосновении губ приводили в восторженный трепет.
- Да, почему-то так получается, - он развел руками, пытаясь разглядеть в синих глазах ответы на мучивший его вопрос. Но, увы, все та же логика подсказывала, что получить его он сможет только пройдя и через это испытание тоже. - И похоже, это единственное приключение с момента нашего знакомства, которое мне начинает нравиться.
Не отводя взгляда, Айнэл закинул руку за шею дракона и притянул к себе, чувствуя, как забилось сердце в приступе странной сладостной тоски и снова начали путаться мысли, уступая место жгучему желанию еще раз ощутить нежную настойчивость губ Даррина на своих.
- Поцелуй меня, Дар... - выдохнул он.

Отредактировано Айнэл Сулинэ (2018-04-19 10:45:35)

+1

88

- Никогда не слышал о рунах, действующих так. Придется смотреть, что именно я читал. Но ты прав: это единственное приключение, последствия которого мне нравятся. - улыбнулся дракон.
Он не понимал что именно происходит сейчас, откуда взялась лента, Даррин понимал только одно: то, что сейчас происходит между ним и Айнэлом - нечто особенное. Вряд ли существует такое заклятье, чтобы внушить дракону чувства насильно. Хотя бы в силу того, что его народ подобного просто не потерпел бы и с легкостью расправился и с изобретателем, и с подобной магией. И конечно не внес бы подобное в книгу рунических заклинаний.
Ну а раз так, то чувства к ангелу были его собственными. Может быть магия подстегнула или усилила их, но навязать уж точно не могла.

Выкинув из головы все лишние рассуждения, Дар обнял ангела и накрыл его губы своими. Иногда размышления, логические построения, и прочие глупости становятся совершенно ненужными. Тогда, когда рядом дивное прекрасное существо, не понимающее толком, насколько оно может быть желанным. И вовсе не потому, что подействовала какая-то магия.
Увлеченный поцелуем Даррин не обратил внимание на легкое жжение там, где его шею украшал бант. Удары сердца заглушили прочий шум.

Оторваться от сладких губ Айнэла его заставил вопль Варуха:
- Позавчера потоп, вчера мертвяк, а сейчас они феерверки в комнате пускать вздумали! Хозяин, мы раззоримся на ремонтах! Этож куда годится^ потолок черный, ковер тлеет. Бывалоча у меня из глаз от страсти искры летели, но я никогда не позволял себе поджигать ими ковер!

Отредактировано Даррин Фатар (2018-04-20 03:34:49)

+1

89

Сейчас, когда голоса больше не мешали, Айнэл по-новому переживал все те чувства и ощущения, что пробуждали поцелуи дракона. Легкие, нежные, горячие и настойчивые, они манили в какую-то неизведанную светло-искристую, как связавшая их лента, и захватывающе радостную даль, где было место только двоим...
Внезапный вопль слуги взорвал хрустальный дворец мечты, заставив вернуться в этот мир с тем ощущением, словно он снова свергнулся с высоты, да, еще с каким-то странным зудом в шее.
Не разнимая объятий, ангел потянул Даррина из ванной и замер на пороге, с недоумением глядя на то, во что превратилась спальня. Черные пятна копоти на потолке, едкий дымок, поднимавшийся от тлеющих дыр на ковре затянул комнату и начал печь и драть горло так, что дивный тут же закашлялся и прослезился.
- Говорил же, что эту гадость надо снять! - протирая глаза, раздосадованно воскликнул он, когда смог продохнуть.
Действительно, сколько можно топить, рушить и жечь этот гостеприимный дом? Тут же никакого терпения не хватит! Пожалуй, ангел и не припомнил бы в своей жизни такого случая, который довел бы его до подобного негодования. Впрочем, сейчас ему было не до воспоминаний. Что-то темное сердито заворочалось и всколыхнулось в глубине. Глаза потемнели, ногти на правой руке удлинились и посинели. И это нечто, жаждавшее обрести свободу, словно ангельское тело вдруг стало западней, гневно рванулось, выплескиваясь наружу в резком приказе. - Варух! Принеси нож или ножницы!
Испугавшись собственной вспышки, ангел все же взял себя в руки и  добавил уже мягче. - Пожалуйста. 
Ногти и глаза снова стали прежними. Только сейчас крылатый заметил, что в приказе уже не было необходимости - спутавшей двоих ленты больше не существовало. Остался лишь легкий розовый след  на шее дракона, который таял прямо на глазах, и собственная тоже была свободна.
- Хотя, уже не надо! - все же крикнул Айнэл во след оборотню и виновато посмотрел на водного.
- Даррин, может пожелаешь, чтобы все в комнате стало как прежде? Варух ведь прав, так недолго весь дом развалить. И знаешь, мне нужна твоя помощь. Думаю, мне надо попасть в Храм света. Очень надо. Что-то пошло не так.

Отредактировано Айнэл Сулинэ (2018-04-20 18:46:54)

+1

90

Спальня выглядела так, словно в ней только что состоялась битва джиннов с фениксами. Все вокруг или обгорело или прокоптилось. Дар вздохнул. Он привык к обстановке своей спальни и менять ее в ближайшее время не планировал. До сего нерадостного момента. Дракон протянул руку, втягивая в себя искры с тлеющего ковра. Спасать было нечего, но едкого дыма, заполнившего комнату стало меньше.
Он бы расстроился несколько сильнее, но в объятьях ангела неприятность воспринималась как-то не так остро. Ничего сверхъестественного не произошло. Может быть в домах других народов так никогда не бывает, а у драконов, в тот момент, когда молодой дракончик осваивает стихию огня такое случается.

- Не успели. - развел руками дракон, внимательно глядя на Айнэла: ему показалось или ангел действительно вышел из себя.
Чего уж тут отпираться, когда голова совсем другим занята. Разумеется, он был виноват. Не предусмотрел, не подумал, не почувствовал. Даррин совершал ошибку за ошибкой, и такое приключалось с ним впервые. Обычно, он не допускал таких ситуации, когда каждая мелочь могла обернуться неприятностями.

- Для начала, я предлагаю успокоиться. - тихо произнес Дар, видя, как ифрит рвется наружу:- Давай переоденемся и сходим в твой храм. Может быть там нам смогут помочь? Ситуация слишком необычная, но может хоть кто-то с ней уже сталкивался?
Он осторожно отстранился от Айнэла, и вышел из комнаты себя в порядок и переодеться. Все-таки ходить в банном халате по улице было как-то несолидно.
Дар улыбнулся, представляя себе лица жрецов, приди они к ним в том виде, в котом вышли из ванной.
Неплохо, конечно было бы узнать еще что это было за заклятье и какие у него последствия. Но это могло подождать, потому как никакого негативного воздействия на себя Даррин не ощущал, а вот с Айнэлом явно было что-то не так.

- Я готов. - сообщил он, три минуты спустя, появляясь в дверях.

Отредактировано Даррин Фатар (2018-04-23 22:06:40)

+1


Вы здесь » Volarion - Город зеркал » Драконья площадь » Дом Даррина Фатара


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC